Развод

— Как же это всё-таки мерзко… — поморщился Дима. – Лезть в чужой телефон. А потом ещё собирать доказательства с помощью сыщика.

— Мерзко? Мерзко?! А изменять не мерзко? Убирайся, не хочу тебя видеть!

Мы развелись и поделили имущество. Дима не уступил мне ни миллиметра, ни крохи. Квартира была продана. У меня теперь была однушка с большой кухней в спальном районе Москвы. Разводиться дорого…

Навигация канала

Я всегда думала, что у меня самый лучший и любящий муж на свете. А когда дети выросли, оказалось, что не только у меня. Мой муж, в смысле, не только у меня. Получилось всё как в не очень хорошем кино: я увидела на экране Диминого телефона странное сообщение от абонента «Сергей, автосервис». Он почему-то писал: «Я оплатила путёвки».

Первым моим ощущением – привычным, годами освоенным – было: это ошибка. Техническая ошибка. Потом я сказала самой себе: «Стоп! Но ведь сообщение пришло не от безымянного абонента. Контакт есть в телефоне мужа, а значит это уже не ошибка!» Потом был порыв, устроить Диме допрос. Но тут надо знать моего мужа: его хоть паяльником и утюгом пытай — не скажет ничего. Не захочет, и не скажет.

В ванной выключили воду. Я на цыпочках ушла в кухню. Дыхание сбивалось с ритма – на миг мне показалось, что это сердце. Инфаркт. Сообщение я увидела в коридоре – Дима бросил там телефон и ушёл мыться. А я за чем-то полезла в сумочку свою, стоящую рядом на полке. И вот теперь мне нужно как-то себя повести, а я не понимаю как – в голове ни одной мысли. И что мне нужно было в сумочке, тоже вылетело из головы.

— Мариша, ужин готов? – спросил супруг, выходя из ванной.

— Почти. – сказала я.

И сама удивилась. Сказала же. И голос не дрогнул.

Я наняла частного детектива – не так это и дорого, когда нужно банально узнать, есть любовница у твоего мужа, или нет.

— Я подала на развод. – спокойно сказала Диме. – Дети взрослые, проблем не возникнет.

— Машке восемнадцать. – ошарашенно возразил мне муж.

— Да хоть семнадцать! Это же ты её отпустил жить к Владу. Значит, взрослая.

— Я и о нас думал… у них любовь, и мы сможем пожить наконец-то для себя…

Мне показалось, он издевается. А ведь не собиралась кричать…

— Иди туда, где путевки оплачены! Живите для себя, сколько хотите, со своей Анной Максимовой двадцати восьми лет!

— Как же это всё-таки мерзко… — поморщился Дима. – Лезть в чужой телефон. А потом ещё собирать доказательства с помощью сыщика.

— Мерзко? Мерзко?! А изменять не мерзко? Убирайся, не хочу тебя видеть!

Мы развелись и поделили имущество. Дима не уступил мне ни миллиметра, ни крохи. Квартира была продана. У меня теперь была однушка с большой кухней в спальном районе Москвы. Разводиться дорого.

— Мам, тебе нужно зализать раны. Хорошо с этим справляется море, или океан. – сказал мне сын, Костя. – Купи себе путёвку какую-нибудь, и…

Услышав слово «путёвка», я заорала, как ненормальная:

— Нет!

— Ну, давай мы с Машкой тебе купим. Слетаешь в Египет, или в Турцию.

С путёвки-то всё и началось… точнее, с самого слова.

— Сынок… у меня пока есть деньги. И работа какая-никакая есть.

Я настраивала ПО. Удалённо – есть такая хитрая программа, которая объединяет два или несколько компьютеров на любом расстоянии. Главное знать пароль. Когда-то я занималась настройкой программ оффлайн – работала в небольшой IT-компании. Потом наш начальник умер, компания рассыпалась, а я продолжила работать с клиентами благодаря сарафанному радио. Ну, и рекламу в интернете никто не отменял.

А сейчас, чтобы настроить всё на чужом ПК, даже из дома выходить не нужно. Главное, знать, где что лежит, и внимательно читать обновления.

— В общем, вы мне ничего не должны покупать. Я просто не хочу никуда ехать. Ясно?

