Тезка. Рассказ.

Настя не должна была ехать одна. Но кто бы мог подумать, что рожать она начнет раньше срока на месяц, да еще и посреди пустой трассы? Путь срезать она хотела и попала на абсолютно неизвестную дорогу. Попыталась вырулить, чтобы повернуть обратно, и, конечно же, увязла в сугробе. Она с тоской смотрела в белую мглу – ни души.

 

 

Это была ее первая беременность и соответственно первые роды, поэтому она совсем не знала, чего ей ждать. И почему она не читала внимательно все эти книжки, которые все пихала ей мать?

Настя достала телефон, проверила сколько палочек – одна, но хоть что-то. Попробовать вызвать скорую? Но что она скажет, если сама не знает, где находится?

Когда вдалеке показалась машина, у нее как раз началась очередная схватка. Да что ж такое-то! Настя с трудом выкатилась из машины, схватилась за бампер и принялась отчаянно махать рукой. Машина притормозила, и оттуда вышел высокий бородатый мужчина. В любой другой раз Настя, может, и испугалась бы его — здоровый и хмурый, но сейчас ей уже ничего не было страшно.

— Трос есть? – спросил он. – Застряли, да?

Настя принялась лихорадочно вспоминать, есть ли трос. Наверное, нет. Разве же она думала о том, что она может застрять. Тогда Настя думала только о том, чтобы найти Ивана. У нее был его адрес, и она решила сделать ему сюрприз. Он звонил накануне, объяснял, что у него много работы, и он никак не сможет вырваться…

— Нету троса, — простонала она.

Мужчина глянул на нее с тревогой.

— Вам плохо?

Он смерил глазами ее живот и сразу предположил:

— Началось?

Настя кивнула. Мужчина снял шапку, потом опять надел. Посмотрел вдаль, словно что-то прикидывая.

— Придется тут машину бросить, — вздохнул он. – Я на той неделе трос забыл, мужика одного тащил, ну, у него и оставил. Только я это, по акушерским делам не силен, так что давай-ка до больницы потерпим. Вас как зовут?

— Настя.

— А я Михаил. Поехали, отвезу вас в больницу. Тут тридцать километров всего, родить, надеюсь, не успеем.

Насте уже было все равно. Она с благодарностью плюхнулась на заднее сидение. Совсем недавно у нее отошли воды, и на морозе одежда быстро начала дубеть.

Михаил сел за руль, посматривая на рожающую пассажирку.

— Ну как? – спросил он.

— Терпимо.

Он кивнул.

— А представляете, — сказал он. – Я же трос забыл из-за вашей тезки. Хотите, расскажу? Может, хоть немного отвлечетесь…

Настя не любила все эти истории, она даже снижала баллы болтливым таксистам. Но сейчас это было кстати.

— Я путешественник, блогер, — он указал на камеру, которая лежала здесь же, на заднем сидении. – Снимаю разные уголки земли, не суть важно. Я уже давно так, еще до того, как это стало модно. И была у меня невеста в родном городе, и звали ее как вас, Настя. Она меня ждала-ждала, да не дождалась. Давно это было. Но я нет-нет, а вспомню ее. Нет, вы не подумайте, я ее ни в чем не виню – ей семью хотелось и детей, а мне путешествовать. И вот как жизнь повернулась – застрял мужик один, так же как и вы. И я его вытащил. Он меня в благодарность в гости позвал. Я приехал – а там моя Настя. Жена его то есть. Вот такая история. Я как увидел ее – дар речи потерял. Это надо же через столько лет, в этой Сибири встретиться…

Опять началась схватка, и Настя поморщилась – на этот раз более ощутимая. Когда немного отпустило, она спросила:

— А она что?

— Она? Ничего. Не будет же она при муже… В общем, сделала вид, будто мы незнакомы. А я вот теперь всю неделю езжу и думаю, как бы все могло быть.

Настя вспомнила жену Ивана и маленького мальчонку, который держался за ее юбку. Иван тоже сделал вид, что они незнакомы…

— Вы ее еще любите? – спросила Настя.

— Да не знаю я. Кто же знает, что такое любовь? Вот вы – любите своего мужа?

Настя поймала его взгляд в зеркале и сказала:

— У меня нет мужа.

— Совсем?

То ли гормоны, то ли откровенность этого Михаила развязали ей язык. И она рассказала все – как Иван обманывал ее все это время, жил на две семьи, и что она теперь – мать-одиночка…

Он взял ее номер телефона, передав в приемном покое в руки врачей.

— Я сейчас трос где-нибудь добуду, и машину вашу пригоню, только ключи мне оставьте, я их потом оставлю здесь у охраны. А вы напишите, как все завершиться. Кого ждете-то?

— Мальчика, — сказала Настя.

Родила она через семь часов. Сообщила маме и подругам. Ивану ничего не стала писать.

Про Михаила вспомнила только утром. Написала ему – «Мальчик. 2560. Дышит сам».

Машину он и правда пригнал к роддому, так что было на чем добираться домой. Настя прислала ему фотографию голубого свертка с крошеным личиком.

«Как назвали?» — спросил он.

«Михаилом», — ответила Настя…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.57MB | MySQL:47 | 0,075sec