Внук колдуньи

Откуда появился Васька в деревне, Лиза точно не знала. Сначала слышала разговор мамы и бабушки, что Васька сын бандита, того прибили, а мать родная кинула его к бабке, потому что не нужен. Потом слышала, как бабы в магазине говорили, что Васька в один день без родителей остался, поэтому его и привезли жить к бабке.

 

 

В общем, точных сведений не было ни у кого, ну, может быть всего у пары человек, но они не распространялись на эту тему.

Спросить у самой бабки не представлялось возможным, потому что бабкой Васьки была та самая Мироновна, мимо дома которой все на цыпочках ходили. А все потому, что Мироновна это была не просто бабкой, а Бабкой с большой буквы. Все в деревне знали, что если кто-то заболел сильно, то бежать нужно со всех ног к Мироновне. Врачи не помогут, а она поможет. Ну, и если дорогу Мироновне перешел, то все, или переезжай, или молись.

Лиза, когда подросла немного, все допытывалась у бабки своей:

-Бабуль, а расскажи, кто перешел дорогу-то, что с ними было?

Бабка на секунду задумывалась, потом сердито говорила:

-Ой, иди уже делом каким займись, вон, смородина вся осыпается, а ты тут ерунду спрашиваешь!

В конце концов, Лиза поняла: или Мироновне никто дорогу не переходил, а у деревенских просто от страха глаза велики, или… Или все это не больше, чем фантазии.

Но, все равно, не узнать ничего, и жить спокойно, было совершенно не правилах Лизы. Мать, забирая ее в конце августа из деревни, всегда вздыхала:

-Господи, снова тебя отучать от всех этих деревенских замашек…

Лизе было немного обидно. Ей казалось, что в деревне-то как раз, все правдивые, добрые, и вообще правильные. Вот взять, к примеру, их классную руководительницу Аллу Евгеньевну. Лиза с самого первого класса считала, что их учительница святая. Она смотрела на нее, открыв рот, и честно, думала, что учителя настолько волшебные люди, что даже в туалет не ходят.

А однажды они с папой были в детском парке. Там же была и Алла Евгеньевна. Видимо со своим сыном. Лиза не сразу узнала в орущей на ребенка женщине своего кумира. Мальчик перепачкал мороженым платье, в которое учительница была одета. И теперь она такими словами на него кричала, что Лизе даже плохо стало. А еще сопровождала эти свои слова тычками.

Когда Алла Евгеньевна пришла на урок и завела речь о том, что нужно быть честным и справедливым к тем, кто слабее тебя, тема такая была, то Лиза просто встала и вышла из класса. В школу вызвали родителей, в кабинет к директору пригласили и саму Лизу. Там-то она и объяснила свою позицию. Алла Евгеньевна побелела, когда Лиза без запинки выдавала слова, которыми она ребенка называла. Мама чуть в обморок не упала, а папа… Папа старательно прятал усмешку.

Алла Евгеньевна осталась у них преподавать. С Лизой пришлось говорить папе, и объяснять, что учителя тоже люди, и у них могут быть проблемы с настроением. Конечно, Лиза сделала вид, что все поняла, но с трудом дождалась конца учебного года. В следующем году они все переходили в старшие классы, и поэтому общение с Аллой Евгеньевной, сводилось к нулю.

Первым, кого она увидела, выйдя на улицу после сытной бабушкиной встречи, был Васька. Он заметно вытянулся, даже, как будто возмужал. Лиза прикинула, сколько же ему лет… Бабушка говорила, что он на три года ее старше. Получается, что ему 13 или 14… Ну, где-то так. Конечно, он уже взрослый, но и Лиза вообще-то, тоже в старшие классы пошла.

Она вышла с независимым видом и направилась к речке. Уже два лета ей было можно ходить на речку одной. Как ни странно, но Васька был уже там.

-Как водичка?

Он с интересом посмотрел на нее:

-А ты что, купаться собралась?

