Свекровь

Нина Анатольевна слишком сильно любила своего сына и потому очень многое прощала его жене. Петр был единственным и самым любимым ребенком Нины Анатольевны и несмотря на отсутствие понимания со стороны невестки, пожилая женщина старалась сделать так, чтобы Петр не видел этого и не понимал сложностей в отношениях между своими матерью и супругой.

 

 

Мария появилась в жизни Петра, когда ему было двадцать пять лет. К этому времени Нина Анатольевна была полностью довольна своим сыном: Петр получил отличное образование, нашел достойную работу, купил собственную квартиру. В общем, женихом был завидным, а тут появилась эта Маша. Самая обычная девчонка, приехавшая в большой город из деревни, целеустремленная и умеющая добиваться своего. Влюбилась в Петра и, разумеется, решила, что он обязательно полюбит ее. И в этом она своего добилась.

— Мам, я женюсь, — заявил Петр, приехав к матери на очередные выходные, — я встретил ту женщину, на которой можно и нужно жениться.

Нина Анатольевна опешила. Она никак не ожидала от сына такого заявления, более того, она совершенно не была готова к подобной самостоятельности своего единственного сына. Петр всегда был рядом, он был ее поддержкой и опорой, а тут вдруг в его жизни появилась другая женщина, которая сделала его зависимым от себя.

— А тебе не кажется, что ты торопишься? – скептически поинтересовалась Нина Анатольевна, глядя на сына. – Может быть, эта девушка не стоит того, чтобы так гнать лошадей?

Петр рассмеялся:

— Мама, я никуда и никого не гоню. Я люблю Машу, она любит меня, мы хотим создать семью. Разве не ты мне говорила о том, что мечтаешь о внуках?

Нина Анатольевна прикусила язык. Действительно, она любила размышлять о том, как однажды в ее жизни появятся маленькие внучата, желательно, как минимум, двое, чтобы она была счастлива. Нина Анатольевна только не учла того, что сын слышал ее размышления и делал соответствующие выводы. А тут еще эта Маша, которая ну никак не вязалась в голове матери Петра с той идеальной женой, которую придумала женщина для своего сына.

— Мечтаю, но ведь ты еще молод! Куда так торопиться? Вы с Машей еще недостаточно хорошо друг друга знаете, чтобы принимать такие серьезные решения.

Петр нахмурился, и Нина Анатольевна заволновалась. Ей совсем не хотелось портить отношения с сыном, она обожала своего Петеньку и желала ему только самого хорошего. Раз уж так вышло, что он выбрал Машу, пусть будет она. Вот однажды он пожалеет о том, что женился на ней, и тогда Нина Анатольевна обязательно припомнит ему то, как предупреждала сына о его поспешном и необдуманном решении.

Однако, прошло уже больше года с тех пор, как Петр и Мария поженились, а сын и не думал жаловаться на свою жену или говорить матери о том, как она была в свое время права.

Так вышло, что родила Нина Анатольевна сына Петю в достаточно осознанном возрасте: ей было уже сорок три, когда Петя, такой долгожданный, появился в жизни женщины. Нина Анатольевна была счастлива появлению ребенка, потому что уже и не рассчитывала на то, что природа подарит ей такой неожиданный подарок. Отца у Петра не было, он никогда не спрашивал у матери, от кого она его родила, а Нина Анатольевна не посвящала сына в подробности своей личной жизни, давным-давно оставшейся в прошлом.

Но, вот если Петр не интересовался тем, кем был его отец, то Мария, его жена, почему-то постоянно старалась разузнать подробности того, кто в действительно стал тем человеком, что осчастливил Нину Анатольевну и подарил ей шанс быть матерью.

— Нина Анатольевна, а почему вы никогда и ничего не говорите об отце Пети? – то и дело спрашивала у свекрови Маша, своими вопросами только раздражая Нину Анатольевну.

— Потому что говорить нечего, — сухо отвечала мать Петра, стараясь сохранять спокойствие, — совершенно нечего рассказывать о том, что давно осталось в прошлом.

— Вы ведь родили Петю в сорок три, то есть тот мужчина, от которого был рожден Петя, был вашим последним шансом?

Нина Анатольевна злилась на невестку за столь грубые вопросы, явно являвшиеся неприличными, но вслух об этом не говорила. Девушка казалась Нине Анатольевне глупой и бесцеремонной, сующей нос туда, куда совать его было не нужно.