— Мам… ты как-то странно отреагировала. Ну не хочешь, и не хочешь. А чего орать? Расскажешь, в чём дело?

Сын беспокоился. А вдруг мать от развода сошла с ума.

Проводила его. Дочка Маша тоже заезжала вчера, пощебетала, посочувствовала, и умчалась. Владик ждать не будет – личная жизнь, всё понятно. А у меня теперь что?

— Сынок… Костенька… — провожая его я решила сказать это. – Я тебя очень прошу, будь верен своей жене.

Сын быстро обнял меня и сказал:

— Мы с Леркой договорились: если кто разлюбит – скажем честно. Никаких измен.

— Умнички. Надеюсь, не разлюбите.

Детей своих, после того как у них появились свои семьи, я почти не видела. Ничего не изменится и теперь, когда я одна. Я знала это. Как учиться этому чёртову одиночеству? Днём ещё туда-сюда – работа, книжки, сериалы. Прогуляться можно опять же. Но когда наступала пора ложиться спать…

Я ревела в подушку. Подолгу, заливая слезами всю наволочку. Господи, как же больно! За что? Или… или, может, я просто дура? Димка-то ведь не собирался со мной разводиться. Может, стоило промолчать, как молчат тысячи жён. Промолчать и сделать вид, что у меня есть семья. Что всё хорошо.

Нет, а спать-то с ним как после такого знания? Совершенно невозможно. Всё я сделала правильно.

 

Через месяц слёз под сопливые сериалы, слёз по ночам в подушку, и плюса на весах в виде трёх с половиной килограммов, я поняла: что-то идёт не так. Да, мне сорок пять. Разве в сорок пять жизнь заканчивается? Говорят, в сорок лет она только начинается, а так, уминая пиццу под кинцо, я скоро помру от переизбытка холестерина в крови.

— Добрый день. Мне карту. На год. – сказала я администратору за стойкой, вытаскивая банковскую карту из кошелька.

Девушка начала щебетать, описывая мне преимущества их фитнес-клуба. Может, кому-то это показалось бы заботой, но не мне.

— Стоп! Я уже к вам пришла. Пожалуйста, продайте мне карту, дайте ключ от шкафа, и спасибо.

Мне очень хотелось добавить: закройте рот, но я сдержалась. Иногда современный сервис здорово раздражает.

Ну вот. Час спортзала в день – уже меньше калорий и тупых сериалов. Пока опять же туда дойдёшь, пока обратно. Я оплатила и персональные тренировки, чтобы тренер показал, как качаться. Мне не слишком нравилось заниматься, но лишний вес ушёл, а через несколько месяцев и тело стало выглядеть иначе.

— Марина, а тебе развод пошёл на пользу! – ахнула моя подруга, Рита. – Ты прям похорошела…

Мы встретились впервые за год. Она хотела приехать ко мне, но я предложила встретиться в кафе. На возражения Риты, что это дорого, сказала, что по счёту заплачу сама.

— Откуда у тебя эти барские замашки появились? Признавайся, подцепила богатенького?

— Фу. Даже не думаю об этом. Тошнит от них от всех.

— Думаешь, мой Васька налево не ходит? Уверена, погуливает. Что, разводиться теперь?

— Каждому своё. – пожала я плечами.

Рита разглядывала меню. Её жизненный уклад не включал в себя походы по ресторанам.

— Чего тут брать-то?

— Рит, закажи, что хочешь. Я же сказала: оплачу.

— Нет, ну точно с олигархом спит!

— Ни с кем я не сплю. – я вдруг улыбнулась. – Просто теперь мой бюджет – это мой бюджет. А не семейный.

— Детям бы помогла лучше, чем по кафе шастать.

Да. Что-то скучновато мне стало в Риткиной компании. А ведь дружили со школы. Она одна из немногих, кто не потерялся.

— Дети не просят. Либо делай заказ, Рит, либо пошли отсюда, раз тебе настолько некомфортно. В Бургер Кинг сходим.

— А, ну нет. Чего я, дурочка, отказываться пожрать нахаляву.

Мы сделали заказ и до вечера просидели в кафе, болтая. Ритка перестала занудствовать и даже как-то повеселела. Правда, вечером её потерял Вася, и начал беспрерывно названивать.

