Ведьма . Любовь на спор. Собачья жизнь. Часть 2

Начало

-Ну что, Николай, я свое слово сдержал, теперь твой черед уговор выполнять. Когда мотоцикл мой мне прикатишь?

-А хоть сейчас забирай. Гнилая твоя душонка. Слово ты свое сдержал? А как же ты после всего этого людЯм в глаза смотреть станешь? Как от Марии откажешься? Она ить к тебе со всей душой, а ты, эх, Мишка, какой же ты мужик после этого?

-Ну, такой же, как и ты. Машку пожалел? А не ты ли мне предложил её оприходовать? Не с твоей ли подачи спор наш завязался? Ты меня не стыди, к совести не взывай. А то, что Машка влюбилась, как кошка, так в чем там моя вина? Не слюбилось у меня, душа к ей не лежит, силком жить не могу со страшилищем, зачем же мне себя неволить? С меня взятки гладки, вот буду теперь на мотоцикле по деревне ездить, так и вовсе любая баба со мной хоть на край света пойдет.

-Да что с тобой говорить, когда у тебя весь ум пониже пояса хранится, в голове не задерживается? Эх ты, Мишка.

***

Не мотоцикл, конечно, Но тоже очень интересный транспорт)))

Мария устало села на лавку, вытирая подолом фартука непрошенные, горькие слезы. Разговор с Клавой у дверей сельпо никак не выходил у нее из головы. Неужели и правда Мишка на нее поспорил? Неужели все это не в серьез, а ради Колькиного мотоцикла? Нет, быть этого не может, врет все Клавка, из зависти и злости Мишку оговорила. Не мог он так поступить, не мог. Не совсем же он пропащщий, да и разве тело может так врать?

 

Мария слабо улыбнулась, и краска стыда залила её лицо. вспомнила Маша сладкие ночи, проведенные вместе. А Клавка сказала, что врал он все, и Машкой брезгует. Да неужто так бывает, чтобы брезговать, а в кровать вместе?

***

-Ой, Машка, ты никак красивше стала, или мне мерещится? Влюбилась, блаженная? -Мария хотела молча пройти мимо, но вредная Клава перегородила ей дорогу и рассмеялась в лицо.

-Ты думаешь, что он с тобой, страшилищей жить станет?

-А тебе -то что, Клава? Станет, не станет, твой какой интерес?

-А такой, что поспорил Мишка с Николаем, что ты с ним будешь, и если Мишка выиграет, то Колька ему свой мотоцикл отдаст. А мне Мишка сказал, что меня сразу в район повезет на технике своей, и жить мы вместе с ним будем.

-Врешь ты все, Клава, из зависти и злости на Мишку наговариваешь, не мог он так поступить! Он мне сказал, что любит меня.

-Ой, любит! Ты в зеркало -то давно смотрелась? Да кто на тебя позарится-то, блаженная? Да Мишке рядом с тобой стоять противно, а ты , дуреха, и поверила.

Маша, что есть силы бросилась бежать к дому Мишки. Вот сейчас увидит его, он улыбнется, и скажет , что брешут люди, и все у них будет хорошо.

Дома Мишки не оказалось. Странно, он же обедать домой ходит. Маша сидела на лавке и не могла успокоиться. Выглянув в окно, Мария увидела Мишку, который закатывал мотоцикл в ограду.

***

А что, Миша, правда-ли люди говорят, или брешут, будто бы ты на меня с Николаем поспорил на мотоцикл? -Мишка стоял, низко склонив голову, от былого азарта и бесстрашия не осталось и следа. Ну надо-же, маленькая, хрупкая, а голосина-то какой! Им бы скалы ломать, голосом этим! И к шраму уже привык, нисколько она, Машка, и не страшная, особенно когда улыбается. Никак, и правда, ведьма она, Машка- то, приворожила его, однако. Слукавил Мишка перед мужиками, да и Клавке наврал, что противна ему Машка, силком в койку идет, брезгует. Нисколько той брезгливости не осталось, так, бахвалился, хотел, чтобы уважали его мужики, да и мотоцикл хотелось получить, он у Кольки ой какой ладный да хороший. А давеча, когда с Колькой говорили, уже поймал Мишка себя на мысли, что и мотоцикл ему вроде и не нужен- ездить-то один шут не умеет на нем Мишка, так на кой он ему- в сарае стоять? А Машка вот она, стоит, смотрит сурово, взглядом аж до костей пробирает, того и гляди, загорится от взгляда этого. Эх, хорошая баба, оказывается, эта Машка. И хозяйственная, и добрая, и ласковая.

