Варежка

— Бабушка, а ты можешь подарить мне на Новый Год щенка? Такого, как Томас?

Маша погладила бабушкиного йорка и поцеловала его в нос. — А то я уже написала письмо Деду Морозу, но боюсь, что он опять всё перепутает и собаку принесёт игрушечную, как в прошлом году.

Маше совсем недавно исполнилось шесть. Девочка, для своих лет она была рассудительная и разумная. Поэтому ответы на её многочисленные вопросы тоже подразумевались логичные и разумные.

 

 

— А теперь представь, Маша, что и я, и Дед Мороз подарим тебе собаку. Тогда их будет две. А это уже — перебор.

— Ничего не перебор. — Пожала плечами девочка. — Зато с гарантией.

— Мне почему-то кажется, что твои родители так не думают.

Марта погладила внучку по светлым мягким волосикам.

Она даже не предполагала, что так рано станет бабушкой. Впрочем, чему удивляться. Марта и сама родила дочь в восемнадцать, но Маргоша её переплюнула: обзавелась ребёнком ещё на год раньше.

И вот теперь она — бабушка, бабуленька, бабулечка. В отличии от многих женщин, рано вошедших в этот статус, Марта никогда не требовала, чтобы Маша называла её по имени. Что за ерунда, в самом деле. Не стесняться здесь, а гордиться надо: молодая, спортивная бабушка. И на роликах покататься, и с мячиком побегать — всё ещё в её силах.

Маша часто гостила у Марты. Новоиспечённая бабушка не возражала, с внучкой возилась с удовольствием. Они смотрели мультики, рисовали, гуляли с Томасом. Но Маша упорно мечтала о собственной собаке. Речь о ней девочка вела лет с трёх.

Марта даже попробовала поговорить с дочерью и зятем, но Маргоша махнула рукой:

— Брось, мам, она ребёнок. Сама ещё плохо понимает, чего хочет. Пусть играет с Томасом.

— Но Маша — очень серьёзная девочка. — Возразила Марта. — Ты в её возрасте такой не была.

— Мы ей лучше братишку родим. — Засмеялся зять.

Марта только головой покачала.

Вот сейчас она посмотрела на внучку и предложила.

— Маш, хочешь мультики посмотреть? Только не те, что по телевизору показывают сейчас, а те, что были раньше? Я их смотрела, когда маленькая была.

— Хочу! — Согласилась девочка.- А там есть про Новый год?

— Сейчас найдём.

Марта включила внучке мультики и отправилась готовить ужин. Когда всё было готово, вернулась в комнату.

— Бабушка, — Маша печально посмотрела на Марту — там был один грустный мультфильм. Про девочку, у которой варежка превратилась в щенка.

— Почему же грустный? Мне помнится, он хорошо закончился.

— Да. — Согласилась Маша. — Там мама подарила дочке настоящего щенка. Но того, маленького, его же нет больше.

И она заплакала.

— Машуля, — уговаривала внучку Марта — ну, не грусти, малышка. Ведь того щенка и не было на самом деле, девочка его придумала.

— А почему он тогда был живой? — Не унималась Маша.

— Потому что девочка в него поверила, по-настоящему, понимаешь? Вот он как будто и ожил.

Как же порой трудно объяснить маленькому ребенку замысел автора. Марта успокоила девочку и отвлекла её идеей испечь новогоднее печенье на ёлку. Машенька повеселела и вопросов про мультик больше не задавала.

На следующий день внучка тихо играла со своими игрушками, а потом попросилась гулять.

Бабушка отправила её во двор и принялась за уборку, периодически поглядывая в окно. Калитка была заперта, и, что Маша куда-то уйдет, она не волновалась. Марте просто было интересно наблюдать за внучкой. Выглянув в окно в очередной раз она заметила, что девочка привязала верёвочку к своей белой пушистой варежке и таскает её за собой по сугробам. Значит, Маша не выбросила из головы вчерашний разговор. Марта вздохнула и продолжила вытирать пыль.

Немного отвлеклась, а когда уже хотела позвать внучку, увидела, что Маши во дворе нет. Сердце ёкнуло. Не одеваясь, Марта выскочила на улицу и почти сразу увидела лохматую шубку, копошащуюся около забора в дальнем углу, за беседкой.

— Машуля! Ты что там делаешь?

— Бабушка! Я сейчас!

