Убирайтесь из села! Продолжение рассказа Лукерья

 

Выходя из автобуса на узловой станции, Клавдия рассчитывала быстрее добраться до дома так как отсюда вела самая короткая дорога — всего 7 верст пешком до деревни..
Она не могла назвать ее родной, ведь их сюда сослали как кулаков, здесь пережили они с семьей страшный год и сейчас она должна как-то рассказать матери о том, что отцу вынесен страшный приговор, и что Степан даже не попробовал ему помочь, что отказались от папы все, кроме нее и матери.

 

В автобусе она еле сдерживала слезы чтобы не обратить на себя внимание людей, но как только оказалась на улице, их уже было не остановить. Она перешла железнодорожное полотно, спустилась с насыпи и села на землю. Односельчане, прибывшие вместе с ней, уже прошли тропой до леса и Клавдия не боялась, что они увидят ее слезы. Сдерживать себя не могла. Она просто понимала — надо сейчас выплакаться, иначе она не сможет матери ни слова рассказать, слезы ее просто задушат.

НАЧАЛО

предыдущая часть

В таком состоянии ее и увидел Дмитрий, начальник железнодорожной станции. Он делал обход и заметил что внизу насыпи сидит девушка и громко рыдает. Он не мог пройти мимо , не спросив, что случилось.
— Почему такая красавица рыдает навзрыд? Девушка, что произошло? Вас кто-то обидел?
— Нет — нет, никто не обидел. Причину моих слез вам знать не надо. Я уже ухожу. — Клавдия быстро поднялась с земли, отряхнула юбку и повернула в сторону тропы.
— А все же?
-Это мое дело. Чужих людей оно не касается. Спасибо вам за внимание, но я, пожалуй , пойду.
— Вы в Воронцовку отправляетесь?
— Да, с некоторых пор там наш с мамой дом.
-Подождите, я намеревался сегодня поехать туда за молоком и яйцами к бабе Шуре, давайте, подвезу вас на мотоцикле. Сейчас отдам распоряжение рабочим и в путь. На транспорте вам быстрее будет.
— Мне неудобно, да и вдруг кто-то увидит нас, мало ли что подумают?
— У вас есть муж или жених?
-Нет, никого нет. — Клавдия грустно улыбнулась и чуть тише добавила. — И вряд ли теперь будет…
-Простите?
-Это длинная и очень неприятная история.

Дмитрий довез ее почти до дома, высадив так, чтобы не увидели односельчане с кем приехала девушка.
Едва Клавдия зашла в дом, как увидела мать, сидевшую за столом.
-Дочка, как там папа?
-Мам, я виделась с ним. Он передавал тебе свою любовь, сказал что скучает. Что-то узнать не удалось. Я надеюсь, что разберуться. — Клава не могла матери сказать о приговоре. Она понимала, что это не честно, что рано или поздно она все равно узнает, но язык не поворачивался произнести эти страшные слова.
А через неделю председатель сам пришел и принес Лукерье документы.
-Здесь твои и Клавины бумаги. Чисто по-человечески мне вас жаль, поэтому и пришел сказать — убирайтесь из села. Вас и так люди недолюбливают, а теперь, когда вы жена и дочь врага народа, и вовсе вам жизни не дадут. О том, что я принес вам ваши документы, никому ни слова. Документы твоих младших сыновей , — он посмотрел на Лукерью, — Степан забрал когда их увозил. Я знал, что этим все и кончится. Уезжайте как можно быстрее, а то когда прознают деревенские о том, что Иван расстрелян как враг народа, будет вам худо.
-Что? — Лукерья сползла по стенке на пол. -Что ты сказал? Расстрелян?
-А разве же тебе дочка не сказала о приговоре? В тот день, когда она на свиданку с ним ездила, меня тоже вызывали. Решение было уже вынесено. А три дня назад привели приговор в исполнение.
-Мама, я не могла тебе сказать. — Прошептала Клавдия. — Я до последнего надеялась, что все это ложь что неправда, что не могут вот так из-за одной фразы лишить человека жизни.

Тут Лукерья сделала то, что давно хотела сделать, но не решалась. В тот момент, помутненный рассудок мешал ей думать наперед… Подойдя к председателю, она , глядя ему в глаза, сквозь зубы процедила:
-Будь проклята ваша Советская Власть. Сколько еще невинных душ она загубит?