-Маша, да ты не так поняла, брешут все они, брешут. Это я по первости, пока с тобой не был, так с дурости-то и поспорил, а потом и спорить уже не хотел, все как -то само получилось, случайно.

-Значит, все-таки спорил. Все правда, да, Миша? Как же ты мог? А мотоцикл-то чего на себе прикатил? Садись, ехай скорее, Клавка ждет тебя давно.

-А вот сяду и поеду! Тоже мне, барыня сыскалась! Ты поглянь, какая обиженная! Ну поспорил, и что? Да ты на себя-то погляди! Радуйся, что хоть я в споре на тебя позарился, а то отродясь бабского счастья не испытала бы. Я тебе ничего не обещал, сама себе придумала, сама поверила. У меня таких , как ты, знашь сколь было? А сколь еще будет на моём веку-не сосчитать, и любая в рот мне глядеть будет, да все хотелки выполнять, слова поперек не скажет.

Поигрался, значит, и в кусты? Грязь из хаты твоей я вывезла, тебя отогрела, ублажила, приголубила, теперь, стало быть, не я нужна тебе стала? Думаешь, что кто-то дал тебе право так с людьми поступать? Смотри, Мишка, все мы под богом ходим, будет и тебе суд и земной, и небесный! Кобелем ты знатным всю жизнь был,

ни одной юбки не пропускал, ни молодой, ни старой, а теперь все, откобелился, считай. Остаток жизни своей будешь жить , как пёс. Ничего кроме лая и ругани не будет у тебя больше, один в четырех стенах сидеть будешь, конуру свою охранять, и в доме тошно тебе будет, а далеко отойти не сможешь! Ты из хаты надолго не уйдешь, а дети твои и родня зайти надолго не смогут, не место в будке собачьей хорошим людям, ой не место…

-А ты не пугай меня, Машка, пуганый я, уж сколь я вашего бабского нытья в своей жизни слыхивал, а не боялся, и сейчас не забоюсь! Глянь-ка, ведьма нашлась! Не верю я в эту ерунду твою, потрепала языком, и будя, шагай-ка ты до хаты своей, недосуг мне с тобой болтать!

Проходя мимо Мишки, Мария легонько стукнула его ладонью по причинному месту, и, зло сплюнув Мишке под ноги громко сказала:

-Жил, как кобель, доживать будешь как пёс смердячий. В будку твою никто не войдет, и ты уйти не сможешь. Будешь сидеть, да вспоминать всех баб, которые слёзы по тебе лили, этим и жить будешь, новых-то баб не будет у тебя, не сможешь уже.

***

-Мишенька, ну что, избавился от зазнобы своей? Когда на мотоцикле меня прокатишь?

-Отстань, Клавка, чего привязалась, как банный лист? Что за надобность мне тебя катать? На ногах проходишь, чай, не маленькая.

-Ты что лаешь, как собака?

-Я тебе сейчас полаю, ишь ты, разговорилась! Иди, куда шла!

Клава обиженно отвернулась от Мишки и пошла в сторону дома. Мишка растерянно провожал женщину взглядом и никак не мог понять, что на него нашло? С чего вдруг накричал на Клаву?

-Клава, подожди! Ну не беги ты так! Ну прости, прости меня. Прокачу, обязательно прокачу. Вот только налажу технику, и поедем в город с тобой, а ты сегодня вечерком в гости заглядывай, посидим, поговорим.

-Хорошо, Миша, обязательно зайду.

