Теперь я справлюсь сама

С утра шёл дождь со снегом, на улице было холодно и сыро. Снег, такой белоснежный и пушистый ещё вчера, посерел и отошёл водой. Пройти по улице, не замочив ног, было просто невозможно… Юля пробиралась по тропинке, держа на руках Никиту. «Ничего, ничего, сыночек! – шептала она малышу, – Ещё немножко – и мы будем у бабушки, там уже и согреемся, и успокоимся…» Маленький мальчик капризничал: он хотел спать, ему было холодно и некомфортно. Наконец вдали показались огни родного дома. Юля вздохнула и открыла дверь калитки…

 

 

— В смысле «вернулась домой»?! – Мария Семёновна, мать Юли, недоуменно смотрела на дочь сквозь стёкла очков, – Ты что, решила уйти от мужа?!

— Мам, ты, вообще, видишь, что он сделал?! – Юля подняла рукава свитера. Её руки были синими, почти чёрными, от кровопотёков. То же было на спине и на ногах, – Это не первый раз уже. Или ты хочешь, чтобы он меня просто убил?! У меня сын маленький, ты не забыла?!

— Я считаю, что не стоит выносить сор из избы! Не хочу влезать в ваши отношения! – вскинула голову женщина, – Вы завтра помиритесь, а я крайней буду?! Ну, побил муж – с кем не бывает…

— Бьёт – значит, любит, да?! Мама, я не собираюсь с ним мириться! Единственное, чего я хочу – развестись! – чуть не плакала Юля.

— Значит так! – подал голос Юлин отец, Михаил Владимирович, – Ты и Никитка сегодня можете переночевать здесь: так уж и быть, на ночь глядя, я из дома тебя с маленьким ребёнком на руках не выгоню. Однако завтра же ты возвращаешься к мужу! Илья – прекрасный муж и отец! Я его и его отца всю жизнь знаю! Такой зря свою жену не обидит! А если получила – значит, сама заслужила такое отношение! Нужно вести себя нормально, мужу угождать! А то придумали это «равноправие», а мужчины теперь виноваты!

— В чём я виновата, пап?! В том, что Илье суп показался недосоленным, и он его в туалет вылил, а потом избил меня из-за того, что голодный остался?! Или в том, что он вернулся домой под утро весь в чужой губной помаде, а я ему об этом посмела сказать?! Или в том, что я выгладила не все его 5 рубашек, а только 3 успела, а он хотел надеть, конечно же, одну из тех, что остались не выглаженными?! Ты ведь ни разу на мать руку не поднимал, почему же ты Илью оправдываешь?! Неужели тебе совсем меня не жалко?!

— Твоя мать – умная женщина. Она никогда на рожон не лезет, всегда мужа слушает. За что на неё руку поднимать?! Будь и ты мудрой, мужа слушай – и будет тебе счастье. Муж – в семье глава! Вы, современная молодёжь, позабыли об этом. А зря…

— Пап, неужели тебе меня совсем не жалко?! – Юля едва не плакала, – Я ведь твоя родная дочь! Никитка – твой внук!

— Мне жалко Илью, которому приходится каждый день терпеть твоё упрямство и непокорность! Вот его мне, действительно, жаль! У него ангельское терпение! Кстати, ты сказала мужу, что к нам поедешь? – нахмурился Михаил Владимирович, – Или он должен волноваться и думать о том, куда вы пропали?! Ты снова о муже не подумала, а хочешь, чтобы он к тебе нормально относился!

— Нет, не сказала, – тихо проговорила Юля. Она, наконец, поняла, что здесь, в родном доме, ей помощи ждать не от кого. Родные люди оказались ничуть не лучше чужих…

— Я сам ему позвоню! – рявкнул отец, – Пусть завтра тебя домой забирает. Жена называется… А потом удивляешься, что муж руку поднимает… Я бы за такое прибил!