Председатель , взмахнув рукой, ударил женщину по лицу. А потом, наклонившись, сказал:
— Таких как вы расстреливать сразу надо, без суда и следствия. И сейчас бы убил тебя, не глядя, но я с женщинами никогда не воевал и не буду. Только потому что у тебя такое горе, я даю тебе сутки на выезд. А потом, чтобы я тебя не видел. Сожгу хату и всех делов. — Произнеся это, председатель вышел .
— Мама, тебе очень больно? — Клавдия присела возле матери.
-Больно, дочка, только не от удара его, а от предательства. От предательства сыновей моих, от предательства соотечественников. Больно от того, что я потеряла огромную любовь. Я его так любила сильно, а сейчас у меня его отняли. Я не знаю, как дальше жить..
-Мама, все у нас будет хорошо.
-Замуж тебе надо, дочка, в город надо перебираться тебе. Там тебя никто не знает, авось и наладится твоя жизнь.
-Хорошо , мама. Давай, тогда собираться.
-Давай, только я сейчас соседке скажу чтобы курочек моих забрала себе, может хоть какую копейку за них даст. — Лукерья встала и пошла к двери, бормоча себе под нос. — Курочки у меня хорошие, несушки. Сейчас то, в такой голод страшный, кормилицы единственные. Кто же от них откажется?

Клавдия прождала мать больше часа, а потом вышла на улицу. Она была удивлена — с соседкой у них не было дружественных отношений, только здоровались когда работали вместе в поле, или когда возле двора пересекались.
-Анастасия Семеновна, здравствуйте, мама у вас? — Клавдия зашла во двор к соседке и увидела ее сразу — та развешивала постиранное белье.
-А чегой-то ей у меня делать? Чай не подруги мы вам, вы же господа, не привыкшие с нами, крестьянами , дружить.
-Странно, она к вам пошла, хотела кур вам своих отдать.
-Заради чего? Али вы разбогатели посреди голода-то людского? Кто же сейчас свою скотину раздает?
— Так значит, мамы нет?
-Нет, говорю тебе. Но, знаешь, странно все это… Я недавно от вашего курятника шум слышала — то куры квохтали, потом что-то упало с грохотом.

Клавдия вернулась к себе во двор и забежала в сарай. Увиденная там картина заставила ее закричать от ужаса — ее любимая мамочка свела счеты с жизнью, повесившись на перекладине. На крик прибежала Анастасия Семеновна, которая тут же , оглянувшись, перекрестилась.
— Что это делается-то? Что делается-то? Зачем же она это с собой сотворила?
-Папу расстреляли, председатель сегодня приходил…
-Ох, девонька, давай-ка ее снимем…

Отдав всех кур соседке взамен на помощь ее сыновей с похоронами, Клавдия собрала в чемодан вещи и двинулась в сторону станции. Автобус должен был подойти только вечером, но ей было невмоготу находиться в деревне, где каждый житель тыкал в нее пальцем и вслед выкрикивали ей ругательства.

***
-Здравствуй, красавица. Вот и свиделись с тобой. Куда на этот раз путь держишь? — Дмитрий подошел к девушке и присел рядом с ней на бетонную плиту в конце перрона.
-Куда глаза глядят. — Клавдия подняла голову, посмотрела на него и мысленно выругалась. Вот только общения с этим парнем ей сейчас и не хватало.
-Вот как? А куда же они у тебя глядят?
-В город приеду, и узнаю.

 

-Автобус придет только через несколько часов, почему так рано пришла на станцию? Или ты решила на поезд сесть? Так тут нет пассажирских вагонов.
— Отстаньте от меня, чего пристали?
— Как же не пристать? На подконтрольной мне территории сидит девушка и грустит. А вдруг ты сейчас под поезд бросишься! Правда, может расскажешь, что у тебя стряслось? Я же вижу, что-то не так. Может помочь тебе смогу..
-Чем вы мне поможете? Чем? Вернете мою семью, или отца с матерью воскресите? Чем???
-Так, ну-ка пошли ко мне в кабинет, я тебе чай налью, расскажешь что с тобой стряслось, а я подумаю смогу ли тебе чем-то помочь. — Он взял ее чемодан и двинулся вперед вдоль по перрону.

-Ну вот и пришли, здесь все равно удобнее сидеть в ожидании автобуса чем на бетонной плите. А все же, скажи, почему не сидела на остановке?
-Хотела подойти к автобусу в самый последний момент, не хочу людей сейчас видеть. И с тобой бы не пошла, но ты ведь не отстанешь.
-Не отстану, потому что не привык оставлять красивых девушек в беде. А тебе, я вижу, сейчас не сладко. Может, все же расскажешь, что случилось?