-Собралась, а что, нельзя?

Васька смутился.

-Почему нельзя, можно. Просто, я думал, что такие городские в простых речках не купаются, боятся растаять.

Лиза хмыкнула и прыгнула в воду. То ли вода оказалась холоднее, чем она думала, то ли она забыла за зиму, как это-плавать, но девочка почувствовала, что дыхание перехватило и ее охватывает паника…

-Не бойся, я поддержу. Ну…

Она открыла глаза, и перестала беспорядочно хлопать руками по воде.

-Вот, успокойся, ты чего? Тут же мелко…

И Лиза поплыла. Тело вспоминало, как это нужно делать, но большую уверенность придавал темноволосый мальчик, который плыл рядом.

Потом они лежали на траве и хохотали.

-А я смотрю, у тебя глаза стеклянными стали, ну, думаю, все. Сейчас тонуть начнешь!

Лиза смеялась в ответ:

-А я же и собиралась. Никак не могла вспомнить, что нужно делать.

Возвращались они с речки вдвоем, и уже довольно поздно, потому что у калитки Лизу ждала мать.

-Кто это с тобой был?

-Это Вася…

-Вася? Не знаю такого. А он чей?

-Мама, ну раз ты не знаешь, тебе это зачем? Главное, что я его знаю.

Мать нахмурилась, а как вошла в дом, сразу задала бабушке вопрос:

-Мам, что за кавалер у нашей Лизки? Василием зовут.

Бабка уронила тарелку:

-Лизка, я тебе еще когда говорила, чтоб не смела с Васькой водиться!

Лиза уселась на диван и с интересом посмотрела на бабушку:

-Потому что у него бабка колдунья?

Отец Лизы, который внедрял в производство современные технологии, как-то болезненно скривился, пытаясь сдержать смех, а бабка уперла руки в бока.

-А ты что думаешь, это все шуточки? Он, не так давно, у дачников мальчик при смерти был, считай! Они сюда приехали, чтоб ему легче было, воздух и все такое… Все доктора руками разводили, а тут Мироновна за него взялась. Ой, говорят, и костерила родителей его, на чем свет стоит. И через месяц он уже бегал со сбитыми коленками с деревенскими мальчишками. Что скажешь, не чудо?

Лиза кивнула, уплетая блины

-Чудо, конечно, бабуль. Только тогда вообще непонятно, почему ты недовольна. Выходит, что Мироновна очень хороший и добрый человек!

Анастасия Семеновна растерянно посмотрела на дочь, потом на зятя, но, решила не сдаваться.

-Ладно, не хотела я тебя пугать, но раз ты не хочешь старших слушать. Вот Васькины родители… Папка-то его мать в могилу свел. Говорили, что колотил, как сидорову козу. А Мироновна на похороны в город съездила, одно только слово наедине зятю шепнула, и все… Сгинул зять! Никакая милиция найти не смогла. А ведь он не простым человеком был, бандитом!

Бабушка подняла вверх указательный палец. А Лиза, воспользовавшись тем, что в доме наступила тишина, спросила:

-Бабуль, а вот ты откуда знаешь, что она там что-то шепнула, если это было наедине. И бандитам у нас что, удостоверения выдают? Приходит человек, достает удостоверение и говорит-я бандит?

Отец Лизы не выдержал. Сколько мог, столько держался. А тут не выдержал. Согнулся пополам от смеха, а Анастасия Семеновна на него укоризненно посмотрела.

-Ну, что ты ржешь? Потом поздно думать будет! Вот помните мое слово. Или вы ей запрещаете общаться с этим Васькой, или снимаю с себя всякую ответственность!

Лиза понимала, что она девочка послушная, и если родители сейчас что-то скажут, то придется послушаться, а это испорченный отдых, поэтому поспешила сказать:

-Мои родители знают, что я разумный человек, и просто так, без причины, запрещать мне общаться с людьми не будут.

