Счастье Пелагеи

 

Пелагеи в личной жизни не везло никогда.

И ведь ни страшная была, ни юродивая, а словно заговорённая…

Ещё в молодости, когда стали парни заглядываться на девчонок, Пелагею на посиделки сроду никто ни звал.

 

 

Девушки бегали на встречу с любимыми на берег реки, да на Настину полянку, а Пелагея, в это время, рыдала в подушку, чувствуя себя никому ненужной.

В то время была у Пелагеи душевная подружка Варя, которой она завидовала белой завистью.

Варя была красавица и умница. С толстой, русой косой и голубыми, словно весеннее небо, глазами. Отбоя от женихов, в отличие от Пелагеи, у Варвары не было, но при всём этом девушка была скромная и нисколько не заносчивая.

Видя как сложно подруге, Варвара решила ей хоть как-то помочь и организовала Пелагеи встречу с Василием, местным парнем.

Василий был баламут и балагур.

На встречу с Пелагеей согласился ради смеха, но Варе про то не сказал.

Пелагея в день встречи с Василием нарядилась в своё самое лучшее платье, заплела косу, надела бусы, что когда-то подарил ей отец.

После этого глянула на себя в зеркало и показалось ей, что красотой она нисколько не уступает Варваре.

Только коса у Пелагеи была чёрная, словно смоль, да глаза были тёмными как ночь.

На ту самую Настину полянку Пелагея шла в предвкушении чего-то важного и значимого, но там, на поляне, она получила урок, которого совсем не ожидала.

Василий, на месте встречи, был не один, а в сопровождении своих друзей.

Как только Пелагея появилась, парни стали улюлюкать и смеяться.

Пелагея, совершенно не ожидая такого подвоха, застыла не в силах сдвинуться с места, а Василий с друзьями продолжали своё веселье…

Как добежала до дома Пелагея не помнила, но зато унижение, которое она испытала тогда, прочно засело в ней и о нём она не забывала никогда.

С Варварой, с того дня, Пелагея больше не общалась. Винила её во всём случившемся, хоть и божилась та, что совершенно ни о чём не знала и всего лишь хотела для подруги лучшего, но Пелагея чувствовала, что она врёт!

Посмеяться хотела Варвара!

С той ужасной ночи прошло уже 15 лет, но личная жизнь Пелагеи так и не наладилась.

Мужчин она сторонилась, да и они к ней особого интереса не проявляли.

Так и жила Пелагея.

Занималась огородом, домом.

Вечерами, вместе с матерью, занимались они рукоделием. Вышивали так, что смотреть было любо -дорого, причём картины у них получались сказочными. Особенно у Пелагеи…

Так бы наверное и продолжалось, но слегла у Пелагеи мать.

Слегла так, что ни встать, ни сесть не могла.

Да и что говорить! Есть то сама и то отказывалась, так что приходилось Пелагеи ухаживать за мамой словно за малым дитём, но как раз это её не пугало.

Пугало Пелагею то, что мамы может не стать и тогда останется она на этой земле одна-одинёшенька, так как отец её и трое родных братьев погибли ещё когда Пелагея была совсем девчонкой.

С тех пор Пелагея с матерью жили одни и никого у них кроме друг друга не было…

Как ни старалась Пелагея ухаживать за матерью, но случилось то чего она так боялась.

В одно утро мать Пелагеи не открыла глаза…

Похо.роны и отпевание прошли словно в тумане, а потом Пелагея осталась в их небольшом доме одна и такая тоска и безнадёга навалились на женщину, что казалось словно мир поменял свои краски и из разноцветного и жизнерадостного он превратился в нечто серое и безликое…

Взять себя в руки Пелагея смогла лишь через несколько дней…

Убрала дом, раздала кой-какие небольшие вышивки, собственного изготовления, соседям которые помогали проводить её маму в последний путь и стала учиться жить одна…

Ох и тяжело было Пелагее!

Ночами выла от одиночества и судьбы, что пала на её долю, но вой не вой, а жить было нужно и Пелагея стала понемногу привыкать.

В доме с ней жили два кота с которыми порой Пелагея беседовала словно с людьми. Своих питомцев она очень любила, а больше в жизни Пелагеи никакого счастья не было.