Клавдия помолчала несколько минут. Она обдумывала — страшно было рассказывать, этот человек вызывал в ней симпатию, она боялась что он после ее слов отвернется. Но и молчать тоже было некрасиво. А с другой стороны, ей просто хотелось выговориться, рассказать хоть кому-то о своей боли и о своем переживании.
Дмитрий поставил перед ней стакан с чаем и она, вздохнув и собравшись с мыслями, начала.
— Я , «кулачка» и дочь врага народа….

Она видела как менялось его лицо и несколько раз пыталась остановиться и замолчать, но он каждый раз говорил чтобы она продолжала. Рассказав про похороны матери и свой скорый отъезд из деревни, она умолкла, положила руки на колени и посмотрела ему в глаза:
-Ну что, осталось еще желание мне помогать?

Дмитрий сидел, сцепив руки замком и молча буравил ее взглядом. Клавдии показалось , что ему не очень приятно с ней находиться рядом, потому поднялась и взяла в руки чемодан.
— И куда ты сейчас собралась? В городе, думаешь, тебя будут ждать с распростертыми объятиями?
-А у меня есть выбор?
-Выбор есть всегда. Слушай, могу предложить тебе место рабочей на станции, убирать тут, чистить, помогать мыть вагоны изнутри.
-А жить я где буду?
-Здесь неподалеку есть общежитие для рабочих, выделим тебе комнату.
— Я даже не знаю, а вдруг по вашей репутации ударит тот факт что вы приняли на работу такого человека как я?
-Язык за зубами держи и никто ничего не узнает. Скажешь особо любопытным, что тебя из города сюда направили.
-Я согласна, спасибо вам большое. Только…Почему вы мне помогаете?
— Моего дядю так же расстреляли как и твоего отца. Двоюродного, так что нашу семью никак не коснулась волна ненависти, мы не причислены к близким родственникам врага народа. Но никто не знал как я был к нему сильно привязан. А теперь, пошли, будешь заселяться.
-Как вас по отчеству?
-Сергеевич. Но можно и без отчества, только когда мы вдвоем. — Он подмигнул ей и взял чемодан.

По дороге они разговорились, Дмитрий сказал что живет недалеко от станции, на работу приезжает на мотоцикле. О том, с кем он живет, Клавдия не расспрашивала, ей не хотелось казаться любопытной и не хотела она чтобы ее начальник посчитал, что он ей понравился. Это действительно было так, но она была прежде всего благодарна этому человеку за его участие в ее жизни.

 

Прошло полгода…

Клавдия несколько месяцев работала на станции, убирала территорию, помогала мыть вагоны, и наводила порядок в кабинете Дмитрия с которым у нее завязался страстный роман. Девушка сама не поняла как получилось что она просто потеряла голову от любви. Сначала она просто благосклонно принимала его ухаживания, он дарил цветы, отпаивал ее горячим чаем в холодные дни, а потом вдруг поцеловал. Она ответила, и с тех пор все закружилось и завертелось.
Одно ее печалило — он будто стеснялся ее , отношения были скрытными. Сначала Клавдия подумала что он просто избегает пересудов. Ну, а как же — начальник станции и рабочая. Но дело было в другом — Дмитрий никогда не задерживался после рабочего дня, сразу же садился в мотоцикл и уезжал. Он ни разу не предлагал ей встретиться где-то за пределами работы, ни разу не позвал в гости, да и приглашения просто прогуляться хотя бы по лесу от него не поступало. Думая, что он ее стесняется, Клавдия смирилась с положением, но вскоре узнала причину такого поведения — он был женат. Только узнала девушка об этом слишком поздно…

Поздно, потому что забеременела. Да, по тем временам это был большой позор, это было невообразимо, но Дмитрий для Клавдии был единственным близким человеком, он один знал всю правду о ней. Она нисколько не сомневалась что Дима будет рад ребенку и со счастливой улыбкой сообщила ему об этом как только в медпункте подтвердили ее догадки — 2 месяца задержки, тошнота и головокружения, все это говорило о том, что у них с любимым скоро будет ребенок.

Зайдя к нему в кабинет, Клавдия закрыла за собой дверь и повернула ключ в замке.
— Иди сюда, милая моя! Ты так рано пришла потому что соскучилась?
-Нет, я пришла пораньше чтобы сказать тебе замечательную новость — я беременна!