Юля, впихнув в себя бутерброд с чаем под ворчание и возмущения родителей, ретировалась в свою девичью комнату. Здесь всё было так же, как и тогда, в дни её беззаботной юности. Розовые покрывала и шторы в тон, косметика под зеркалом, плакаты любимых актёров на стенах… Юля уложила Никиту спать, напевая сыну его любимую колыбельную. Уставший малыш уснул почти мгновенно. Молодая женщина, обняв сына, так сладко пахнущего детством, всё никак не могла уснуть. Воспоминания роились в её памяти, сменяясь, как картинки в калейдоскопе…

… Вот Юля, маленькая симпатичная девочка, белокурая, голубоглазая, с огромным белым бантом и букетом разноцветных астр идёт в первый класс. В школу её привели родители: они гордятся тем, что у них такая замечательная дочь. Юле нравилось в школе. Её любили в классе, она ладила со всеми, была совершенно не конфликтной. А вот с учёбой всё было не так гладко. Юле было сложно во всём разбираться самой, а родители совершенно не интересовались школьными успехами дочери: в школу её привели, и на этом свою миссию считали выполненной. К тому же в том же году, когда Юля пошла в первый класс, у них родился наследник – Юлин младший брат. Мальчика назвали Валерой. С его рождением всё внимание родителей переключилось на него. Сын стал их главным смыслом жизни, а дочь… «В дочь нет смысла вкладывать – всё равно в другую семью уйдёт!» – любил повторять отец. По этому принципу они и жили. Однако Юля не роптала: она привыкла подчиняться родителям.

К восьмому классу Юля «скатилась» на тройки. Родители даже не проверяли у неё домашнее задание, не говоря уже о том, чтобы что-то объяснить. Всё, что девочка могла сама, она делала. Всё, что не получалось – не получалось. За оценки Юлю никогда дома не ругали. Родителям, действительно, было всё равно, как она учится и учится ли вообще. В дневник мать заглядывала только для того, чтобы раз в месяц расписаться за прошедшие недели. Зато за другое девочка запросто могла получить. Например, на Юле класса с 5-го был прядок в доме. Так как жили они в деревне, и у них был большой дом, то это было довольно непростое задание – содержать жилище в порядке. Сколько раз Юля получала от отца за то, что не успела убраться, плохо протёрла пыль или не вымыла полы! Зато к 6-му классу она справлялась с уборкой идеально. С весны по осень у Юли появлялась ещё одна обязанность: работа на огороде. Юля должна была рвать сорняки, поливать грядки, пропалывать их. Всё это девочка делала наравне с матерью. Это не считалось чем-то особенным.

Классе в 7-м мать стала привлекать Юлю к готовке.

— Ты должна всё уметь! – говорила она, – Выйдешь замуж – будешь мужу вкусно готовить, он будет на руках тебя носить! Путь к сердцу мужчины лежит через желудок!

— Я не хочу замуж! – пожимала плечами Юля. Девочка видела, как живёт мать, пытаясь во всём угождать супругу. Это её не вдохновляло.

— Что ты понимаешь! – отмахивалась Мария Семёновна, – Призвание женщины – это семья, дети… Это и есть женское счастье!

— Мам, а кем ты мечтала стать в юности? – спросила Юля, задумавшись, – Мы сегодня в школе об этом разговаривали, а я растерялась… Я не знаю, кем хотела бы стать…

— Я всегда хотела удачно выйти замуж и быть хорошей женой и матерью! – вскинула голову женщина, – Моя мечта осуществилась.

— А работа? Кем ты хотела стать по профессии?! – не унималась Юля.

— Работа – это прерогатива мужчин. Как и высшее или профессиональное образование. Женщине не обязательно работать. Я, например, окончила ПТУ по специальности «продавец». Это мне, правда, пригодилось: ты же знаешь, что отец купил для меня магазинчик. Работает и зарабатывает у нас отец: он полковник полиции. Мы обсудили все эти нюансы ещё не будучи мужем и женой.

— И тебя всё это устраивает?! – прищурилась Юля, – Полностью подчиняться мужу и не иметь своего мнения?!