— Тоже развестись, что ли… — задумчиво сказала подруга.

— Да не надо, Рит! Плохо одной. Я от тоски даже на фитнес пошла.

— Точно! А я смотрю, ты подтянутая такая стала. Молодец. Так держать…

Через некоторое время стало ясно, что фитнес уже не спасает. Снова откуда-то скопом полезли чертовы свободные часы, в которые можно пострадать. Просто раньше я так уставала в спортзале, что ни о чем не думала, а теперь мне стало проще заниматься.

Реклама услышала меня и подсунула картинку: обучение скульптуре. Вспомнилась давняя мечта, которая канула в лету давным-давно. А ведь в раннем детстве, когда все орудовали формочками, я лепила из песка настоящие фигурки. Жаль, что жизнь у тех фигурок была совсем короткой.

Потом я лепила фигурки из глины на берегу. А потом была школа, и я всё просила маму найти мне кружок по лепке. Маме было всё некогда, а потом и я забыла об этом. Вспомнила только сейчас, так как давно уже отложила эту страсть в ящик с детскими глупыми забавами. Класса с третьего, наверное.

Я схватила телефон и позвонила маме:

— Мам, почему ты не отдала меня в детстве на скульптуру? Помнишь, я просила?

— Нет бы спросить, как я себя чувствую. – проворчала мать.

— Как ты себя чувствуешь, мама? – заученно спросила я.

— Как я себя могу чувствовать? Твой отец косил траву, и срезал тюльпаны. Какая ты молодец, что развелась. А я вот, дура, не додумалась.

— Мам… — я сдержала смех. – Папа не нарочно.

— Ещё бы он нарочно! – возмутилась мать.

И я поняла, что разговор о скульптуре с матерью не имеет никакого смысла.

Но на обучение пошла, хоть и стоило это денег. Рита спросила, почему я не помогаю детям. Но дети не просят… для очистки совести я позвонила Косте:

— Сынок, как дела? Как у вас с деньгами?

— С деньгами всегда непросто, мам. А что? Тебе помощь нужна?

— Нет. Я подумала, может вам нужна?

— Тронут… нет, мамуль. Но на ДР, если что, можешь подарить деньгами.

Машка сразу сказала, что если надо, они сами мне дадут.

— Жениться-то не собираетесь? – спросила я у дочери.

— Не-а. Нам и так хорошо.

Вот и поговорили. А я взяла свои кровно заработанные, и пошла обучаться скульптуре.

На одном из занятий, когда мы уже прошли азы, преподаватель раздал нам красивые листки с фигурками.

— Будем пробовать скопировать. Фантазии, это прекрасно, но надо оттачивать технику. Лучше копий ничего не помогает.

Мне досталась собака с высокими ушами. Я начала лепить собаку, думая, где я её видела. Не могут такие уши просто стоять, это какая-то древность… вымышленная, скорее всего.

— А кто это? – спросила я у Алексея, когда он проходил мимо.

— Североафриканский волк. Он же древнеегипетский Бог.

— Точно! Спасибо.

Анубис у меня получился хоть куда. Алексей хвалил меня, и вообще сказал, что у меня талант.

— Мы живём в такое время, когда всё возможно. Я бы на вашем месте задумался… у вас и правда талант, Марин.

— Всё хорошо в своё время. Но, спасибо!

Я забрала своего волка и уехала домой. А дома от скуки сфоткала скульптуру и прогнала через поиск. Видимо, Анубис и правда был сделан хорошо. В поиске он так и определился. Я начала читать про древний Египет, и вдруг страстно захотела туда. Увидеть древние скульптуры, увидеть пирамиды. Я была в Таиланде, и в Турции, и в Европе была, а вот Египет как-то прошёл мимо меня.

— Костя, найди мне путёвку! Я боюсь купить что-нибудь не то.

— Окей, мам. Что интересует?

— Египет. Поближе к пирамидам.

— А разве они там не везде?

Мы посмеялись. Костя помог мне выбрать путёвку, я оплатила. Поняла, что уже не хочу кричать и плакать от боли, а слово «путёвка» больше не страшное для меня.

Под утро я проснулась от телефонного звонка. Звонил бывший муж. Нетрезвый.