***

-Миш, ну не получилось, с кем не бывает? Ты не расстраивайся, в другой раз обязательно получится.

-В другой раз? Да у меня сроду осечек в этом деле не было!

-Может перенервничал? Ты успокойся, выпей стопочку, может и отпустит, да заработает там все:- Клава игриво придвинулась к Мишке и хотела его поцеловать, но мужчина резко подскочил и закричал!

-Пошла вон отсюда, ведьма! Все вы бабы одинаковые! Вот что ты ко мне привязалась? Ничего я не хочу, ни стопочку, ни тебя! Топай к себе домой, я спать буду.

-Совсем ополоумел? У тебя не получается, а меня виноватишь? Сам меня в гости звал, а теперь выгоняешь?

***

Машка, ведьма, признавайся, что ты со мной сделала? Ни к одной бабе душа не лежит, тело не шевелится! Ору, как чумной, ажно голос сорвал! А ну, верни все, как было, иначе я тебе… Или сама ко мне вернись. Тошно мне, Машка, ой, тошно…

-А я, Мишенька, ничего с тобой не делала. сущность твою собачью наружу вытащила, вот ты и лаешся теперь. Не могу назад ничего вернуть, покуда ты сам свои ошибки не признаешь, да к людЯм по человечьи относиться не начнешь. Как сам человеком станешь, так все на место и вернется, без моей помощи, я тут бессильна тебе помогать, ежели ты с рождения собакой был.

***

-Мишка-то, Мишка! Ты знашь, чё он учудил-то? К ему ить сын с невестой в гости приехал, сколь лет с парнишкой не виделся, сам ить сынка в гости зазывал, оне и приехали, так этот охальник старый к невестке ночью полез, да хорошо, сын проснулся, перелаились, как собаки, Мишка молодых прямо ночью и выгнал из хаты. А парнишка-то и сказал, что ни он, ни младшой брат порог дома этого никогда не переступят, не нужен, мол, им такой отец!

-От ить Машка, от ить ведьма! Ты поглянь-ка, чё натворила! Такой мужик был, Мишка-то, а ить прокляла она его, и жисть у мужика под откос пошла.

-А Машка -то каким боком виноватая оказалась? Я тебе так скажу, Мишка с молоду проходимцем был, так чего ему в старости хорошим сделаться?

-Так ты не знашь ничё что-ли? Она ить, Машка-то, наколдовала на Мишку, чтобы у его с бабами не ладилось, вот от того и беды все. Мужик, он ить злобиться начинат, когда с бабами не получатся! Он ить не старый еще, а не в могуте уже.

-Да дура ты, Дарьюшка, дура и есть. Не виноватая Машка, вот те крест, не виноватая! Сколь баб -то Мишка опробовал, вот и вышла сила у его мужская, а злымский он всегда был.

-Ну не знаю, не знаю. Люди -то что зря болтать не станут! Говорят же, прокляла она его, когда уходила из его избы! Катерина вон, сказывала, что припала Машка на карачки возле ворот, морду задрала, носом водит, точно собака, а потом каааак завоет! Да волчком закрутится вокруг дома-то, да кричит, а слова-то ненашенские, точно ведьмин язык!

-Ты, Дашенька, еще скажи, что ногу Машка задрала, как псина, да ворота осрамила! Брешет твоя Катерина! Я сама, лично видала, как Машка уходила из Мишкиной хатки с узелком своим, гордо шла, голову вверху держала, вперед смотрела.

-Вот бесстыдница-то, бессовестная! Осрамилась на весь район, и хоть бы хны!

-А ей-то что стыдиться? Это Мишка- подлец! Да, что уж теперь говорить, сколь лет -то прошло.

-А про Машку- то не слыхала, нашлась-ли?

-Ой, Дашка, недосуг мне с тобой лясы точить. Как же не слыхала, слыхала. Бабы наши её в соседнем районе видали, живехонька, здорова. Мальчонка с ей махонький был, лет семи, можа поболе, да мужичишка, неказистый такой, тоже страшненький. Говорят, нашла наша Мария свое счастье, пусть и не красивое, но однако настоящее. Нюрка-то, мать её названная, всегда говорила, что с лица воды не пить, вот и не пьют, а живут ладно.

