Ты мне больше не нужна

Восстановление Макса проходило довольно сложно. Его собрали буквально по частям . Он лежал как мумия вот уже второй месяц. С руки сняли гипс, и это было невероятное счастье, потому что теперь у него была возможность хоть как-то ею пользоваться.

Это ощущение, когда ты находишься в полном сознании, но совершенно беспомощен, ужасно. Даже муху отогнать не можешь. Она внаглую будет ползать и щекотать тебя, издеваясь изощренно…

Всё это время Маша провела рядом. Она ухаживала за Максом круглосуточно. Только иногда её подменяла мама Макса, чтобы Маша могла съездить домой. Мама Макса была уже пожилой женщиной, ей было сложно находиться в больнице долго, но она стойко держалась. Перенеся такой удар, она старалась , хотя бы внешне, поддерживать хорошее настроение. А в Максе она укрепляла уверенность, что он со всем справится.

Практически полтора месяца уже Макс размышлял о том, что произошло. Он не говорил об этом ни с мамой, ни с Машей, ссылаясь на то, что почти ничего не помнит. Но он помнил всё…

Накануне этого страшного дня Жанна поставила ему ультиматум: или он рассказывает жене про Жанну, или она сама ей всё расскажет.

Макс обещал, что поговорит с Машей. Хотя никакого настроя на этот разговор у него не было. Машу он любил. А Жанна была просто недоразумением, от которого он никак не мог отделаться.

Был момент, когда Макс и Маша собирались расстаться. Конфликт, который назревал достаточно долго, вылился наружу. И остановить его оба были не в силах.

Последней каплей стал результат обследования Маши . Ей сказали, что с очень большой вероятностью у неё не может быть детей. Маша, которая и так не находила себе места и очень нервничала, теперь просто впала в дикое состояние. Макс поддерживал её, как мог, но она кричала, чтобы он уходил и искал себе полноценную, а она неполноценная, пустышка.

Макс несколько лет уговаривал и пытался поддержать Машу, искал пути решения этой проблемы. Но Маша не хотела больше мешать ему жить и решила подать на развод.

Макс тогда опустил руки. Он уехал к друзьям за город, жил у них неделю. Там и подвернулась эта Жанна. Закрутилось всё как-то, непонятно зачем это было нужно, но уже было. Макс вернулся , чтобы забрать вещи, но увидел Машу в совершенно подавленном состоянии и не смог уйти.

Жизнь возвращалась в своё русло, но тут начала одолевать звонками Жанна. Макс с тех пор с ней не встречался, а у неё, похоже, были на него самые серьёзные планы. И вот этот ультиматум, пожалуй, и стал причиной того, что случилось.

Макс ехал утром на встречу с Жанной, чтобы сказать ей раз и навсегда, что он не уйдет от жены. В какой-то момент, задумавшись, он потерял на секунду внимание… На перекрестке на свой сигнал светофора выехала фура, а Макс не успел затормозить..

Он помнил всё. Память вернулась через несколько дней. Причем, теперь он чётко сознавал всю причинно-следственную связь. Он понимал, что его связь с Жанной разрушила всё. Можно было как-то наладить жизнь. Существует масса способов иметь детей при ограниченных физических возможностях. Но они не успели это обсудить.

Теперь Макс сам стал как беспомощный ребенок. И будет таким еще долго. Маша весь нерастраченный материнский инстинкт реализовывала сейчас в уходе за Максом. Она его любила. Прогоняя от себя, она хотела, чтобы он был счастлив, чтобы мог иметь своих детей.

Сейчас появилась возможность хоть как-то реабилитироваться за свою неполноценность, как она о себе думала.

______________________________

В палату постучали. Макс посмотрел на дверь. Жанна собственной персоной. Вся такая цветущая, словно с обложки журнала, с апельсинами и дежурной улыбкой. Хорошо, что Маша уехала…Мама посмотрела на девушку, опустила глаза. Она всё поняла. Максу было стыдно, очень стыдно. Но теперь он должен решить эту проблему раз и навсегда.

-Привет! Ой, здрасьте!-Жанна кивнула маме Макса.-Можно я пройду?

-Здравствуйте, проходите. Я тогда пойду пока в кафе, поем. Ладно Максим?

-Да мам, конечно, иди.

Мама ушла, прикрыв дверь. Жанна поискала глазами, куда можно присесть. Стул ей показался не очень чистым, она скривилась и осталась стоять.

-Макс! Вот! Витамины тебе!-она положила апельсины на тумбочку,- Я подумала, что тебе будет приятно, если я приду. Ты рад?

-Нет. Я хотел тебе сказать, что мы больше не увидимся. Я остаюсь с женой. Если она меня простит.

-Так ты ей ничего не сказал? Почему?

-Потому что я люблю жену.

-Что за новости? Так не делают, Макс! Ты сколько со мной был? И что? Теперь всё это забыть?

-Да, забыть. Это было моей ошибкой.

-Да что ты! Ошибкой? А тогда ты мне говорил другое!

-Я был не в себе.

-А теперь в себе?

-Ты можешь понять, что у нас больше ничего не будет?

-Нет, и думать об этом не хочу! Всё будет. А жене твоей я сама всё скажу.

-Не смей! Ты никто. И не смеешь её тревожить!

-Но тебе же было всё равно, когда ты был со мной!

-Я был глуп и слеп.

-А теперь поумнел?

-Да, так бывает.

-Ну вот я и ей глаза раскрою.

-Не смей, слышишь!

-А то что? Догонишь и побьёшь?

-Не смей!

-Пока, дорогой. Мы еще встретимся!