— Меня устраивает то, что отец берёт на себя всю ответственность за семью. Он материально полностью нас обеспечивает, поэтому, естественно, имеет право требовать повиновения. Да, мы живём по его правилам, но это нормально. У нас крепкая семья. Это главное! Ты поймёшь это, когда выйдешь замуж.

… Юля влюбилась в 16 лет. Влюбилась до одури. Она смотрела на Юру – и готова была прыгнуть вслед за ним со скалы. Парень тоже был влюблён в симпатичную девчонку. Юра приезжал к ним в деревню на каникулы к бабушке. Сам он жил в соседнем городе. Молодые люди встречались по вечерам, когда Юля выходила гулять с подругами. Тогда они уходили от всех к реке, обнимались и клялись друг другу в вечной любви и верности. Так было целый месяц, пока обо всём этом не узнал Михаил Владимирович. Тому сказал знакомый рыбак, что каждый вечер видит на берегу реки его дочь и городского парня: «Смотри, чтобы внуков раньше времени нянчить не пришлось!» – пошутил он.

В тот вечер отец ждал Юлю на кухне. Он избил её до синяков и сказал, что если она ещё хоть раз увидится с Юрой, то он посадит парня: повод, мол, найти проще простого. В том, что отец не шутит, Юля не сомневалась.

— Ты выйдешь замуж за того, за кого я скажу! – кричал мужчина, – Не смей меня перед людьми позорить и шляться со всякими!

Юля молчала. Она знала, что отец никогда не услышит её и не поймёт. Мать застала её вечером следующего дня, когда девушка пыталась наглотаться таблеток, но ей стало плохо.

— Что ты себе думаешь?! – кричала она, – Если отец об этом узнает, он тебя в психушку отправит! Ты этого добиваешься?! Ты и так испытываешь его терпение!

— Мам, я люблю Юру, а он – меня. Мы пожениться мечтали, когда мне 18-ть исполнится… – рыдала Юля.

— Вот когда исполнится – тогда и поговорим, – сказала мать, – а пока бери себя в руки и не зли отца. Ты и так в этом уже преуспела…

Тем летом Юлю гулять больше не выпускали… Она узнала от подруги, Инги, что Юра уже спустя неделю начал встречаться с другой девушкой. Так Юля разуверилась в мужчинах и в любви…

Юля окончила ПТУ. Отучилась, как и мать, на продавца продовольственных товаров, хотя никакого желания быть этим самым продавцом у неё не было. Благо, здесь же, при училище были курсы ногтевого сервиса. Их Юля окончила с гораздо большим рвением и желанием. Девушка даже успела пару месяцев поработать в салоне: договорилась, чтобы не ходить на официальную практику. Эта работа ей нравилась, и Юля с удовольствием осталась бы работать, если бы не одно «но»: отец решил, что пора ей замуж.

— Хватит уже на нашей шее сидеть! – заявил он как-то вечером, вернувшись с Валерой после секции хоккея, куда он возил сына с 7-ми лет (при этом Юля не посещала ни секций, ни репетиторов – на это у неё не было времени, а у родителей – денег), – Отучилась, образование есть, 18-ть исполнилось… Пора замуж идти!

— Но мне не за кого замуж выходить! – развела руками Юля, – Пап, я не хочу замуж! Можно, я лучше на работу пойду?!

— А ты причём?! Я у тебя что, желание спрашивал?! Ты уже взрослая – пора! – хмыкнул отец, – Жениха найдём, твоё дело маленькое… Ты помнишь Виталия Павловича, он весной к нам в гости приезжал на майские с семьёй? Ты приглянулась его сыну, Илье. Хороший парень…

— Пап, за окном 21 век, а ты хочешь меня замуж выдать?! Я этого Илью всего два раза в жизни видела. Да и не понравился он мне: какой-то высокомерный, напыщенный, наглый…