Отец быстро вышел на улицу, боялся, что теща его чем-нибудь огреет, если он еще раз рассмеётся. Мать вздохнула:

-Мама, мы, конечно, тоже переживаем, но запрещать ей общаться с Василием глупо. Они же здесь в деревне все, как братья и сестры, и как это будет выглядеть? Я очень надеюсь, что наша девочка достаточно взрослая, чтобы разобраться самой, хороший этот Василий, или нет.

Лиза отправила в рот еще один блин, быстро чмокнула маму и бабушку и выскочила на улицу. Отец сидел на крыльце.

-Ну, что, егоза, всех умыла?

-Папа, но это же несправедливо.

-Да понимаю я. Но, очень тебя попрошу, будь внимательна, и, пожалуйста, не зли бабушку. Ты же знаешь, что у нас с мамой большой проект, а бабуля может в любой момент приказать-приезжайте.

-Хорошо, пап… Я буду очень внимательна.

Утром родители уехали, а Лиза, быстро перекусив, отправилась на улицу. Нужно было встретиться со всеми, к кем она здесь виделась только летом. В общем, дел не переделать.

С Василием они виделись каждый день, а к середине лета почти и не расставались. Только спать домой и ходили. Он научил ее находить места, где бралась самая крупная рыба, научил идти туда, где была самая большая и крупная ягода в лесу. А еще они много купались, а потом, лежа на берегу, мечтали.

-Вот я, когда стану совсем взрослым, буду богатым бизнесменом.

Лиза рассмеялась:

-Вася, ну нет такой профессии-бизнесмен. Ты же должен выбрать какое-то направление, ну, торговлю, или производство.. В общем, чем будешь заниматься, и тогда ты там можешь стать бизнесменом.

Вася тоже улыбался:

-Нет, я точно буду бизнесменом, а уж каким, потом решу. А ты кем хочешь стать.

Лиза посерьезнела.

-Я очень хочу стать детским доктором. Знаешь, таким, самым лучшим. Самым… Чтобы меня пригласили работать в самую лучшую больницу, где операции стоят бешеных денег. А я бы согласилась, но, чтобы мне разрешили проводить и бесплатные для тех, кто не может заплатить.

Василий удивленно посмотрел на нее:

-У тебя намного серьезнее мечты, чем у меня.

-Знаешь, у нас в школе не так давно умер мальчик. Родители не успели набрать нужную сумму на операцию. Я его почти не знала, пару раз всего видела, но это так страшно.

Василий улыбнулся:

-Знаешь, а я буду таким бизнесменом, который будет помогать детям и оплачивать им операции.

Лиза рассмеялась:

-Вот и отлично, буду знать, к кому обращаться.

Вечером за ужином бабушка ворчала:

-Приедут родители твои, со свету меня сживут. Исхудала вся, только глазищи и остались.

-Бабулечка, зато я вверх очень быстро расту.

Анастасия Семеновна вздохнула.

-Думаешь, что за это меня похвалят?, Это же теперь всю одежду нужно новую покупать. Вот не знаю, то ли не кормить тебя, чтобы вверх больше не тянулась, то ли, наоборот, кормить, чтоб хоть немного мяса наросло…

Лиза рассмеялась:

-А нельзя оставить все, как есть?

Бабушка махнула рукой.

-Беги уж. Васька вон, пятый круг вокруг дома на велике накручивает.

Лиза с удивлением посмотрела на улицу. Странно, они же уже расстались, до завтра, почему он снова здесь?

Она быстро накинула куртку и вышла на улицу. Васька лихо затормозил.

-Лиз, я предупредить тебя…

-Что случилось?

-Папка мой объявился. Отсидел свое… Ну, и увидеться со мной хочет, сюда едет. А я его видеть не хочу. Я в сторожку лесную на пару дней уйду. А ты не скучай.

-Я с тобой!

Вася строго на нее посмотрел:

-Не говори глупости. Сиди дома, я, как узнаю, что он уехал, сразу вернусь.