— Я родила тогда, когда была к этому готова, — ответила Нина Анатольевна, — Маша, а что за интерес к моему прошлом и моей личной жизни? Тебе своей не хватает?

Другая бы на месте Марии давно бы уже смутилась, но только не невестка Нины Анатольевны. Маша делала круглые глаза, поджимала губы, обиженно цокала языком, но из раза в раз возвращалась к одному и тому же вопросу: кто был отцом Петра. Как будто вкуснее и интереснее историй в ее жизни не было.

«Как же я от тебя устала!» — часто думала Нина Анатольевна, глядя на Машу. – «Кто только послал тебя на мою голову?»

Невестку Нина Анатольевна недолюбливала, но не делала этого открыто, чтобы не обидеть сына и ни в коем случае не рассориться с ним. Сколько историй было известно женщине о том, как сыновья переставали общаться с родными матерями после того, как свекровь и невестка вступали в открытый конфликт. Нина Анатольевна не могла и не хотела допустить этого, ведь Петр был ее единственным сыном, а, следовательно, единственной надеждой и опорой в ее обозримом будущем.

Про себя Нина Анатольевна радовалась тому, что Мария не беременела. Если у Петра и его жены не было детей, значит, оставалась надежда на то, что они в будущем все же не будут вместе. Нина Анатольевна, сама не зная почему, была яростной противницей этого брака между своим сыном и этой провинциальной девчонкой, которая появилась из ниоткуда и забрала у любящей матери ее любимое чадо.

На свой день рождения Мария пригласила Нину Анатольевну в ресторан. Для свекрови это было показателем расточительности, ведь можно было куда скромнее отметить свой двадцать пятый день рождения.

— Там будут только близкие, — объяснил матери Петр, — поэтому это не сильно ударит по нашему семейному бюджету.

Нину Анатольевну такой ответ не удовлетворил, она все равно была против того, как Маша вела хозяйство, в каких магазинах покупала продукты, как готовила, как выбрасывала в помойку почти свежую еду только потому, что ей не хотелось два дня есть одно и то же. Свекровь не раз говорила невестке об этом, но Маша словно не слышала Нину Анатольевну и полностью игнорировала ее советы.

Свекровь до последнего не знала, что дарить невестке на день рождения. В свои семьдесят лет женщина плохо разбиралась в моде, интересах более молодых людей и том, что вообще принято теперь дарить на праздники. Подруг у Нины Анатольевны отродясь не было, потому что женщина считала женскую дружбу не более, чем лицемерием, дочерей у нее тоже не имелось, а Мария была первой и пока единственной женой ее сына.

Пройдясь по магазинам, Нина Анатольевна так и не смогла выбрать подходящий подарок. Пришла домой, перебрала свои драгоценности и выбрала кольцо, которое когда-то в далеком прошлом ей подарил мужчина. Покрутила кольцо в руке, подавила нахлынувшую волну воспоминаний, а потом вздохнула и решила, что это и будет подарком для невестки.

Ресторан, выбранный Марией, находился в самом центре города. Нина Анатольевна никогда в нем не была, но не раз проходила мимо и видела, какие машины парковались рядом со входом. Обед или ужин в таком ресторане, судя по контингенту, посещавшему его, обходился в копеечку.

Свекровь не была первой из гостей. За столом уже сидели Петр, сама именинница и какая-то незнакомая Нине Анатольевне женщина. Свекровь не помнила такой на свадьбе сына и невестки, но зато сразу заметила взгляд, брошенный на нее незнакомкой. Словно та хотела уничтожить Нину Анатольевну своим то ли презрением, то ли негодованием. Пожилая женщина сразу почувствовала себя неловко.

— Нина Анатольевна, а вот ваше место, — радостно сообщила Маша и усадила свекровь аккурат напротив той самой неприятной особы, — знакомьтесь, это Ульяна Красина, моя подруга.

«Подруга?» — мелькнул немой вопрос в голове у Нины Анатольевны. Какая же это подруга, если она старше Маши как минимум лет на десять? Возможно, даже и больше, чем на десять, просто эта Ульяна достаточно хорошо выглядела.

Нине Анатольевне кусок в горло не лез, хотя все блюда выглядели более чем аппетитно. Женщину смущал взгляд этой самой Ульяны, которая буквально пожирала уже немолодую и заметно разнервничавшуюся женщину глазами.

«Что же за наказание такое?» — подумала с досадой Нина Анатольевна, а потом обратилась к сыну.

— Петя, я бы уже, пожалуй, пошла. Вы тут веселитесь, а я поеду домой.

