Прыжок в никуда

Татьяна приехала домой в пятницу вечером. Она была первокурсницей, только в этом году поступила в институт. Как и многие студенты, она навещала родителей на выходных. Весь вечер она провела с мамой и папой. Очень соскучилась. А на следующий день утром отправилась в магазин по просьбе матери.

 

 

Там-то она и встретила Антонину Александровну, мать своего бывшего одноклассника Максима.

— Тетя Тоня, — закричала девушка, приметив знакомую, — как там дела у Максика? Как раз хотела забежать к вам сегодня.

— Ой, Танюш, все плохо. Он уже почти неделю не встает. Есть его приходится заставлять. Даже пить отказывается. Совсем пал духом. Даже на улицу его вытащить не могу. Уже не знаю, что и придумать. Ты заходи, дочка. У него и так мало друзей осталось. Может, хоть благодаря тебе улыбнется еще разок.

— Хорошо, сейчас только домой продукты закину и сразу к вам, — предложила Таня и женщина согласилась.

Танька и Макс дружили примерно с 5-го класса. Между ними никогда не было романтических чувств. Скорее их объединяла любовь к музыке и к горам. Когда еще учились, они часто выбирались вместе в походы с другими ребятами. Любили проводить время на природе. Но сейчас все изменилось. Совсем недавно.

Когда Таня зашла в комнату Максима, то увидела картину, которой и боялась. Он лежал на кровати, скрестив руки. И будто бы ждал, когда за ним придет смерть с косой. Так отчаялся паренек, что его уже ничего не радовало.

Девушка подскочила к его кровати и вцепилась руками в его чуть отросшие кудрявые волосы и потрепала их.

— Ты чего это еще удумал, — сказала она с улыбкой, — А ну бросай хандрить. Сейчас гулять пойдем! Тетя Тоня, помогите мне его собрать.

Максим был рад увидеть подругу, но ему не хотелось никуда идти.

— Привет, Танчик, давай в другой раз. Не хочу сегодня.

— А я тебя и не спрашиваю. Мне погулять охота, а не с кем. Все разъехались, только ты и остался. Скоро тут загнешься от недостатка кислорода. Никакие возражения не принимаются.

Макс знал, что спорить с ней бесполезно. Он позволил маме помочь ему одеться. Потом уселся в свой новый транспорт, и Таня повезла его на прогулку.

Когда они ехали вдоль парка, Татьяна не выдержала и спросила:

— Что с тобой происходит? Ты еще месяц назад был веселым. Улыбался. Что случилось?

— Врачи сказали, что я больше никогда не буду ходить, — признался парнишка.

— И что? Ты теперь помирать собрался? Больше жить не хочется?

— А зачем? Вот, сама скажи, зачем? Я сам все испортил. Причем по собственной глупости. Теперь только обузой стал для родителей. И так до конца жизни!

— Так перестань быть обузой, — сказала Таня, останавливая инвалидную коляску. – Ты же только ходить не можешь. Руки есть. Голова не глупая. Нужно что-то придумать! Ты хоть о родителях подумай.

— Я о них и думаю. Они столько денег потратили на все это. В долги залезли. И теперь им всю жизнь придется меня обеспечивать. Они такого не заслужили.

— Глупости все это, они тебя любят! – возразила девушка.

— Давай, просто молча погуляем, а?

Таня согласилась. Примерно минут 15 она везла его вдоль парка, пока они не выехали к набережной. К той самой, где все это произошло.

Был выпускной вечер. Дети наконец-то получили аттестаты. У многих были далеко идущие планы на будущее. Такие были и у Максима. После ресторана нетрезвые подростки отправились гулять по городу и по традиции зашли на набережную. Купаться никто не планировал. На это был строгий запрет. Но все же трое парней прыгнули в воду с большого железного моста. И один из них прыгнул крайне неудачно. Это и был Максим.

Парень повредил позвоночник и чуть не утопился. Но остался жив. Врачи некоторое время надеялись, что им удастся починить его позвоночник, но не вышло. И пару недель назад он об этом узнал. Тогда-то он и пал духом. До последнего наделся, что сможет встать на ноги и вернуть свою жизнь. А теперь все мечты рухнули.

Когда Максим заметил набережную, ему стало не по себе.