Она ушла. Макс был в бешенстве. Вот ст@рва! Что ей надо? Он ничего не обещал! Она была со всеми, почему запала только на него? Но сейчас он ничего не мог. Только ругать себя всеми возможными словами . Но от этого легче не становилось.

Пришла мама. Она смотрела на сына и видела его мучения. Но помочь тут она ничем не могла. Он заварил эту кашу, сам и разобраться должен. И будет страшно, если Маша уйдет. Одной ей с лежачим будет очень трудно..

Мама не стала спрашивать ничего про эту девицу. Макс был ей очень благодарен за это. Объяснять всё не было сил..

_____________________________

Маша пришла на смену маме. Они обнялись. Мама рассказала, что сказал врач, какие новости по лекарствам и ушла, кивнув напоследок сыну. Она понимала, что ему предстоит очень трудный разговор…

Маша отдохнула, улыбалась и щебетала всякие глупости. Она старалась развлекать Макса любыми новостями, чтобы он чувствовал себя не отделенным от жизни.

-Маша, нам нужно поговорить.

-Что такое? Я чего-то не знаю?

-Да…-Макс понимал, что этот разговор может быть последним, но не сказать самому было нельзя. Лучше он, чем эта…-Маша… В то утро я тебе не сказал.. В общем, надо сначала, наверно. Помнишь, когда мы с тобой собирались разводиться, я уехал к Пашке?

-Да, помню. Прости меня за ту истерику, пожалуйста! Я многое передумала с того времени…

-Подожди, мне надо тебе рассказать..Это ты меня прости… Или можешь не прощать. Это уж как ты решишь. Я пойму.

-Макс, не тяни, что такое?

-Маша, я тогда у Пашки… Ну, там девица одна была… А мы дёрнули, ну и … Она эскортница, в общем. Я тогда что-то психанул… Дурак..

Маша молчала. Она всё поняла. Макс смотрел на неё с болью . Улыбка пропала, плечи осунулись. Маше было очень больно. Очень. Она тихо вышла из палаты.

Макс закрыл глаза. Теперь он понимал, что натворил. И не только то, что сам поступок был мерзким , но сколько боли он принёс Маше.

 

Маша стояла около палаты. Слёзы текли по щекам. Она даже не плакала. Плакала её душа. Почему так? Почему ей досталось столько бед? Они так любили друг друга, строили планы, жили очень хорошо. Пока не грянул первый гром. Потом авария. А теперь вот это..

Что теперь делать? Кто бы она ни была, он это сделал. Он, и только он. А почему он сказал только сейчас? Ведь это было задолго до аварии..Маша вытерла слёзы и вернулась в палату. Макс смотрел на неё.

-Маша, прости меня. Если ты уйдешь, то я пойму. Ты будешь на сто процентов права. Я поступил подло.

-Почему ты сразу не сказал?

-Это было наваждение. Я понимаю, что звучит глупо. Но она мне не нужна была вообще. Она для меня никто.

-Вы больше не встречались?

-Встречались. Она сюда приходила. Обещала, что скажет тебе всё сама. Понимаешь, в то утро я ехал к ней поговорить, чтобы она от меня отстала, задумался и… А у неё на меня вдруг организовались планы.

-Я поняла тебя. Ты должен был мне рассказать тогда сам. И тогда мы бы могли спокойно разойтись. Я не стала бы устраивать скандал, ведь я сама тебя отпускала. А теперь.. Теперь я не знаю..

-Теперь я инвалид, лежачий. Теперь ты свободна и можешь вполне поступить со мной по справедливости. Я понимаю, что я …. Да как хочешь назови. Подонок. Но держать тебя я не хочу, не имею права. И рассказать я должен был сам, а не она.

-Я понимаю. Мне нужно подумать.

Маша вышла. Макс переживал внутри такую бурю, что хотелось кричать, рвать эти проклятые бинты, вскочить, встать на колени и просить у любимой прощения! Но он лежал неподвижно и ничего не мог с этим поделать.

Маши не было около часа. Когда начала открываться дверь, то Макс ждал увидеть Машу. Но это снова была Жанна.

-Что тебе?-Макс почти кричал,-Уходи! Зачем ты пришла?

-Не ори! Я пришла сказать тебе, что у тебя отличная жена. А ты-кобель! Ты недостоин такой жены! И правильно тебя жизнь наказала! Я говорила с ней. Знаю, что ты лежачий. Успокойся, такой ты мне не нужен. Да! Не нужен. Я ухожу. Мне только Машу жалко. За тобой будет ухаживать. Я её отговаривала, да, похоже, не получилось..Прощай, неудачник. И цени жену. Если она тебя тоже не бросит!

Макс смотрел и слов, чтобы ответить , у него не было.. Она была права. Абсолютно права. Он неудачник, полный дурак, да ещё и лежачий теперь. Так ему и надо. А Маша… Она … Таких не бывает.. И если уйдет, то будет права..

Маша пришла в палату. Она изменилась. Не улыбалась, смотрела печальными глазами. Такой удар после аварии был не меньшим для неё.

-Маша…

-Знаешь, Макс… Мне очень больно. Я еще ничего не решила. Но я буду ухаживать за тобой, пока ты в таком состоянии. А там посмотрим. В любом случае, нам обоим есть, о чем подумать..

-Спасибо, родная. Я не имею права тебе это говорить, но… Я люблю тебя! Спасибо тебе за всё..

-Будем жить.. Посмотрим, что из этого получится…

_________________________________

Маша простила Макса. Через год он смог начать ходить на костылях. Сейчас у них двое детей. Диагноз иногда бывает допустимым, но не абсолютным. А вот отношения должны быть абсолютно честными, а не допустимыми.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,085sec