Но Дмитрий не разделил ее радость, он нахмурился, легонько ее оттолкнул и прошел к своему стулу. Сев, и сцепив руки замком, он молчал.
— Ты не рад? — Клавдия уже поняла по его поведению что он не в восторге от этой новости.
-А чему мне радоваться?
-Да как же — у нас будет ребенок, сын или дочка, будет полноценная семья. И не нужно теперь ни от кого скрывать наши отношения.
-Ты серьезно думаешь что я собирался жениться на дочке врага народа? Ты с ума сошла?
-Но ..Ты же говорил что любишь меня.
-Люблю, но жениться на тебе не буду. Да и не смог бы при всем желании — я женат.

У Клавдии потемнело в глазах, она еле удержалась чтобы не упасть в обморок. Так вот почему он все скрывал — он просто боялся что донесут обо всем его супруге.
-Почему ты мне ничего не говорил? Почему? — Она закричала на него, выплеснув в этот вопрос всю свою обиду и гнев.
— Почему? Ты знаешь, я тебя действительно полюбил, мне с тобой хорошо. Жену я свою не люблю, но и разводиться не буду, знаешь, на таких должностях как у меня, нужно иметь статус женатого мужчины. Не будь ты дочерью врага народа, возможно, я мог бы что-то решить.
-Что мне теперь делать?
-Ребенка я признаю, помогу тебе и не брошу вас. Но на этом все.
-Как же ты его признаешь?
-Это уже моя забота. А теперь выйди, мне нужно о многом подумать. Иди работай.

***

На пятом месяце беременности живот стал очень заметен и местные женщины, из работниц станции, все гадали кто же отец ребенка, допытывали девушку, но тут одна из них, вездесущая Нина Егорьевна ,пробасила своим громким грубым голосом.

-Допрыгались с Дмитрием Сергеевичем. Его это дитенок, больше некому.
— Что за ерунду вы говорите?

 

 

— Я говорю ерунду? Да ты же каждый божий день у него в кабинете бываешь.

-Так я же там уборку дела.Это моя работа.

-Хороша уборка — пузо на нос лезет. Он отец ребенка, некому больше. Других мужиков рядом нет — три калеки и те заняты. А в село ты не бегаешь и к тебе никто не приходит. Вот откуда ты взялась вообще, а?

Клавдию окружили женщины, одни уставились на нее с любопытством, а другие с осуждением. Надо же, в подоле принесла, нагуляла, бесстыжая!!
Девушка развернулась и зашла за угол. Она не могла сдержать слез — как бы знала ранее что Дмитрий женат, никогда бы и ни за что не связалась с ним. Лучше бы она в тот день в город уехала…

Через неделю после того как бабы прознали правду, в вечерний час в общежитие пришла неожиданная гостья. Услышав стук в дверь, Клавдия открыла ее и увидела красивую молодую женщину.
-Здравствуйте, вы к кому?

-К вам, милочка, к вам.

-Простите, а вы кто?

-Я законная супруга Димы, пришла посмотреть на ту, которая не глядя на приличия и семейные ценности спит с чужим мужем.

Клавдия отступила в комнату и попросила женщину пройти внутрь. Закрыв дверь, она обернулась к гостье и спросила как ее зовут.

-Анна. Анна Владимировна.
— Меня зовут Клавдия. О том, что Дмитрий Сергеевич женат, я узнала три месяца назад. К сожалению, узнала слишком поздно.

-Да, я знаю что вы беременны. Мне уже заботливые товарищи женщины, с кем вы работаете, доложили. Вы действительно могли не знать что Дима женат, но вам не стыдно блудничать ? Вас, видно не воспитывали родители и не объясняли, что прежде чем укладываться в постель к мужчине, за него нужно выйти замуж.

— Этот грех останется со мной, Я знаю, что виновата, но это была любовь. Сейчас, конечно, я об этом жалею. Прощения у вас просить не стану — перед вами виновата не я, а ваш муж который скрыл наличие семьи.

— С ним то я поговорю. Вас особо не виню, любви у меня к мужу нет, только привычка. Но и разведенкой быть не желаю. Я пришла вот зачем — навела о вас справки, от мужа узнала кто вы такая. — Увидев удивленный взгляд Клавдии, Анна продолжила. — Да-да, милочка, прекрасно знаю что вы дочь врага народа и это скрываете. Мы посовещались с мужем, он признает ребенка, а потом мы уже решим что делать дальше.

Сказав это, Анна развернулась и вышла из комнаты. Клавдия была ошарашена — опять чужие люди решают ее судьбу…

Разговор с Дмитрием ничего не дал, он так же как и его супруга сказал что ребенка признает, а потом видно будет…

Рожала Клавдия в городе, отец ребенка лично ее туда отвез. Роды прошли удивительно легко, несмотря на то , что они первые. На свет появилась красивая девочка которую Дмитрий позже назвал Аллой и дал свою фамилию и свое отчество. Клавдия не знала как он это сделал, отец ребенка сам принес ей метрику.
Когда она вернулась в комнату в общежитие, увидела что там стоит детская кроватка и в тумбочке сложены пеленки и другие необходимые вещи для малышки.