— Ты разговаривай меньше! – прикрикнул на дочь Михаил Владимирович, – Конечно, родители должны детей женить и замуж выдавать! Что ты в свои 18-ть лет понимаешь?! А мы жизнь прожили и лучше знаем, кто для дочери парой хорошей будет! Думать, милая моя, наперёд надо! Думаешь, отчего так много сейчас разводов среди молодёжи?! Правильно, потому что выходят замуж за первого встречного: мол, люблю не могу. А жить-то оказывается, приходится не в сказке! Реальность – она такая. Одной романтикой и вздохами под луной сыт не будешь! Илья – серьёзный мужчина, и должность у него серьёзная, и зарплата, кстати. Поэтому и высокомерный слегка. Это не страшно. Узнаете друг друга получше – куда всё денется. Зато будешь с ним как сыр в масле кататься: ни проблем, ни забот.

— Я не хочу узнавать его получше, не хочу жить в золотой клетке! – упёрлась Юля.

— А у тебя не спрашивает никто! Ты живёшь за мой счёт, поэтому будешь делать то, что я тебе скажу! – ударил кулаком по столу мужчина. Естественно, так и случилось.

Юля не любила вспоминать свою свадьбу. Да, всё было красиво и показательно. Белое платье в пол, пышная фата, дорогой ресторан, шикарный стол… Именные бутоньерки и живые цветы повсюду… Только почему-то Юля чувствовала себя птицей в золотой клетке, которой спутали крылья и она не может взять – и улететь в небо. А так хотелось… Зато её молодой супруг, который был старше её на 12 лет, чувствовал себя вполне комфортно, по-хозяйски обнимая Юлю и целуя её под громкое «Горько!», которое скандировали гости раз за разом.

Юля закрывала глаза, когда муж её целовал. Она возненавидела эти поцелуи всей душой… Так же, как со временем и его прикосновения, его запах, его присутствие… Слава Богу, она быстро забеременела. Беременность протекала сложно, и доктор запретила даже спать с мужем в одной постели, чтобы он случайно не толкнул её. Естественно, ни о каком интиме теперь не было и речи. Илья страдал, а Юля наслаждалась тем, что снова спала одна в своей постели. О том, что муж начал гулять ещё тогда, Юля догадывалась, но Илье ничего не говорила: её, в принципе, это совершенно не волновало, скорее, наоборот – одной обязанностью становилось меньше…

Юля родила сына в срок. Она исправно кормила малыша грудью, меняла подгузники и, вообще, стремилась стать самой лучшей матерью. Никиту она любила больше жизни. Наверное, так же сильно, как и возненавидела к тому времени мужа. Илья, наверное, всё-таки чувствовал отношение жены. Только вот изменить это отношение он решил своеобразно.

Когда родился Никита, Юля оказалась привязанной к ребёнку. Она не могла выйти на работу, не могла просто надолго отлучиться из дома. Теперь Юля уже не могла быть такой идеальной хозяйкой, как до рождения сына. Она не всегда успевала приготовить обед из трёх блюд, вымыть пол в коридоре или пропылесосить комнату… За всё это муж спрашивал с неё, как когда-то отец. Сначала – просто кричал, а со временем стал применять силу… Теперь Юля часто ходила в синяках, а муж – гордый и довольный собой. Так он получал от жены хоть какие-то эмоции. А то, что страх и ненависть – это далеко не любовь, его нисколько не волновало…

Юля помнила, как позвонила матери после того, как муж впервые избил её. Тогда её трясло от страха и от безысходности.

— Мамочка, – рыдала она, – забери меня отсюда! Я боюсь его!

— Прекрати истерику! – сухо проговорила мать, – Молоко пропадёт! О ребёнке думай! Лучше объясни, что конкретно у вас произошло!

— Илья избил меня! У меня всё тело в синяках! – плакала молодая женщина, – Я таким его ещё никогда не видела!

— За что? Сама, наверняка, мужа спровоцировала… Не мог же он просто так, ни с чего, избивать тебя.

