Шалопай

— А ну, карманы покажи! А то, знаю я вас, отвернёсся, а они уже стащат чего-нибудь. Шалопай…

Женька, не оглядываясь, шёл к выходу, на ходу выворачивая пустые карманы школьных брюк. Кассирша некоторое время поворчала, но потом перестала: нужно было работать. Люди в очереди с негодованием поглядывала на мальчика, а девочка Алина, тоже стоящая в очереди на кассе, думала о том, что не такой он на самом деле и шалопай. И вообще не шалопай. Зря они так.

***

Женьку Семёнова в четвёртом «а» классе недолюбливали. Мальчики — за то, что драчун был. То и дело с его участием разные заварушки происходили. Учитель только сядет на перемене за свой стол, начнёт тетради проверять или журнал заполнять, так он уже на полу валяется: сцепился с кем-то, лупит.

 

 

Девочки и вовсе считали его недалёким. Сидит на уроке, сопит, гремит чем-нибудь, ёрзает на стуле, всем мешает, отвлекает, задаёт глупые вопросы. То не понял, какой номер делать, то прослушал предложение во время диктанта. А ещё фокусы эти его дурацкие! Женька смотрел в интернете ролики про разные фокусы, тренировался дома, а потом опробовал в школе на одноклассниках. Одному ему было не интересно — требовался зритель, зрителем быть никто не хотел: дети хотели на перемене бегать и играть в свои игры, а не стоять в углу коридора и смотреть, как Женька в очередной раз «откусывает» себе палец, а потом приставляет обратно.

И сидеть за одной партой с ним никто не хотел. Женька разложит по парте все свои вещи, локти растопырит и соседу совсем места не остаётся. Да и на уроке он тоже фокусы показывал. А учитель ругает и Женьку, и того, кто с ним сидит: ведь они оба отвлекаются и болтают.

И учился Женька плохо, и домашку часто не делал. За это его недолюбливали преподаватели.

Алина училась с Женькой в одном классе. Знала, что воспитывается он без отца. Живёт с мамой и бабушкой старенькой. В первом классе та часто приходила встречать его после уроков. Все пыталась объяснить ему, что драться плохо, громко стыдила его и спрашивала об успехах в школе. А какие там успехи — одни двойки. Потом бабуля перестала его встречать и стал Женька ходить один. Когда и по целому часу домой шёл. То на площадке детской застрянет, то в магазин зайдёт. А бабушка сидит дома, волнуется и звонит ему.

— Да скоро приду, ба! В магазин только зайду. И погулять хочу немножко, — отвечает он на звонок.

— Гляди у меня, — ругается бабушка по телефону. — Штаны не порви! Мать не будет новые опять покупать. Или в грязи вымажессься, как в прошлый раз, как отстирывать?

Алина шла за Женькой по дорожке и слышала то, что говорила ему по телефону бабушка. Женька меланхолично отодвинул телефон от уха и включил на громкую связь: ему было некогда, он пытался поймать голубя. Алина шла в магазин. Она хотела купить жвачку.

На кассе она оказалась после Женьки. Перед ребятами стояла почти слепенькая бабушка. Алина знала её. Она жила в доме, напротив магазина. Она всегда носила огромные очки с толстыми стёклами, а сама старушка была сухонькая, маленькая, сгорбленная.

Купила она батон хлеба, пакетик крупы и масло подсолнечное. Кассир всё это пробила и ждала оплату. Бабушка возилась в карманах, подносила ладонь почти к самому лицу, разглядывала монеты и купюры, долго считала их. Очередь, которая росла на глазах, уже начала косо поглядывать на бабушку, а кассирша, так вообще буровила её суровым взглядом. Наконец бабушка определилась и протянула ей руку с деньгами. Кассирша ловко пересчитала их и сказала, что не хватает тридцать шесть рублей. Бабушка заохала, снова стала искать свой кошелёк и залезать в карманы поношенного пальто. Похоже было, что денег у неё с собой больше не было.

Женька стоял и меланхолично взирал на огромную муху, которая ползала по «акционным товарам» стоявшим вверху на кассе. Он вспомнил о том, как его бабушка иногда говорила, что, мол, «жужжит, как осенняя муха». И теперь он понял, что значит это выражение. Муха и правда противно жужжала и была назойлива.

Женька хотел купить лапшу быстрого приготовления. Очень нравилось ему её грызть в сухом виде, хоть и знал он, что это вредно. Вот поэтому и надо было её сгрызть до того, как увидит бабуля.

— У вас монетки упали на пол! — вдруг сказал Женька бабушке. — Я сейчас достану!

Он присел на корточки и быстро встал обратно, держа в руках четыре монеты по десять рублей.

— Вот! — положил он их прямо в руку бабуле.

Бабушка улыбнулась:

— Спасибо, тебе, мальчик! Неужто я уронила? Вроде не падало у меня ничего… Ох как плохо, когда глаза не видят. Всё дома разложила, рассортировала и опять запуталась, — посетовала бабушка и протянула монеты кассиру.

— Пожалуйста! — беспечно ответил Женька.

А потом положил свою, так и не оплаченную лапшу, на ближайшую полку с товарами и пошёл к выходу.

Алина была готова поклясться, что у бабули ничего не падало. Это Женька подсунул ей свои деньги! Потому и положил лапшу обратно. Девочка была удивлена. Она не ожидала такого поступка от Женьки-шалопая.

— Не украл ли чего? — крикнула ему вслед кассирша. — А ну карманы покажи!

Алина смотрела вслед уходящему из магазина мальчику и думала о том, что Женька сейчас не только карманы свои показал, а ещё и показал всем присутствующим пример милосердия и доброты.

Купив жвачку и выйдя из магазина, Алина снова увидела Женьку. Он сидел на лавке, болтал ногами и грыз булку. Наверное, это мама ему дала её на завтрак, а он не съел. Мальчик отламывал от булки крошки и кормил голубей. Они забавно копошились, сбившись в кучу и, расталкивая друг друга, крыльями. Дул сильный ветер, Алина поёжилась.

— Я видела, что ты старушке свои деньги отдал, — заявила девочка.

— Ага, — ответил Женька, не переставая бросать крошки. — Жалко мне её стало. Вдруг и правда, у неё больше денег нету? А если бы просто дал, то наверняка бы не взяла, отказалась. Пришлось подкинуть.

— Вот так фокус! — улыбнулась девочка. — А покажешь мне ещё какой-нибудь фокус? А я тебе домашку помогу сделать, — вдруг сказала она.

— Конечно! Садись, — обрадовался Женька и подвинулся на край лавки.

Так и подружились дети. Алина помогала мальчику с уроками и вскоре он, как говорила бабушка, «взялся за ум», и стал учиться значительно лучше. Отличница Алина после одиннадцатого класса поступила в институт на филолога: она мечтала стать учителем русского языка и литературы, а Женька, пошёл учиться в Академию МЧС. Очень ему нравилось помогать людям.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:57 | 0,162sec