-А как ты узнаешь?

-Ты не переживай, я узнаю. Ну, все, пока!

Вася только скрылся за поворотом, как на небе что-то грохнуло, и на землю хлынули потоки воды. Лиза стояла под дождем и понимала, что теперь ей тут совсем не интересно.

На следующий день все уже знали, что приехал отец Васи, и что бабка на порог его не пустила. Бабушка все крестилась и причитывала:

-Истинный уголовник!

А Лиза с тоской думала-поскорее бы этот уголовник уехал, а то без Васи совсем скучно.

Прошло три дня. Отец Василия вроде бы уехал, а вот сам Василий не появлялся. Тогда Лиза решилась и пошла к Мироновне.

Старуха встретила ее неласково.

-Что надо?

Лизе было очень страшно, но она взяла себя в руки:

-Скажите, пожалуйста, а когда Вася вернется?

Старая женщина смотрела на нее долго, потом произнесла:

-Как вернется, так и вернется. Рано, видимо, ему еще.

-Как вы так можете говорить? А вдруг он заболел? Лежит там, в лесу один, и помочь ему некому.

Старуха даже палкой по земле стукнула:

-Вернется, я сказала, а ты не вздумай ничего делать…

Но Лиза уже знала, что она пойдет в ту самую сторожку, Василий ей показывал ее один раз.

Она развернулась, чтобы уйти, но старуха ловко поймала ее за руку.

-Стай… Не вздумай к Ваське в лес! Сгубишь ты его! И меня заодно!

Но Лиза вырвала руку и припустила к дому бегом.

Бабушке она написала записку, чтоб та не переживала, она будет с Васей. Собрала кое-какой еды, и двинулась к лесу.

Лиза не знала, что так получится. Она заблудилась буквально через два часа. Потом ей казалось, что все, она нашла тропинку, но на небе стало темнеть, и тропинка снова потерялась. Стало так страшно, что Лиза заплакала. И, когда надежды уже не было, она увидела сторожку.

-Вася! Вася!

Он был внутри. Лежал на каком-то топчане и его била лихорадка. Лиза осмотрелась. Нашла огарок свечи, растопила сложенную прямо на земле чугунку или печку, девочка не разбиралась. Выскочила наружу, сразу увидела малинник, наломала и листьев и ягод… Всю ночь она просидела возле Васи. Поила его чаем, прикладывала на лоб смоченную тряпку. Как только небо посветлело, Вася открыл глаза:

-Лизка, ты откуда?

Лиза, у которой стучало в висках, вяло ответила:

-Оттуда…

И тихо сползла на пол. То ли устала сильно, то ли тоже заболела….

Их нашли к вечеру. Теперь уже Василий пытался поить ее отваром малины, прикладывал холодную тряпку…

Первым на полянку выскочил отец Лизы, он сразу учуял дымок, кинулся к избушке:

-Отошел от нее! Быстро!

Тут же появились другие люди, Василия оттащили в сторону, не дав ему и слова сказать. Лизу, на самодельных носилках понесли в деревню.

Она очнулась через день… Рядом сидела мама, бабушка.

-Ну, слава богу, с возвращением…

-Мама, бабушка, что случилось?

-Что-что… Чуть не сгинула. Если бы не Мироновна… Она травки принесла, и слава богу, помогло тебе. Какая-то лихорадка болотная, не иначе.

-А Вася? Где Вася? Он тоже болел…

Мать и бабка переглянулись и промолчали.

-Мама?

Женщина вздохнула.

-Понимаешь, дочка… Так получилось… Мы испугались очень. И искали же тебя и люди из органов, и из опеки приезжали, и из соседних деревень…

-И?

-В общем… Васю в приют забирают. Забирают его у бабки, потому что она не может его воспитывать.

Лиза села.

-Как? Из-за меня? Мама, нужно что-то делать! Слышишь? Вася не сделал ничего плохого.