Так пролетели ещё два года…

Как-то, по весне, собралась Пелагея в лес.

Нужно было собрать кое-какую травку, которую брать можно было только в это время.

Собравшись, с самого раннего утра, Пелагея выдвинулась в лес.

Путь её проходил мимо той самой памятной Настиной полянки.

Пелагея эту дорогу жуть как не любила, да и что там говорить! С той ночи она на этой поляне ни разу не была, да и сегодня не собиралась туда заходить, но уже проходя мимо услышала доносящиеся с поляны странные звуки.

Казалось, что плакал котёнок, а мимо такой беды Пелагея пройти не могла.

Нехотя, Пелагея свернула на поляну и увидела, как ей показалось, ужасную вещь.

Посреди поляны стоял Трофим, местный лесник.

Вид мужик имел обескураженный, а на руках у него пищал маленький, грязный свёрток.

Пелагея оценила ситуацию сразу.

Ребёнок!

Трофим что-то хотел сделать с неизвестно откуда взявшемся малышом!

Не понимая, что делает, Пелагея кинулась к Трофиму, вырвала у него из рук свёрток и приняла такой вид, который говорил о том, что если Трофим сделает хоть одну попытку забрать у неё малыша, она ответит ему самым, что ни на есть, кравожа.дным способом.

Лишь через некоторое время до Пелагеи дошло, что мужик даже не собирается забирать у неё ребёнка.

На всякий случай Пелагея решила идти в наступление.

— Чаго уставился? Чай не картину увидал! Ты где дитё взял, и.род? Украл поди у кого? Зачем тебе дитё чужое? Говори!

Трофим под натиском женщины стушевался. Он вообще человеком был скромным и нелюдимым, поэтому натиск Пелагеи привёл его в замешательство.

— Не крал я никого,- пробурчал Трофим,- Я дитё здесь нашёл, поднял, а тут ты. Я бы, коли не ты, так малого бы в деревню унёс. Пошто он мне?

Теперь уже задумалась Пелагея.

И правда?

Зачем малое дитё бабылю? По всей видимости, незачем…

— Ладно, топай!- сжалилась Пелагея,- Я дитё сама отнесу.

Трофим вздохнул с видимым облегчением и даже попытался выдавить из себя улыбку.

— Ну вот это дело! А то некогда мне тут… Дела у меня!- Трофим развернулся, чтобы уйти.

— Слышь, что… Трофим,- откликнула Пелагея мужика,- А мамку-то ты не видал?

Трофим развернулся.

— Не видел…

— Ну ладно, тогда. Шагай…

В деревню Пелагея неслась пуще ветра, а как зашла к себе в дом, растерялась.

Что делать с дитём она понятия не имела, но понимала, что делать что-то нужно.

Закутав ребёнка в старый платок матери, Пелагея понеслась к единственному человеку которому хоть как-то доверяла.

Этим человеком была бабка Лебедиха, местная повитуха и ворожея.

Вкратце рассказав бабушке ситуацию, Пелагея положила дитё на кровать.

Лебедиха ловко развернула платок и тряпку в которую был завёрнут ребёнок.

Это оказалась девочка.

— Глянь-ка кака красота!- улыбнулась Лебедиха,- Ну что я тебе скажу, Пелагея. Дитё хорошее, родилась, скорее всего, сегодня ночью. Я ей тут всё, что нужно сделаю, а уж ты сама решай, что дальше с дитём делать.

— А что решать?- в недоумении спросила Пелагея.

— Ну что,- протянула Лебедиха,- Можешь дитё отдать, а можешь себе оставить. Говори, мол, что твоя. Коли конечно позора не боишься. Ты девка скрытая, мало ли от кого прижила… Люди поговорят, поговорят и забудут, а тебе счастье. Не всё же с котами-то жить! Я если, что скажу, что в родах тебе помогала… Мне люди поверят… Только вот с Трофимом тебе договориться надо, чтобы молчал, но думаю он против не будет… Мужик он не плохой…

Пелагея была в полном замешательстве.

С одной стороны она боялась девочку как огня и совершенно не знала, что с ней делать, а с другой стороны, пока она несла этого ребёнка ей было очень страшно, что с ним что-то случится.

Думала Пелагея недолго.