— Я приготовила на ужин плов, а он хотел картошку с мясом. Правда, он сказал об этом, когда я плов уже на плиту поставила… Я решила, что картошку завтра приготовлю, а сегодня пловом поужинаем… Илья пришёл и… и… Он мне этот плов чуть на голову не высыпал! А потом принялся избивать… Я думала, он меня убьёт!

— Я же говорю: сама виновата! – хмыкнула Мария Семёновна, – Сама мужа спровоцировала, а теперь ноешь! Мало ещё получила, если звонить и жаловаться можешь!

— Как ты можешь, мам?! Ты же – моя мать! – Юля пыталась достучаться до матери, – Илья меня обидел, мамочка! Мне очень больно!

— Я – за справедливость! – ответила женщина сухо, – А правда на стороне Ильи. Он же сразу сказал, что не хочет на ужин твоего плова. Нужно было просто услышать мужа и сделать так, как он сказал!

Тогда Юля ещё раз убедилась, что рассчитывать на поддержку родителей не стоит. Она лишь старалась лишний раз не попадаться мужу на глаза, делать всё так, как ему нравится, но Илья всё равно находил повод – и Юля снова ходила в синяках… Больше всего Юля боялась, что когда-нибудь Илья её ударит так, что она больше не встанет. А ведь у неё сын… Никите она нужна – как он будет без матери?! Только ради сына Юля теперь жила…

Вот и в этот раз… Юля недостаточно хорошо, по мнению мужа, вычистила его ботинки. Да, она спешила – тогда как раз проснулся Никитка и плакал – звал маму. Поэтому она, действительно, почистила ботинки мужа наспех, не идеально. Илья это заметил. Муж избивал её с каким-то садистским удовольствием, наслаждаясь самим процессом. Это Юля видела по его глазам. Ему нравилось, когда она рыдала и просила пощады… Как же она его ненавидела в такие моменты! Но самым страшным для Юли было осознание того, что всё это однажды увидит её сын. В такой семье нельзя вырастить психически здорового ребёнка! С этим нужно было что-то делать… Благополучие сына было для Юли превыше всего…

… Юля смотрела в окно. За окном уже начинало сереть. В эту ночь она так и не уснула. Девушка слышала, как отец звонил её мужу: долго извинялся за непутёвую дочь и сказал, что ждёт зятя вечером. То есть, времени у неё осталось до вечера… Юля вздохнула. Она уже представила себе, как злобно будет смотреть на неё Илья, когда приедет за ней к родителям, как они будут молча ехать в его машине. А потом, дома, когда она уложит Никитку… Потом муж отыграется за всё. И за то, что она его опозорила перед родителями, и за то, что сбежала, и просто за своё испорченное настроение… Юля вздрогнула: она боялась Ильи. Боялась по-настоящему. Он об этом знал и этим наслаждался.

Юля не знала, что ей делать дальше. «Разве что к Инге в Питер податься, – промелькнула мысль, – она давно меня к себе зовёт…» Инга была лучшей подругой Юли, они вместе учились в школе, потом – в ПТУ. После его окончания девушка рванула в Питер, решив не возвращаться в провинцию. Там она и жила, снимая квартиру и работая, по официальной версии, в кафе. На своих новых фото Инга была модной красоткой, которая позировала на фоне крутых машин и в клубах с дорогими коктейлями, а иной раз – и где-то на курортах среди пальм или в морских волнах. Юля не знала, откуда у питерской официантки такие деньги. Спросить об этом у подруги она не решалась…

Больше Юлю никто нигде не ждал. Молодая женщина собрала вещи и отправилась на вокзал, пока родители разъехались по рабочим местам. Никитка сладко спал в слинге, не подозревая, что мать задумала такие кардинальные перемены в их жизни. Поезд на Питер задерживался, Юля нервничала: она не хотела, чтобы родители поняли, что она сбежала, раньше времени. Юля уже сообщила Инге о своём приезде. Правда, подруга не высказала особой радости, узнав, что она с полугодовалым малышом, но обещала что-то придумать… О том, что будет с ними в Питере, Юля старалась не думать: денег у неё почти не было, жилья и родственников там – тоже. Она уезжала практически в никуда. Просто, чтобы не возвращаться к мужу.