Она вскочила и пошатываясь пошла на улицу. Мать следом:

-Лиза, вернись! Мы понимаем… Но тогда у нас представляешь, что в голове было? Мы теперь ничего не можем поменять…

Во дворе сидел отец. Он только коротко глянул на Лизу, подставил ей руку, и они пошли к дому Мироновны…

Лиза издалека увидела, что возле дома разворачивается драма. Стояла машина. Несколько людей в форме, сама Мироновна. Старушка плакала… Нет, она рыдала, с каким-то страшным подвыванием, а Василия держали в машине, не давая ему выйти.

-Вася!

Он увидел ее, улыбнулся:

-Не плачь, Лизка… Мы с тобой обязательно увидимся…

Дверь захлопнулась, и машина тронулась. Мироновна упала на землю, и уже с земли прохрипела, глядя на Лизу:

-Будь ты проклята! Ты и вся твоя семья!…

***

-Ты проклята… Проклята…

Лиза резко села в постели.

-Господи, когда все это уже закончится?

Она прошла на кухню, выпила воды, посмотрела в темное окно. На улице лето. В этом году оно какое-то нерадостное. Вот уже больше месяца нет дождей. Растительность больше напоминает измученные веники, чем кусты и траву.

Лиза присела на стул, и глаза ее затуманились. Сегодня она собиралась ехать в деревню. Будет 20 лет, как не стало бабушки. Она прожила ровно год после того, как Ваську увезли. Умерла в тоже самое число. Она помнит, как мать сказала:

-Ой, не к добру это… Это все проклятье Мироновны действует.

Папа тогда возразил:

-Да ну, ты взрослый, современный человек, а в такую ерунду веришь…

Ровно через год, в этот самый день, папа неудачно поскользнулся в ванной, и упал спиной на край ванны. Было несколько операций, мама таскала его почти на руках. Когда всякая надежда уже была потеряна, позвонили из какой-то клиники и сказали, что готовы взяться за лечение. Лизе тогда было 15.

Мама и папа погибли мгновенно. Именно в тот день, когда Мироновна прокляла их, только несколько лет спустя. На мокрой, после дождя дороге, их машину подрезал какой-то идиот, и мама, видимо, не смогла удержать ее.

Лиза чуть не умерла. Тетя Валя, сестра папы, которая забрала ее, приходила к ней вечерами и подолгу говорила:

-Лиза, девочка моя… В жизни случается всякое… Ты пойми одно, как бы плохо тебе не было, но твоя жизнь продолжается. Хочешь ты этого или нет. Я знаю точно, и ты это знаешь тоже, что ни мама, ни папа, ни, тем более, бабушка, не хотели бы, чтобы скатилась в учебе, чтобы ты стала добровольным затворником дома… Подумай над моими словами. Человек ничего не может изменить, кроме своего отношения к жизни.

Лиза услышала ее только спустя три месяца. Разозлилась. Все это не больше, чем совпадения. Ну, вот так… Страшно, больно… Но она, Лиза, добьется в этой жизни всего! Чтобы маме и папе, и уж тем более, бабушке, не было стыдно на небесах…

У Лизы не было ни подруг, ни друзей. Она сразу пресекала все попытки с ней подружиться в новой школе. И вообще, ей было некогда. Она училась. Училась так, что учителя даже переживали за нее.

-Лиза, ты что, решила постичь все науки разом? Ты ходишь на все курсы, участвуешь во всех олимпиадах. На это требуется слишком много сил…

Лиза поднимала голову, смотрела на классную руководительницу спокойно отвечала:

-Разве это плохо или запрещено?

А про себя думала-такая вся добренькая, а сама, наверное, дома тоже орет на детей, на мужа, а может быть и бьет даже… Сразу вспоминалась Алла Евгеньевна.

Лиза выбрала университет, о котором несколько лет назад даже и не думала. Никогда не любила цифры, экономику, бизнес. Наверное, именно поэтому и решила пойти туда. Тетя Валя вздыхала:

-Лизочка, девочка моя, ну зачем ты мучаешь себя? Ты же всегда хотела стать доктором.

