Ведьма (часть 1)

Варе часто снились вещие сны. Бывало, что увидит она событие во сне, а через пару дней возникает ощущение Дежавю. Сны были как хорошие, так и плохие. Так она наперед узнала о смерти своей мамы, близкой подруги, а так же о гибели любимой собаки под колесами машины. Варя несколько раз пыталась предотвратить события из своих сновидений , но ничего не получалось: потом она каждый раз сильно болела, а события все равно происходили сами собой. Болезни ее, как правило, были не физические, а психологические. Душевные муки не давали ей покоя: девушка могла даже слышать голоса погибших, что еще больше удручало ее — Варе казалось, что она сходит с ума. Хотя однажды, спасая тонущую собаку, она заработала левостороннее воспаление лёгких и потом месяц пролежала в больнице.

 

Восстанавливалась после таких болезней Варвара всегда у воды-была в ней какая то сила, которая пропитывала девушку и залечивала ее израненную душу. Часами она могла смотреть на водяные круги, сидя на своем любимом камне — это отвлекало ее от мыслей о превратностях судьбы. Лишь тогда она не задавалась мыслями: «За что это дано мне? Почему именно я? Кто я такая?»

Этот дар перешел Варе от прабабки Марфы, которую она ни разу в жизни не видела, но была очень на нее похожа. Сильная, говорили, была колдунья. Знала Марфа толк в травах, заговорах и сновидениях, могла вылечить прикосновением рук практически любую болезнь. Делом этим прабабка заниматься не любила — знала, что не от Бога дано это ей. Приходили к Марфе разные люди. Кто то просил славы, кто то денег и власти, а кто то здоровья. Были такие, которые просили любви. Всех она пыталась наставить на путь истинный и отвернуть от колдовства. «За колдовство надо платить и плата, зачастую, бывает непомерной» — говорила колдунья. Отказывала бабка таким, помогала только тем, кто просил здоровья, особенно детям. Платы за свои услуги не брала. Жила Марфа тем, что зарабатывала другим промыслом: кроме колдовства, знала она еще и толк в грамоте, что для сельской жительницы было странным в те времена. Она умела читать и писать, была сильна в математике. Вот и занималась она с крестьянскими ребятишками, да с их неграмотными родителями. В ее доме, на окраине села, почти у самого леса, было очень много книг. Кроме того, Марфа была знатной рукодельницей: вышивала, ткала ковры и шила одежду.

Несмотря на то, что Марфа слыла колдуньей, злой ее не считали и все село, практически, ходило к ней по той или иной надобности: кому бумагу казённую написать, кому какого снадобья лечебного намешать, кому одежонку справить. Одним словом — уважали.

Прабабка Марфа прожила долгую жизнь и умерла в возрасте 105 лет незадолго до рождения Вари, в 1990 году. Вопреки мнению, что ведьмы и колдуны умирают в муках, ушла она тихо и незаметно, совсем не болела и до последних дней находилась в своем уме. Просто, в один прекрасный день, сидя в своем любимом кресле у открытого окна с видом на лес, уснула и не проснулась.

Селяне будто почувствовали, что с их колдуньей что то случилось — вышли из своих домов, ощущая непонятное беспокойство, а потом увидели идущий дождь над домом Марфы, хотя в самой деревне дождя не было и светило солнце. Все сразу стало ясно. Хоронить ее приехала внучатая племянница, которая жила в городе и должна была в скором времени родить. Своих детей у Марфы не было, а Верочку — так звали мать Вари, она любила. Как не звала Вера бабушку переехать к ней, не соглашалась она, говорила: «Здесь родилась, здесь и помру.» И к себе не пускала, якобы, не дело жить молодой девке рядом с ведьмой.

