Сказ о простом человеческом счастье

Степан Егорович шёл своим привычным маршрутом путевого обходчика. Ему нравилась эта работа – постоянно на свежем воздухе, подальше от людей. Хорошо, что сейчас меньше применяют креозот для обработки шпал, на его участке сейчас заменили те шпалы на бетонные. Конечно, зарплата небольшая у обходчиков, что и говорить, но ему одному хватало. Предлагали перейти мастером, но он отказался. Пока отказался, ведь не юноша уже, 45 в этом году исполнится.

Он шёл по путям с дефектоскопом, просматривая рельсу и вдруг услышал какое- шуршание в кустах внизу по склону и звуки. То ли щенков кто-то выкинул вдали от людей, то ли котят. Он сошёл вниз проверить, если это так, то забрать и пристроить. Раздвинув кустарник, он был прямо ошарашен от увиденного. Там сидело 2 детей, вроде как девочки близнецы, примерно 1, 5 – 2 года, точно он определить не мог. Они кутались в один большой платок, пальчики их были вымазаны землёй, лица были также грязными от слёз. Они сидели, прижавшись друг к другу и смотрели на него испуганными глазами. Дети сидели здесь явно больше часа и это чудо, что их не погрызли лисицы.

Степан Егорович оглянулся. Естественно, он никого взрослого рядом с детьми не заметил. Он вздохнул, взял детей на руки, припрятав прибор для надёжности и понёс детей к станции. Девчушки были лёгкие, как пушинки, обняли обе его за шею и он быстро их донёс до ближайшего пункта полиции. Там вызвали социальную службу, которую он дождался, чтобы расспросить о дальнейшей судьбе детей.

Приятная сотрудница ему объяснила, что сначала их обследуют в детской больнице, если необходимо, будут лечить, а затем отправят в детский дом. Затем добавила, что близнецов сейчас практически не усыновляют, так что куковать им в детдоме до совершеннолетия.

Степан Егорович поблагодарил за информацию и вернулся к работе. Всю дорогу он думал о найдёнышах, сокрушался, что же за мать такая, что детей, как котят, выбросила на погибель.

После работы он позвонил в детскую больницу, узнав, что дети там, пришёл их проведать, прихватив по дороге две куклы и яблок. Девочки узнали его, обрадовались куклам и яблокам, хотя возле них на тумбочке уже лежали гостинцы от родителей детей, с которыми они лежали.

Девочки разговаривали плохо, назвать свои имена не могли. Степан Егорович спросил медсестру, как их назвали в бумагах, рассказав, что это он их нашёл. Затем попросил, если возможно, назвать их Маша и Даша. Его покойную жену звали Мария, а маму, также покойную, Дарья. Медсестра обратилась к дежурному врачу и их так и назвали. Девочки были, в принципе, здоровыми, только истощены и немного простыли. Через 2 недели их должны были перевести в ближайший детский дом. Степан Егорович попросил разрешения навещать девочек и пошёл домой.

Он жил один. Супруга умерла 8 лет назад, детей им Бог не дал. С тех пор Степан перестал за собой следить, ходил в грязной одежде, иногда с прорехами, брился не часто, стригся к Новому году и на Троицу, перешёл на работу в путевые обходчики и стал бирюком, как выразилась соседка. Придя домой и осмотрев себя в зеркало, решил он постричься не в срок, так как не хотел пугать детей. Его в больнице предупредили, что в таком виде пускать не будут, это всё-таки детская больница.

Через два дня он опять пришёл к девчушкам, уже побритый и постриженный, в чистой одежде. Маша и Даша выбежали к нему навстречу, показывая куклы и что-то лопоча. Он угостил их печеньем, яблоками, рассказал стишок детский, какой вспомнил. В общем, неумело, но старался общаться с детьми.

Через две недели их, как и обещали, перевели в детский дом. Как и все новенькие, они держались особняком, тем более, что так делают все близнецы. Но всегда ждали Степана, могли весь день простоять у забора, выглядывая его и даже пытались назвать его по имени – Степан. Он приходил к ним каждый выходной, играл с ними, учил разговаривать. И они привязались к нему, но удочерить он их, понятное дело не мог. Он одинокий, без семьи, 45 лет. Никакие органы опеки не дадут ему разрешение на удочерение. Несмотря на это, он очень привязался к девочкам и они к нему тянулись.

Как –то в очередное его посещение к нему подошла нянечка, которая смотрела за детьми такого возраста и спросила, почему он детей не может домой забрать? Он ответил, что он одинокий, вдовец, в возрасте и ему детей не отдадут. Она вздохнула и ответила, что жаль, дети неплохие, быстро развиваются, но близнецов вряд ли удочерят, нельзя по закону их разлучать.

— А вот фиктивно не можете расписаться, чтобы детей забрать, а потом развестись?

— А кто согласится, при разводе на маме, хоть и приёмной, обязательства останутся. Да и кому нужна такая морока?

Он шёл домой и перебирал в уме знакомых женщин. Ни одна на роль мамы для Маши и Даши не годилась. У одной своих двое, это же ему 4-х воспитывать, а у него зарплата мизер, у другой склочный характер, третья выпить любит. Вот даже и обратиться не к кому…

 

 

С понедельника он решил переговорить насчет должности, ну девочки вырастут, вот бы копейку сложить им… Должность мастера его ждала, но он попросился монтёром пути, где зарплата была в 2 раза выше. Да и общение с детьми Степана Егоровича сделала более контактным с людьми.

На следующие выходные, а он ходил к девочкам уже полгода, его воробушки, как он их называл выбежали к нему с криками:

— Папа, папа, нас Витька обижает, говорит, ты нам не папа и ты нас не заберёшь. Побей его, папа Степан.

— Ну, во первых, драться нехорошо, во вторых, я стараюсь, я найду способ вас отсюда забрать.

К нему опять подошла няня. Поздоровалась, потом смущаясь, сказала:

— Степан Егорович, я вот думала над этим всю неделю и хочу предложить вам для фиктивного брака свою кандидатуру. Нет, не волнуйтесь, у меня есть и жильё своё и я могу сразу после оформления документов развестись с Вами, если захотите. Я ведь также привыкла к вашим девочкам, хотя нам запрещено это. Но я стараюсь не показывать.

— А как Вас зовут?

— Полина.

— Полина, так ведь я намного старше против Вас, Вам моложе нужен мужчина. Вы такая симпатичная женщина, Вы разве одинока?

— Да в двух словах не расскажешь. После смерти родителей я осталась одна с меньшими братом и сестрой. Вырастила их, выучила, вместо папы и мамы была. Они поженились, разъехались, а я одна осталась. Не успела ни выучиться, ни замуж выйти. А приходите сегодня ко мне и всё обсудим.

Степан Егорович согласился. Дома он долго выбирал и наглаживал самые новые брюки. Достал пиджак, который висел в шкафу столько лет. По дороге долго думал, что купить: не цветы же. Купил торт.

Прошло 2 года.

Степан Егорович на кухне пёк блины, девочки ему помогали, засыпав весь пол мукой…

В комнате полулёжа отдыхала Полина. Степан Егорович заглянул к ней и спросил:

— Как ты? Была сегодня у врача? Что он сказал? Не нравится мне, что живот у тебя такой большой? Разве это нормально?

— Ох, Степан Егорович, да уж не знаю, обрадуешься ты или расстроишься….

— Да не томи, что там?

— А у нас двойня будет, УЗИ показало.

— Ну, Полюшка, вот так новость! Радоваться, конечно. Выдержим, воспитаем!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.61MB | MySQL:47 | 0,090sec