-Нет, тетя Валя… Не всегда, а только в той жизни…

-Ну, зачем ты так… Ты же знаешь, как я люблю тебя. Ты у меня совсем одна на этом свете.

-Я знаю, тетя Валя. И это плохо. Нельзя любить людей, нельзя привязываться к ним, потому что потом, когда их теряешь, очень больно. Очень…

У тети Вали не было детей. Да и замужем она никогда не была. Поэтому все, что она говорила племяннице, было самой настоящей правдой. Тетка прекрасно слышала, как Лиза плакала ночами. Раньше… Теперь же она не плакала, только стонала иногда во сне.

Лизе было уже 20, и она открыла свое первое дело, пусть небольшое, но довольно прибыльное, когда тяжело заболела тетя. Девушка с ума сходила. Она предлагала врачам любые деньги, но они только разводили руками. Слишком поздно, слишком…

Тебя умерла жарким летним днем. И Лиза могла не смотреть на календарь, она и так знала, какое число. Проклятое 28 июля…

Каждый год, в один и тот же день, Лиза объезжала кладбища. Первое время, конечно, тетка ее с собой не брала к бабке на могилку. Да Лиза, особо и не рвалась туда. А потом, как тетки не стало, она поехала в деревню. Сразу, после похорон и поехала. И не на бабушкину могилку, а к Мироновне. Понимала, что той, скорее всего, и на свете-то нет, но остановиться не могла.

Дом Мироновны стоял как-то боком. Только, подойдя поближе, Лиза поняла, что он не просто скособочился от старости, а сильно погорел.

-Лиза, ты что ли?

Рядом остановилась пожилая женщина. Лиза понимала, что знает ее, но вспомнить не смогла.

-Я, здравствуйте. Скажите, а где Мироновна?

-Ох, вспомнила… Померла она давно. Правда, так необычно. В июле сушь стояла страшная, ни дождинки. А тут ночью гроза страшная, гроза такая, какой за сто лет не было. И уже почти закончилось все, а самом конце как полыхнет, так прямо в ее дом.

Оказывается, Мироновна померла, как раз в тот день, и в тот год, когда погибли родители Лизы.

Девушка спросила, как найти могилу Мироновны на кладбище, поблагодарила и пошла… Долго стояла над заросшей могилкой, а потом расплакалась:

-Что же я сделала такого страшно, что ты и из могилы моих родных забираешь? Мы не хотели, чтобы так получилось, чтобы Васю забрали…

Конечно, никакого ответа не последовало, и девушка пошла назад…

Скоро Лизе исполнится 31. У нее есть очень много денег, две машины, куча самых разных поклонников, только вот… Нет у нее счастья, и не будет. Потому что Лиза знает точно-счастья нет. Нужно брать от жизни все, все, что только можно, и как можно быстрее. Потому что, завтра может и не быть.

Она вернулась после поездки разбитая, и решила, что даже заезжать на работу не будет. Справятся там и без нее. Зря она что ли такие зарплаты платит? Тем более, все подчиненные знали, если какой-то косяк, то Лиза и разбираться не будет, сразу за порог. На фирме ее не иначе, как ведьмой, не называли. Но Лизе было совершенно плевать. Ей вообще было плевать на все.

Утром она вошла в офис и поняла, что что-то не так. Что именно, она пока не понимала. Лиза коротко кивнула подчиненным, вошла в свой кабинет. Тут же вызвала к себе секретаршу:

-Здравствуй, Соня.

-Доброе утро, Елизавета Игоревна.

Девушка вытянулась по стойке смирно, и Лиза впервые подумала о том, что, наверное, немного перегибает палку. Хотя… Какая разница…

-Ну, рассказывай, Соня, что нового?