-Дима, спасибо тебе. Я очень благодарна что ты позаботился о нас с Аллочкой. Только, почему у нее не моя фамилия?
— Ты задаешь глупый вопрос — вспомни, кто ты! Хочешь ребенку жизнь испортить?
-Верно…Дима, а что дальше будет с нами?
— Узнаешь через несколько дней. Не переживай, я устрою твою жизнь, все будет в порядке.

Он и правда устроил ее жизнь, но только Клавдия была этому не рада. Через неделю Анна и Дмитрий постучались в дверь ее комнаты. Она обомлела, увидев их вместе. Вздохнув, пригласила войти.
— Милочка, мы решили что будет дальше. — Анна подошла к девочке, мельком на нее глянула. -Смотри, Дима, она похожа на нашего Лешеньку.

Дмитрий стоял, переминаясь с ноги на ногу и молчал.
-Ну что, дорогой, давай расскажем Клавдии что мы придумали. Что ты молчишь?

-Не мы, а ты придумала.

-Я разгребаю то, что вы натворили. — холодным тоном парировала его супруга. В общем, мы нашли тебе мужа. Это мой двоюродный брат.

-Мужа? Но я не собиралась выходить замуж!

— У тебя выбора нет — ребенок должен воспитываться в семье. Не переживай, мой брат хороший.

-Если он хороший, так почему не женат?

— Потому что он очень любит девок, попросту говоря — не может быть с одной и той же. Кто за такого замуж пойдет? Это Дима у нас нашел одну любовницу и несколько месяцев с ней кувыркался, а мой брат Вася меняет женщин как перчатки.

-И вы хотите выдать меня за него замуж? Зачем ему тогда жена?

— Потому что он должен быть женат, негоже в 30 лет в холостяках ходить. Может , хоть ты его остановишь. Да и на работе требуют сменить статус с холостяка на женатого мужчину.

-Но почему я? Я не хочу за гулящего замуж!!!

-А ты разве не такая? Да и выбора у тебя нет — либо ты выходишь замуж за Василия, либо я сейчас же забираю у тебя ребенка. Бежать не смей, мы тебя все равно найдем.

-Зачем вам мой ребенок?

-Это ребенок Димы, правда, милый? А что ты можешь ему дать — кулачка и дочь врага народа?

После их ухода Клавдия разрыдалась, она понимала, что ее загнали в угол.

Через месяц Василия и Клавдию расписывали. За день до бракосочетания будущий жених приехал к ней на станцию в общежитие и протянул новый паспорт и детскую метрику.

-Что это? — Клавдия взяла в руки документ и увидела что Василий изменил ей фамилию и дату рождения — с 1914 на 1911 год.
В детском документе фамилия матери так же была изменена.
— Зачем ты подделал документы?

-Затем, чтобы скрыть кто ты есть. Мы завтра с тобой расписываемся, не хочу чтобы кто-то узнал что моя супруга дочь врага народа.

-Вася, скажи, ты на самом деле хочешь на мне жениться?

-А почему бы нет? Когда нас познакомили, ты мне понравилась. И хозяйка в доме мне нужна. Не переживай, дочь твою я не обижу. Мы договорились с Дмитрием — он будет помогать деньгами, но видеться вы с ним больше не будете. Мы переезжаем в другое село, там я буду работать трактористом, ты пойдешь дояркой. Всем будешь говорить что у тебя был муж, но погиб когда ты была беременной.

После того как Клавдия и Василий расписались, они переехали к нему в дом, а месяц спустя ее супруга перевели в другое село, как он и обещал. Первое время он ее не обижал, относился к супруге хорошо, а она закрывала глаза на его похождения. Клавдия не любила мужа, ее сердце ныло от разлуки с Димой, но она понимала — это решение ситуации было самым лучшим. С глаз долой — из сердца вон.

4 года пролетели как один миг, супруги не ссорились между собой, но и любви между ними не было, лишь взаимное уважение. Клавдия знала что он гуляет от нее, вся деревня шепталась. Женщине было стыдно и тогда она решилась на рождение ребенка , надеясь что сможет обуздать супруга, что он займется семьей и перестанет задирать подолы. Как же она ошибалась!

продолжение следует

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.4MB | MySQL:57 | 0,301sec