— Юля, ты где?! – Мария Семёновна дозвонилась до дочери на 7-й раз. Та случайно взяла трубку – просто задумалась, – Ты почему трубку не берёшь?! Я звоню тебе, звоню… Где ты бродишь?! Здесь такое случилось! Даже не знаю, как тебе сказать! – тараторила мать, не давая Юле вставить ни слова, – Илюша на машине разбился! Представляешь! Бедный мальчик! Насмерть! Он выпил и за руль сел, хотя знал же, что за тобой ехать придётся! Так, по крайней мере, сказали… А дороги сама знаешь какие – вчера был дождь со снегом, а сегодня – снова мороз… Что ж теперь будет?! Возвращайся скорее, нам нужно теперь похоронами заниматься, свекры твои приедут завтра… Беда… Ты ведь теперь вдова, дочь… Зато с квартирой в городе и приличным наследством…

Юлин поезд как раз прибыл, когда она сдала билет. Её руки дрожали, а сердце выпрыгивало из груди. «Он разбился! – отдавало в висках, – Разбился! Его нет!» Теперь не нужно бояться и с ужасом ждать возвращения мужа домой, не нужно улыбаться и кивать, не нужно унижаться… Всё закончилось. Смерть мужа принесла Юле только облегчение. Женщина обняла сына. У неё будет другая жизнь! Больше она никому не даст в обиду ни себя, ни Никиту!

… — Нет, пап, я не останусь у вас! – в который раз повторила Юля, – Я буду жить в своей квартире, а не сдавать её! Неделя после похорон Ильи прошла. Я возвращаюсь домой. Заметь, даже свекры спокойно приняли тот факт, что квартира остаётся мне и Никите.

— А за что ты жить собираешься?! Или, думаешь, денег мужа тебе надолго хватит?! – повысил голос отец.

— Я выйду на работу, как только Никитку можно будет отдать в детский сад. А пока буду работать дома: я хорошо зарекомендовала себя в ногтевом сервисе! Куплю нужное оборудование, свободная комната для кабинета в квартире есть… Жить с вами я больше не хочу: это из одного ярма – и сразу в другое. Спасибо, пап, но я больше не позволю вам решать за меня. Когда я просила защитить меня – ты отказался. Теперь не надо. Дальше я сама.

— Ты сама ничего не сможешь! Женщина не может существовать без мужской защиты и покровительства! Любой женщине нужен муж! Или, пока его нет, отец! Тебя, одинокую женщину с ребёнком, никто серьёзно воспринимать не будет! Ты должна сейчас остаться дома, а потом замуж выйдешь во второй раз за хорошего мужчину…

— Нет! – Юля вскочила, – Больше со мной подобные трюки не пройдут! Квартира мужа моя по праву! Моя и Никиты. А с остальным я как-нибудь разберусь! Вы уже выдали меня однажды замуж – еле жива осталась. Хватит!

— Ты могла бы пожить и дома, а Валера учиться в город поедет, вот он и пожил бы пока в этой квартире… – тихо предложила мать.

— Квартиру Валере вы и так купите: для сына вам ничего не жалко. Я у вас ничего не прошу. Просто оставьте меня в покое! Я и сама теперь справлюсь. Спасибо за помощь!

… И Юля справилась. Уже спустя 3 месяца у неё были свои постоянные клиентки, которым она делала маникюр. Молодая женщина зарабатывала с каждым месяцем всё больше, с зарплатой повышалась и её уверенность в себе. Юля радовалась теперь каждому новому дню, наслаждалась каждой минутой своей жизни. С родителями Юля практически не общалась: отец так и не смог ей простить того, что она оказалась настолько своенравной, что позволила себе проживать свою жизнь так, как считала нужным…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.67MB | MySQL:47 | 0,089sec