— Маринка, как тебе живётся в разводе? Спустя год? Не жалеешь? – спросил он.

— Надо будет отключать телефон, видимо. Что с тобой такое? Почему ты звонишь в три утра?

— Не жалеешь, что развелась? Я вот… жалею. Может, ещё можно всё вернуть? Маринка, ты же мне родная. Ну двадцать шесть лет вместе были, ну ты чего! – мне показалось, или Дима всхлипнул.

На фоне его голоса послышался какой-то стук и женский голос. Видимо, Дима звонил откуда-то из туалета, и спалился. Я отключилась. Что я могла сказать? Уже окончательно проснувшись, я поняла, что не жалею о разводе. Мне больше не плохо. Мне – хорошо.

А в самолёте я познакомилась с мужчиной. Он оказался в кресле рядом со мной.

— Вы не против поговорить? – вежливо спросил он. – Я побаиваюсь летать.

— Давайте поговорим. – согласилась я. – С какой целью вы летите в Египет?

— С такой же, с какой и все. Отдохнуть.

— Я лечу увидеть пирамиды и скульптуры, например. Особенно меня интересует Анубис.

— Ничего себе! Так вы оригинальная, значит?

Я подумала и сказала:

— Да нет. Я просто не устала. Не от чего особо.

Потом мы познакомились и продолжили общаться. Игорь был архитектором – ого! Зашла речь и о семейном статусе. Я сказала, что разведена, и дети уже взрослые. А Игорь – так его звали – сообщил, что год назад овдовел. Вот, пришёл в себя, и решил слетать в Египет.

— Первый раз лечу в отпуск один. – улыбнулся он. – Ну, ничего. Всё когда-то бывает впервые.

— А чего сразу не поехали? Мой сын утверждает, что море зализывает раны…

— Сразу не мог. Слишком пусто было бы в соседнем кресле, даже если бы в нём сидела такая женщина, как вы. Простите!

Я не обиделась. Я понимала… в теории, конечно.

У Игоря, как выяснилось, была дочь, которая вышла замуж и жила в Испании. Виделись они редко, как и я со своими. География не имеет большого значения, дети вырастают. И у них своя жизнь. И к этому нас тоже никто не готовит, как и к разводам и потерям.

Полёт прошёл почти незаметно, так хорошо и душевно разговорились мы с Игорем. Ему было сорок девять лет, и он был подтянутым и привлекательным мужчиной. А я изо всех сил старалась запретить себе думать о его привлекательности.

Мы оказались в одном отеле – видимо, путёвки были от одного агентства. Игорь оказывал мне знаки внимания, а я не знала, как вести себя. Этот мужчина нравился мне, сильно нравился. Но внутри я вся сжималась от его ухаживаний. Боялась… чего? Снова быть раненой? Опомнись, Марина, тебе уже сорок шесть. Жизнь ранит посредством людей, уж теперь-то ты это точно знаешь… нельзя спрятаться от всего.

Пирамиды оказались прекрасны… я даже и не ожидала, что настолько. Нам оставалось два дня в Египте, а я всё еще держала Игоря на расстоянии вытянутой руки. За ужином он был задумчив. Пошёл провожать меня в номер и вдруг резко повернул к себе:

— Марина, я ошибся? Я не нравлюсь тебе?

От его рук на своей талии я почувствовала головокружение. Нравишься! Ещё как нравишься! Но я боюсь.

Я сняла его руки, но не отпустила. Держала Игоря за руки.

— Игорь, можешь мне честно ответить на один вопрос? Только честно. И только на один. И это про твоё прошлое. Прости, если я раню тебя.

— Спрашивай. – хрипло сказал он.

— Ты изменял своей жене?

У Игоря так удивленно распахнулись глаза, что он мог бы уже, в принципе, не отвечать. Но ответил:

— Никогда. Никогда! Зачем? Изменяют неуверенные в себе мужчины, а я, до сегодняшнего дня, был в себе уверен. – и он обезоруживающе улыбнулся.

Я поцеловала его первой. И не ошиблась. И моя подруга Ритка была права: развод мне, определённо, на пользу.

Прошёл год. Я счастлива с Игорем. Надеюсь, он со мной тоже. Жизнь начинается в любом возрасте, были бы мы живы.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:47 | 0,321sec