— Мама, давай я отвезу тебя, — предложил Петр, а Нина Анатольевна от любезного предложения сына отказываться не стала. Ей хотелось побыть рядом с самым близким человеком, ведь уже так давно они не бывали наедине. С тех пор, как появилась эта Маша, а ведь, получается, что прошло почти два года.

Нина Анатольевна спохватилась, что не вручила подарок невестке. Протянула Маше коробочку с кольцом, а потом довольная и радостная невестка продемонстрировала свой подарок гостям.

— Посмотрите, какой раритет! Какое красивое! И, наверное, очень дорогое!

— Больше похоже на подарок, явно не купленный накануне, — неожиданно произнесла Ульяна и бросила свой неприятный взгляд на несчастную Нину Анатольевну. Пожилая женщина не знала, как реагировать на слова подруги своей невестки: означали ли они что-то хорошее или были оскорбительными?

— Это значит, что подарок хранился именно для такого важного случая, — вступился за свою мать Петр, и Нина Анатольевна с благодарностью сжала руку сына.

Дома она поплакала, потом снова ударилась в воспоминания, которые отгоняла весь вечер. Эта Ульяна со своим взглядом и словечками, бросаемыми резко и колко, была похожа на змею, которая жалила без разбору, только бы избавиться от накопившегося яда.

Через несколько дней, уже почти забыв про день рождения невестки и про свой подарок, Нина Анатольевна отправилась в магазин за продуктами. Делала она это всегда сама, потому что обязательно проверяла и цены, и сроки годности, и состав покупаемых продуктов. Петру нельзя было доверить столь важную задачу, потому что сын все время куда-то торопился, из-за чего мог купить не то или то, но просроченное или дороже в несколько раз, чем в том месте, где это гораздо дешевле покупала его мать.

Нина Анатольевна бродила среди полок, катя перед собой тележку и постепенно наполняя ее покупками. Она делала это не спеша, никуда не торопясь и получая от процесса особое удовольствие: походы в магазин за продуктами для пожилой женщины уже давно были чем-то вроде развлечения.

— Добрый день, — с Ниной Анатольевной кто-то поздоровался и, увлеченная изучением состава на банке с консервированной фасолью, пожилая женщина не сразу поняла, что кто-то обращается к ней. Подняла голову и едва банку из рук не выронила: перед Ниной Анатольевной стояла та самая Ульяна Красина, с которой несколько дней назад женщина встречалась на дней рождения невестки.

— Здравствуйте, — неуверенно ответила Нина Анатольевна и снова поймала на себе бурящий насквозь неприятный взгляд.

— А я вас сразу узнала, — сказала Ульяна так, как будто за это ей полагалась какая-то награда, — вы же мама Петра.

— Да, это так, — ответила Нина Анатольевна и вдруг увидела то, что заставило ее потерять дар речи. На безымянном пальце правой руки у Ульяны красовалось то самое кольцо, которое любящая свекровь подарила своей любимой невестке. Никогда и ни за что на свете Нина Анатольевна бы не спутала этот предмет роскоши с чем-то другим.

Ульяна заметила удивленный, скорее даже, изумленный взгляд Нины Анатольевны. В ее глазах появилась усмешка, а пожилая женщина едва смогла выговорить свой вопрос:

— Откуда у вас это?

— Вы о чем? О кольце?

— Конечно! Я при вас его дарила Маше!

Нина Анатольевна едва не захлебнулась от возмущения. Надо же, какая наглость! Неужели Маша посмела передарить подарок матери своего мужа своей подруге? Что за неуважение?

— Конечно, я помню, — Ульяна снова улыбнулась, и ее улыбка была похожа на неискреннюю, — она отдала его мне. А знаете почему?

Нина Анатольевна уставилась на Ульяну и вдруг начала понимать. Конечно! Ульяна Красина! Это была она! Та самая девчонка, которая вечно путала все карты.

Нина Анатольевна вспомнила все. Тридцать лет назад она познакомилась с Андреем, молодым мужчиной, который был неудачно женат на женщине, которая не могла родить ему ребенка. Причем у этой женщины, звали которую Натальей, от первого брака была дочь. Ульяна. Это была она.

Нина Анатольевна тогда была достаточно молодой, но при этом неглупой женщиной. Она видела, что Андрей в нее влюблен, она долго не подпускала мужчину к себе, учитывая то, что он был женат на другой. Однако, подарки и внимание со стороны Андрея были такими навязчивыми и порой очень приятными, что Нина Анатольевна сдалась. Она ответила ему взаимностью, и между мужчиной и женщиной начались отношения. Андрей собирался развестись с Натальей, но та плакалась, потому что боялась остаться одна с ребенком на руках.