Девочка выбралась из сугроба и, проваливаясь в снег, поспешила к дому.

— Смотри, бабуля! — Румяное личико Маши сияло. Покрасневшими от возни в снегу руками она прижимала к себе маленького белого котёнка.

 

 

— Маша! Где ты его взяла? — Ахнула Марта.

— Это же Варежка, бабушка! Только она, оказывается, не собачка!

— Заходите быстрее в дом. — Марта подтолкнула внучку к двери. Ох, уж эти дети! Чего они только не придумают!

Она раздела Машеньку, завернула в широкий флисовый шарф котёнка и задумалась. Котёнок не выглядел бездомным, он явно был чистенький и довольно упитанный. Может, потерялся?

Она налила Маше чая, подвинула вазочку с печеньем.

— Маша, попей пока чайку. Я сейчас.

— Варвара Сергеевна! — Постучала она к соседке. — Это я, Марта.

— Марточка! — Обрадовалась женщина. — Заходи, милая.

— Да я на минутку. У меня там Маша одна. Варвара Сергеевна, вы, случайно, котёнка не теряли? Беленького.

— Не теряла! — Соседка удивлённо смотрела на Марту. — А что?

— К нам во двор котёнок откуда-то забежал, видно, что домашний. Думала, может, ваш. Не заметно, чтобы он бродяжничал.

— Нет, Марточка, не мой. — Покачала головой женщина и вдруг спохватилась. — Погоди-ка! Сегодня на нашей улице незнакомая машина с утра была. Красивая такая. Около вашего дома останавливалась. Парень из неё выходил. Я думала, к вам кто. Но он вышел и почти сразу вернулся. Сел в машину и уехал. Не видела?

— Не видела. Спасибо вам, Варвара Сергеевна. Пойду ещё поспрашиваю.

— Не теряй время. — Соседка вздохнула. — У нас поблизости только Степаныч, а он тех кошек на дух не переносит. Петровы уехали на все праздники, да у Дениса пёс охотничий, он котёнка не заведёт.

— Да уж… — Задумчиво протянула Марта. — Ладно. Тогда домой, к Маше.

Подойдя к калитке она остановилась, подумала и прошла вдоль забора. Завернув за угол, заметила что-то в снегу. Наклонилась и обнаружила обыкновенную пластмассовую крышку от банки, к которой примёрзли неровно нарезанные кусочки сосиски.

Так вот зачем та машина останавливалась здесь. Выбросили значит. Ишь ты, поесть оставили. Позаботились. А то, что мороз ниже двадцати, а к ночи и до тридцати обещали… Хорошо ещё малыш как-то умудрился пролезть во двор.

Марта вернулась в дом. Котёнок уже выбрался из шарфа. Маша, скрутив из бумаги бантик, весело играла с ним. Томас прыгал рядом, абсолютно не возражая против появления в доме неожиданного гостя.

Она встряхнула Машину шубку, поставила на полку сапожки. Около вешалки валялась мокрая белая варежка.

— Машуль, а вторая твоя рукавичка где?

— Вот же она, бабушка! — Маша показала на котёнка. — Превратилась!

— Превратилась… Ага…

Вечером Марта отозвала в сторону приехавшую дочь и рассказала ей о последних событиях.

— Ну, ты даёшь, мам! И что теперь?

— Маргош, возьмите вы Маше этого котёнка, раз так вышло. Ну что вы теряете? Места у вас много. Если уехать, то всегда ко мне привезти можете. Я ж не отказываюсь. Пойми, твоя дочь поверила в чудо. Она так искренне его ждала, что оно случилось.

— Мам, а я ведь тоже в детстве этот мультик смотрела. И мне всегда так жалко было красненького щенка.

— Машка так же сказала. — Улыбнулась Марта.

— Ладно тебе, Марго, — неслышно подошёл зять — кот — не собака, с ним хоть гулять не надо. Забираем.

— Бабушка, мы скоро к тебе опять приедем! — Пообещала счастливая внучка, усаживаясь вместе с котёнком в машину. — Ты нас жди!

— Договорились, Машуль! — Марта помахала рукой. — Пока!

«Снегу-то сколько навалило!» — Подумала она, запирая калитку. — Надо почистить завтра. Марта обошла двор. За беседкой у забора лежала в сугробе вторая белая варежка.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.26MB | MySQL:57 | 0,127sec