— Ладно, бабушка,- твёрдо сказала Пелагея, — Говори людям, что я девочку родила. Будь, что будет! Главное, чтобы мамка не объявилась!

Лебедиха усмехнулась.

— Не объявится! Не переживай! Такие как она… Они не объявляются…

До вечера Пелагея была у Лебедихи, а по темноте ушла с малышкой домой.

Лебедиха объяснила Пелагеи, что к чему и наказала в случае чего без промедления бежать к ней…

Следующим утром деревня загудела, но Пелагея из дома носа не показывала, а пойти к ней и расспросить никто не мог, потому-как была она одиночкой.

Надо сказать, что людей Пелагея не боялась, гораздо больше её волновал Трофим.

Пелагея не знала, где теперь найти мужика, чтобы поговорить с ним, но Трофим неожиданно явился сам.

Пелагея, как увидела его, обомлела.

Прижала к себе малышку и грубо спросила.

— Чаго пожаловал?

— Ты, Пелагея, не ругайся, — Трофим стоял переминаясь с ноги на ногу,- Я тут новость услышал… Ну… Про тебя… Так вот! Пришёл сказать, чтобы ты не переживала! Я молчать буду! Потому-что… Ну потому-что… Ты женщина! Настоящая!

Пелагея изумилась, но от похвалы раскраснелась.

— Спасибо тебе, Трофим!- смущённо сказала Пелагея.

Трофим улыбнулся.

— Я вот, что спросить хотел, Пелагея… Можно я изредка мальца навещать буду… Ну там ягоды принесу, али медку…

Пелагея, неожиданно для себя, кивнула головой.

— А навещать, Трофим! Только не малец это… Девочка… Дочка.

— Вона как!- изумлённо протянул Трофим,- А назвала то ты девчоночку как?

Пелагея посмотрела на малышку.

— А Настенькой назвала, Трофим. Настина поляна мне дитё подарила, так пусть и будет дочка Настенькой!

— Хорошее имя!- одобрил Трофим,- Ну да ладно, Пелагея, пойду я. Намедни загляну…

С того дня Трофим стал заходить к Пелагее довольно часто и снова зашептались люди.

Вот, мол, и папка нашёлся!

Трофим первое время от этих слухов краснел и смущался, а потом, в один из дней, пришёл к Пелагее и Настеньке да так и остался…

***

Пелагея шла в лес.

За руку с ней шагала девчушка, нескольких лет от роду. На девочке красовался фартучек с дивной вышивкой.

— Мам, а мам, куда мы идём?

— К папке идём, Настенька. Папка наш помощник у хозяина леса.

— Ага?- девочка искренне удивилась,- А я и не знала. Вообще-то это правильно! Папка у нас вон какой!

— Это да, дочка! Папка у нас хороший!

Мать и дочь вышли на красивую поляну.

— Устала,- протянула Настя, — Давай отдыхать?

— Ну давай,- согласилась Пелагея.

Она присела на пенёк, а девочка, тут же забыв про усталость, бросилась собирать цветы для мамы.

— Красивая полянка,- констатировала девочка.

Пелагея улыбнулась.

— Красивая, дочка! Красивая и счастливая!

— А почему счастливая?

Пелагея задумалась как ответить дочери на её вопрос.

— Счастливая потому-что… Счастливая!- Пелагея улыбнулась, — Здесь на меня счастье свалилось, доченька. Большое, большое счастье!

— А какое счастье, мама?

Пелагея крепко прижала дочь к себе.

— Такое счастье, Настя, какого ни у кого нет!

— Ясно!- понимающе кивнула девочка и потянула мать за руку, — Пойдём уже к папке! Он нас ждёт поди, а мы тут с сидим!

— Пойдём, дочка, пойдём!

Пелагея взяла за руку девочку и взглянула на небо.

— Спасибо тебе, Боженька, — тихо прошептала Пелагея,- Спасибо за счастье такое! Уж я его сберегу, ты мне поверь! Сберегу и никогда не обижу!…

А где-то там, на небе, улыбался Ангел, глядя на маму и дочь.

Улыбался и точно знал, что всё сделал правильно! Тогда… В тот день… На Настиной полянке…

Всем спасибо за внимание, комментарии и лайки!
Храни Вас Господь!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.24MB | MySQL:47 | 0,320sec