— Давай, куда-нибудь еще пойдем! – настоял он.

— Беги, если хочешь. Или если сможешь, — несколько злобно, но с улыбкой сказала Таня, — А я пойду на мост.

— Ну, ты и коза, пошли в другую сторону, говорю!

— Ты же все равно жить не хочешь. Какая тебе разница?

Максим замолчал. Ему было неприятно то, что она делает. Но сбежать он реально не мог.

Через пару минут они подъехали к тому месту, где уже больше года не было небольшого куска перил. Пьяный мотоциклист выехал на мост и проделал в нем дыру. Городские власти не торопились с ремонтом. Через ту расщелину тогда и прыгали парни.

Таня развернула коляску Максима так, чтобы он оказался лицом к воде. Он уперся руками в стальные прутья, чтобы не выпасть случайно.

— Что ты творишь? Ты сошла с ума?

— Я хочу тебе помочь! Ты же хочешь умереть. Так давай прямо здесь. Ты же уже один раз пробовал. Мы тебя спасли. Сегодня обещаю не спасать, — сказала она и еще чуть больше пододвинула его к обрыву, будто дразня.

— Ладно, я тебя понял. Поехали дальше! – крикнул он.

Таня еще слегка подтолкнула его коляску и не сильно удачно. Одно из колес съехало вниз. Парень еще сильнее уперся руками в прутья моста, чтобы не вывалиться. Девушка пыталась подтянуть коляску, но она была тяжелой. У нее не получалось. На секунду она даже сама перепугалась.

Вдруг к ним подбежали двое молодых мужчин. Они помогли подтянуть коляску.

— Вы что больные на голову? Ладно он? – сказал тот, что был повыше, обращаясь к Тане, — Но ты тоже с головой не дружишь?

— Все, мы больше не будем, спасибо, — сказала Татьяна с улыбкой и покатила Максима дальше, будто ничего не произошло.

Она отъехала буквально на пару метров и остановила коляску. Повернулась лицом к Максиму и присела на корточки.

— Слушай, я понимаю. Тебе обидно. А еще, наверное, чувство вины заело. Ведь ты сам во всем виноват. Но ты пойми. Уже ничего не исправить. Машины времени у нас нет. Придется отталкиваться от того, что есть. Ты теперь другой. Но это не значит, что тебе не ради чего жить. Все наладится, — сказала она и чмокнула друга в лоб.

Дальше они минуты две ехали молча, а потом подруга сказала.

— Так, ну жить ты хочешь. Это и так понятно. Иначе бы сам выпрыгнул. Теперь давай обсудим, ради чего. Ага?

— Тань, прекрати. Что мне светит в жизни? Сама подумай.

— Ты так говоришь, будто колясочники не люди, — довольно сказала она.

— Я не колясочник, — обиделся Максим.

— Ладно, человек с ограниченными возможностями, инвалид, калека, как тебе больше нравится? По мне так колясочник звучит круто. Почти как байкер.

— Я не колясочник, — снова повторил Макс, но уже веселее.

Таня приметила вдалеке ларек с шаурмой, где они раньше перекусывали во время прогулок.

— Пошли, поедим? – предложила она.

— Я не голодный!

— Ну, тогда я поем, а ты слюни попускаешь. Нужно же учиться слюни пускать. Если ничего есть не будешь и вставать с кровати не будешь, то только слюни пускать тебе и останется. Я голодная и я за рулем. Так что мы едем.

Максим еще никогда так не злился на свою подругу. Обычно она была мягкой и доброй, хоть и веселой. Порой даже дерзкой. Но сегодня она явно перегибала палку.

Они подъехали к ларьку с шаурмой и от запаха Максим уже за секунду передумал. Но признаваться, что голоден, не хотел.

Таня заказала две шаурмы, зная, что Макс все равно сдастся.

— А в тебя столько влезет? – спросил он с улыбкой.

— Ну, если не влезет, но пойдем Коле местному бомжу вторую отдадим. Он точно не откажется. Не такой гордый как ты.

Они стояли возле ларька, наслаждаясь ароматами, и ждали свой заказ, когда подошли еще двое парней помладше.

— Ух ты, клевая тачка! – сказал тот, что со светлыми волосами. – Дашь прокатиться?

Он посмеялся, но не над Максимом, а над своей глупой шуткой. Таня это заметила и вмешалась.