-Ну не знаю, не знаю, она же ночью приснится, и подушкой не отпугнёшь, а парнишка-то, парнишка, он-то хоть ладный?

-А чего ему не ладному быть? Машка-то не от рождения некрасива, беда приключилась, испортилась, а так, можа и покрасивше тебя будет. Ты вот и лицом ладная, а душа гнилая, все сплетни знашь, всех судишь. Иди, Дашка, дел дома- не в проворот.

 

***

Как только Мария поняла, что под сердцем носит дитя, засобиралась в дорогу. Не хотелось ей, чтобы пошли новые сплетни да пересуды, еще и прежние не утихли. Ничего не держало женщину в этой деревне, только холмик, где похоронена Нюрка, да домик старый, покосившийся.

Под покровом ночи замкнула Мария хатку свою, да пошла в путь-дорогу. Долго шла, придирчиво осматривая каждую деревушку, пока не нашла ту, где душа её стала спокойной и радостной.

Пришла женщина к председателю, да рассказала ему все, как на духу. Толи люди раньше были добрее, толи времена просто другие были, а можа и просто пожалел председатель калеку, только и работу ей дал на ферме, и хатку на окраине выделил.

Работала Мария исправно, до самых родов. Не было тогда таких отпусков, как нынче. Родился сын- ну вылитый Мишка, а улыбка Машкина. Не ребенок- чисто ангелок! Не было у Машки нянюшек, не с кем мальца было оставлять, так она его с собой на работу и таскала, положит, бывало, его в ясли, так все бабы толпой ходят к ему, все тетёшкаются, потешаются с им.

Второй год шел мальцу, на своих ногах уж бегал, когда в ту деревню приехал мужичонка, одна рука- культя, и лицо в оспинах, косенький, да рябой. Взяли его скотником робить.

Так, мало помалу и с Машкой зазнакомились, говорят, что меж имя даже искра пробежала, как увидели друг друга.

Оне, Машка с мужичонкой, уж в годах были, церемониться не стали, решили сойтись да жить.

Встретились два одиночества, да слюбились. Хорошо живут, хоть и не богато. Он Машку ни о чем не спрашивал, сказал, знать не хочу, с кем у тебя до меня было, и ты прошлое не вороши, душу себе не береди.

Вот так-то, моя хорошая, и такое в жизни бывает. С лица воды не пить, потому никогда за внешностью не гонись, а вдруг-да душонка гнилая у лица красивого?

-А Машка-то в церкву кажный раз ходит, видать, есть за что молиться. Хотя, никака она не ведьма, так, травница да деткам помогат. Люди сказывали, что к ей теперь отовсюду едут, тожа болезным помогат.

Мишка-то? А что Мишка? Живет, как собака. От ить правда, собачья натура! Со всей деревней перелаялся, с братом рОдным понажовщину устроил, сыновей совсем от себя отвадил, иной раз молодится, баб в гости зазыват, только однакось не идет уж никто, все знают, что немощный он в этих делах.

Иной раз Машку костерит, мол, ведьма такая, прокляла меня, чтоб ей пусто было, а в другой раз плакаться начинат, вроде любит Машку-то, никого лучше ей у его не было, мол, вернулась бы она , все бы ей простил, да зажили бы.

А самая потеха знашь в чем? Он до магазина бегом бежит, и обратно так же, боится дом без пригляду оставлять, вдруг да уташшут его, дом Мишкин! А ночами, сказывают, вокруг дома бродит да лается, не пойми на кого.

А Машка ить правильно сказала, что собаке- собачья жизнь. Уж сколь он гадостей людЯм сделал- пусть теперь расхлебывает!

Я не знаю, что это было- колдовство это, или психологический прием, но только мое мнение- поделом Мишке, так ему и надо. Нельзя относиться к людям по свински, и при этом быть в шоколаде. Пожинай плоды содеянного, каждому воздастся по заслугам.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:57 | 0,288sec