Девушка удивленно посмотрела на нее и произнесла:

-Ничего, все идет по плану, все работают…

Лиза подозрительно посмотрела на нее.

-Вот мне кажется, что ты мне чего-то недоговариваешь. И ты прекрасно знаешь, что я не ошибаюсь.

Соня опустила глаза.

-Извините, пожалуйста, Елизавета Игоревна, я скажу девочкам, чтобы они потише…

-Потише? Соня, я не понимаю, ты хочешь остаться без работы?

-Нет…

Соня еще ниже опустила голову.

-Тогда я слушаю.

-Меня просили ничего не говорить вам…

-Соня!

Девушка заплакала.

-Пожалуйста, не ругайтесь. Хотите, увольняйте меня. Нам осталось собрать всего половину! Девочки останутся потом, они все отработают! Все время!

Лиза опешила. Она ожидала всего, чего угодно, но только не такой истерики.

-А ну сядь!

Девушка вздрогнула и присела на стул. Лиза поставила перед ней стакан воды.

-Выпей, и объясни толком, что происходит у меня на фирме! Ты же понимаешь, я сейчас остановлю работу и устрою допрос с пристрастием!

Соня икнула и тихо заговорила.

-Понимаете, у нашего бухгалтера… В общем, от нее год назад муж ушел. Потом подал на раздел квартиры, в общем, оставил ее и сына ни с чем. Но, она не унывала. Работала, жила. Пашка у нее хороший, всегда помогал. А потом у него стала голова болеть. Ну, Светлана Григорьевна думала, что он так из-за отца переживает. Дальше хуже… Она положила его на обследование. А у него в голове… Мальчику нужна операция. Доктор согласился его прооперировать бесплатно, мы все к нему ходили… Он очень хороший, но, лекарства, которые нужно принимать потом… Они страшно дорогие. И у нас их нет. А колоть нужно сразу. Вот, мы сделали группу. Неделю деньги собирали, и сами скидывались. Операция на завтра назначена, а мы еще не набрали всю сумму.

Лиза молча смотрела на Соню, потом спросила:

-Почему Светлана Григорьевна не пришла ко мне?

Соня удивленно посмотрела на нее:

-К вам? Зачем? Она и так боится, что вы, когда узнаете о ее проблемах, сразу ее уволите.

Лиза встала:

-Можешь идти.

Соня моментально покинула кабинет. А Лиза подошла к окну.

-Ну, что… Елизавета Игоревна? Все так, как вы и хотели. У вас нет никого, за кого вы могли бы переживать, и все окружающие считают вас бессердечной дрянью. Браво! План по ненависти выполнен…

Через минуту она схватила пальто, и пошла в бухгалтерию. Как только она открыла дверь, все бухгалтера встали. Лиза грустно усмехнулась:

-Вольно.

Нашла глазами Светлану Григорьевну. Та держалась. Только глаза красные.

-Светлана Григорьевна, одевайтесь. Вам нужно поехать со мной.

Женщина молча взяла куртку и пошла за начальницей. Коллеги проводили ее сочувственными взглядами. Одна из женщин не выдержала:

-Света, если тебя уволят, помни, мы с тобой…

Лиза резко обернулась, но так и не смогла понять, кто это говорил.

-Черте что… Совсем разболтались. Ну, ничего. Я вернусь, и устрою вам тут разбор полетов.

Они подошли к машине Лизы.

-Садитесь.

Светлана все также молча села. Лиза завела машину:

-Адрес больницы.

Женщина посмотрела на нее недоуменным взглядом.

-Что?

-Адрес больницы, где будут оперировать вашего сына.

Еще минута тишины. Лиза уже хотела повторить вопрос, но Светлана ответила:

-Первомайская 17.

Они молча доехали до больницы. Лиза с удивлением рассматривала новое здание. Когда это успели такую больницу построить? Что-то она совсем отстала от жизни города.

-Ну, пойдемте.

Светлана Григорьевна вышла из машины и направилась к дверям. Лиза следом. Она сразу направилась к стойке, за которой сидели две девушки.