— Это не мой ребенок, — твердил Андрей, — я хочу своих, а Наташа уже вряд ли мне их родит.

Ульяна же, зная о ситуации в семье и несмотря на свой юный возраст, делала все для того, чтобы отчим остался в семье. Имитировала болезни, плакала и стояла на коленях. Нина Анатольевна отлично понимала, что девчонка играет роль, чтобы удержать мужа матери, но вот Андрей принимал слишком близко к сердцу «переживания» падчерицы.

Когда Нина Анатольевна забеременела, она поставила своего любовника перед фактом: или он разводится с женой и уходит к ней, или же она уходит от него и рожает ребенка, который не будет иметь к мужчине никакого отношения. Андрей выбрал Нину Анатольевну, но развестись не успел. Он погиб в автокатастрофе за две недели до развода. Так Нина Анатольевна осталась без будущего мужа, а Наталья без мужа настоящего.

На память у Нины Анатольевны остались только драгоценности, подаренные ей Андреем. Среди них было и то кольцо, которое переходило из поколения в поколение, попадая в дар избранным женщинам. Нина Анатольевна тогда только догадывалась о том, что Андрей забрал кольцо у Натальи прежде, чем подарить ей. А теперь кольцо вернулось к Ульяне. И почему Нину Анатольевну не смутила фамилия Красина, ведь она отлично помнила, как звали жену и дочь Андрея. Видимо, память стала подводить, все же женщине шел восьмой десяток.

— Знаю, — ответила Нина Анатольевна, — вы обо всем рассказали Маше?

— Конечно! – ответила Ульяна. – Я вообще от близких подруг ничего не скрываю. Это у вас их никогда не было, ведь так?

Нина Анатольевна молчала. Она развернула тележку, чтобы проехать к выходу из магазина. Покупать уже ничего не хотелось, настроение было испорчено.

— Что же вы сами не рассказали сыну правду о том, как пытались увести его отца из семьи? Почему об этом он узнал от меня?

— Потому что я так решила, — холодно ответила Нина Анатольевна, — это наше семейное дело, а вы влезли в него со своей справедливостью.

— Вы тоже в свое время влезли в нашу семью. Если бы не вы, папа мог быть бы жив, и тогда моя мать была бы счастлива и прожила бы гораздо дольше. Я вас ненавижу.

Эти слова были сказаны с такой ненавистью, что у Нины Анатольевны подкосились ноги. Она с трудом дошла до выхода, постояла у дверей супермаркета, приходя в себя, а потом позвонила Петру.

— Петя, забери меня от магазина, я себя неважно чувствую.

— Мам, я на работе, тебя Маша заберет.

Нине Анатольевне было уже все равно. Прошлое обрушилось на нее как лавина, состоящая из снега и камней. Она сделала Нине Анатольевне больно, а еще больнее сделала невестка, передарившая кольцо Ульяне.

— Зачем ты это сделала? – сразу же спросила Нина Анатольевна у Маши. – Почему мне сразу не сказала о том, что познакомилась с падчерицей Андрея?

— Это кольцо приносит одни несчастья, — ответила Маша, — а я не хочу притягивать несчастья в семью. Я люблю вашего сына и жду от него ребенка. У кольца плохая аура, пусть оно вернется туда, откуда попало в нашу семью.

— Ты ждешь ребенка? – Нина Анатольевна вдруг поняла, что обрадовалась этой новости. – Давно?

— Срок – пятнадцать недель, и я очень сильно берегу эту беременность.

Нина Анатольевна кивнула. Мысль о том, что она станет бабушкой, радовала и волновала ее. Хотелось обнять Машу, извиниться перед ней за то, что она в свое время говорила невестке и, напротив, за то, о чем молчала.

— Я рада, — искренне ответила Нина Анатольевна.

— Поедемте домой, Нина Анатольевна, — мягко сказала Маша, — и не переживайте, с Ульяной я больше не буду общаться. Она получила то, что хотела, пусть считает, что справедливость восторжествовала. И еще… Петю надо сводить к могиле отца. Вы сделаете это?

Нина Анатольевна кивнула:

— Конечно, обязательно. Мне так много надо сказать Пете и так много ему нужно объяснить!

Автор: Юлия Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.63MB | MySQL:47 | 0,079sec