Похоронили старушку на окраине местного кладбища, под большим раскидистым дубом. Это место присмотрела она себе давно и наказала Вере, что бы именно там ее закопали. Никто и против не был. После похорон Вера несколько дней прожила в доме у бабушки, разбирала ее вещи, придавалась воспоминаниям и грусти. Чувствовала она себя виноватой в том, что Марфа умерла в одиночестве. И вот на пятый день приснился ей сон, хотя сон это был или явь Вера так и не поняла — слишком все было очевидным: лежит она на кровати бабушки Марфы (спала она именно на ней, так как других мест для сна в небольшом домике колдуньи особо и не было) и пытается заснуть, вдруг, чувствует, что кто то смотрит на нее, открывает глаза и видит, что возле кровати стоит Марфа и улыбается:

«Не грусти, внученька! Не лей слезы по мне. Не виновата ты не в чем — я сама так хотела. Я задолго знала, как умру и исполнила все так, как и было предначертано мне. Есть у меня две просьбы к тебе, исполни их, как мое последнее желание:

Дочку, которая родится у тебя в скором времени, назови Варенькой — очень мне нравится это имя. Свою бы доченьку назвала так, да не суждено мне было детей растить. А твоей дочери это имя принесет счастье большое.

Дом не продавай, завещаю я его Вареньке. Этот дом 150 лет простоял и еще простоит столько же. Построен он прадедом моим-знахарем великим. Приезжали к нему из городов и деревень далёких. Знай, внученька, дар наш через два поколения передается, мне от прадеда перешёл, а Вареньке — дочке твоей, от меня перейдет.»

Сказала Марфа это, наклонилась к Вере, будто поцеловать хотела, и растаяла.

Все наказы бабушкины женщина выполнила — и дочку Варей назвала, и дом сохранила. На лето из города приезжала она в село Зеленый Ручей, где всю жизнь прожила Марфа и жила там с дочерью до осенних дождей. Мужа у Веры никогда не было — не сложилось — бросил парень девушку, как только узнал, что беременна она. Но женщина справлялась и без мужа. Все умела она делать своими руками, как и бабушка. Могла и дрова колоть, и баню топить, и одежду шить, и ещё много чего другого. Других мужчин Вера в свою жизнь не пускала, хотя желающих было предостаточно. Может и не нравился ей никто, а скорее всего, не хотела больше обжигаться. К тому же, несмотря на красоту, Веру считали странной, так как была она молчаливой и задумчивой, одевалась необычно, будто из сказки. Вот так и жили. Время шло, Варя росла…

Первые свои вещие сны девушка начала видеть, когда еще была совсем ребенком. Не придавала тогда она им особого значения, сон и сон — проснулась и забыла. Осознание, что сновидения сбываются пришло когда Варя была уже постарше, лет в 12. Мама никогда не рассказывала Варе о даровании, в качестве наследства прабабки Марфы, — думала: «А может и не будет ничего! Зачем заранее пугать дочку?» Поэтому, когда девушка начала задавать вопросы, Вере пришлось все рассказать — время пришло.

Конечно, Варя и раньше знала, что прабабка была ведьмой, и от жителей Зеленого Ручья, и от матери. Да и в доме, в котором она проводила каждое лето, было не мало всяких странных атрибутов и книг. Но то, что она наследница Марфы, девушка узнала впервые и, когда она услышала это, то все встало на свои места. Все странности, которых раньше Варя не понимала, получили свое объяснение.

Например, девушка всегда понимала то, что хотела сказать ей ее собака Лайма. Она будто могла слышать ее, но где то в голове. В современном мире это называется телепатия.

 

Лайма появилась в жизни Вари уже взрослой собакой, когда девушке было всего 9 лет. Собака сама пришла к дому в Зеленом Ручье и наотрез отказалась уходить. Но Варя уже знала, что это ее собака и она поедет с ними в город. Даже имя Лайма пришло к Варе во сне и сон ей так понравился, что так собаку и назвали. И только после рассказа матери, девочка поняла, что вся ее поразительная интуиция — это подарок от ее прабабки Марфы.

И вот сейчас, когда мамы уже не было в живых, да и Лайма уже ушла на Радугу, Варя, в очередной раз, сидя на своем любимом камне, смотрела на воду и думала о превратностях своей судьбы, не понимая, как ей изменить свою жизнь к лучшему.

Продолжение следует

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.34MB | MySQL:57 | 0,342sec