-Здравствуйте, я хотела бы оплатить лечение Павла Разумовского…

Сзади послышался какой-то вздох, и тут же одна из девушек бросилась туда. Лиза тоже обернулась, и едва успела подхватить Светлану, которая падала на пол…

Минут через пятнадцать, когда Светлана пришла в себя, плакала и все пыталась поцеловать руки Лизы, они все услышали громкий мужской голос:

-Ну, покажите мне этого благодетеля! Я хочу пожать ему руку.

Лиза медленно, как робот выпрямилась, и стала медленно поворачиваться. К ним шел здоровенный мужчина, за два метра точно. Лиза со своими 174 смотрелась Дюймовочкой рядом с ним. У мужчины была черная, широкая борода, и вообще, он больше походил на кузнеца, чем на доктора, да еще и детского хирурга.

-Вася…

Доктор споткнулся и остановился.

-Нет… Этого не может быть. Лизка!

Лиза тут же взлетела вверх на его огромных ручищах.

-Лиза! Лиза! Какое счастье, что ты жива! Я же даже боялся искать тебя! Я все знаю, знаю, что бабушка, что родители… Я готов был убить свою бабку, но она раньше умерла. Лиза! Господи!

Он, наконец, поставил ее на пол. Лиза глупо улыбалась, глядя на него.

-Вася… Как же так? Это же я собиралась стать доктором, а ты бизнесменом.

Мужчина весело пожал плечами:

-Подумаешь, перепутали немного. Главное, что есть и то, и другое… Значит, это ты тот самый меценат…

-Точно. Ты же обещал оплачивать операции, но теперь, похоже, мне придется.

Вся внимательно посмотрел на нее, потом взял ее правую руку, посмотрел на безымянный палец. Лизе показалось, что он облегчённо вздохнул.

-Лиза, у меня операция, а потом еще одна. Нам нужно обязательно встретиться! Слышишь, обязательно!

Он то обнимал ее, то тормошил, а Лиза все так же глупо улыбалась.

Она вытащила листок, написала адрес и сказала:

-Ты можешь прийти в любое время, я буду очень ждать тебя…

Вообще Лиза поражалась женской способности передавать и узнавать новости, даже ничего не делая. Когда они со Светланой вошли в офис, весь персонал выстроился в проходе и просто аплодировал ей. Лиза нахмурилась. Совершенно не понимала, как к этому относиться.

-Вы работать собираетесь? Или все хотите быть уволенными?

Она сказала это, как можно сердитее. К ней тут же подлетела Соня. Звонко чмокнула ее в щеку:

-Собираемся, Елизавета Игоревна!

Тут же рассмеялась и унеслась. Лиза только головой покачала-совсем разболтались!

Вася не пришел вечером. Лиза просидела за накрытым столом почти два часа, в итоге, не стала ничего убирать, просто пошла спать.

Но, только легла, как в дверь позвонили. Она посмотрела на часы. Почти 12 ночи. На пороге стоял Вася. Глаза усталые-усталые.

-Тут гостей еще принимают?

-Проходи, тебя принимают.

Он прошел, сел на диван. Потянул ее за руку.

-Лиза, мне так много нужно тебе сказать, но я так чертовски устал, что просто боюсь запутаться. Давай немного посидим так?

Лиза кивнула, а он со всей дури прижал ее к себе. Как ни странно, ей было очень удобно. Минут через 15 руки Васи отяжелели. Лиза поняла, что он уснул… Что он там говорил, две операции у него?

Она хотела встать, чтобы положить ему подушку и укрыть пледом, но Вася тут же сомкнул руки, и не открывая глаз, прошептал:

-Все, больше тебя никуда не отпущу…

А Лиза, в принципе, и не была против. Он удобно устроилась в кольце его рук и закрыла глаза….

Автор Ирина Мер

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.36MB | MySQL:49 | 0,354sec