— Без проблем. 500 рублей 10 минут и тачка ваша, — предложила она.

— Не, дорого! Лучше самокаты на прокат возьмем. А вообще тачка и правда прикольная. Выздоравливай, мужик, — сказал новый знакомый.

Парни тоже сделали заказ в ларьке и отошли в сторонку, пока ждали.

— Ты что обиделся? – спросила она Макса.

— Нет, просто неприятно.

— Да ладно. Скоро у тебя будет новая жизнь. И новое прозвище – Макс-колясочник! – сказала Таня и посмеялась. Но не злобно, а от души.

— Ты же понимаешь, что это грубо звучит?

— Нет, калека безногий – это грубо звучит. Или идиот, упавший с моста. Вот, что грубо. А Макс-колясочник звучит круто. И тебе пора привыкать. Или как ты думаешь, тебя будут называть люди. Даже если за глаза. Вот и нечего обижаться.

Девушка из ларька позвала Таню, чтобы та забрала шаурму. Она вернулась через секунду и вручила одну Максиму, даже не спрашивая, хочет он или нет.

Максим хотел. Он и правда плохо питался в последние дни. Желудок сходил с ума. Он с жадностью впился зубами в еду. И на секунду его лицо выражало истинное счастье. Таня бросила ему на колени бутылку с пепси. И тоже принялась за обед.

— Вот видишь, шаурма одинаково вкусная, можешь ты ходить или нет, — сказала девушка.

— Если ты пытаешься испортить мне аппетит, — ответил Максим с полным ртом, — Ничего не выйдет. Вкус и правда божественный.

Молодые люди доели без спешки, посмеиваясь друг над другом, когда соус капал в самые неожиданные моменты. Когда они закончили, Татьяна сказала.

— А знаешь, что не изменилось еще? Игры на приставке и на телефоне. Компьютер, кенчики. И музыка. У тебя есть все, что и раньше. Жизнь все равно прекрасна. Так что не унывай, братишка. Прорвемся.

— Тебе легко говорить. Ты выучишься. Найдешь работу. Будешь жить, как все. А что я?

Таня на него посмотрела, будто он с Луны.

— А ты что думаешь, что колясочники в ВУЗах не учатся? У нас на потоке два таких. И ничего, справляются. Даже больше, им зачеты частенько автоматом ставят. А нам обычным смертным приходится кряхтеть.

— Ты еще помнишь, как меня зовут? Давай завязывай с колясочниками.

— И не собираюсь. Это ты в этом году пропустил поступление из-за травмы. Поступай в следующем.

— Я уже все забуду, — возмутился Макс.

— У тебя много свободного времени. Занимайся, повторяй. Не забудешь. Можешь и родителям начать деньгами помогать, чтобы на шее не сидеть.

— Это как? Грузчиком в магазин устроиться? – пошутил парень.

— Ага, там тебя только и ждут. Нет, блог свой заведи. В инстаграм, тик-токе или еще где. У тебя уже есть готовая история – Блог колясочника. Подписчики быстро подтянутся, если ты вспомнишь, как раньше умел креативить. А там и баблишко с рекламы пойдет.

Максим еще не успел обдумать варианты с подработкой на дому, ведь он собирался засохнуть в собственной постели. Но сама идея ему нравилась. За исключением Блога колясочника. Можно и другие варианты рассмотреть.

— Думаешь, получится? – спросил он.

— Конечно, жалость – великая сила. Хотя можешь и другую тему придумать. Ты ж голова. Уверена, что идеи придут сами собой. Нужно только задаться целью. Хотя лично мне идея с колясочником нравится. И я не смеюсь.

— Ага, ты сегодня само очарование, — посмеялся Максим.

Они пошли гулять дальше, но уже в сторону дома. Немного задержались в парке, наслаждаясь красотой осенней листвы, разбросанной повсюду. Собирался дождь. Во дворе Максима жил безногий дядя Вася, который тоже ловко рулил своей коляской, таская за собой свору дворовых собак, которых прикормил. Как раз он и встретился на пути друзьям.

Когда Таня его заметила, то не смогла удержаться.

— Эй, дядя Вася! Колясочник! Давай на перегонки! – предложила она.

Дядя Вася подъехал к ним поближе. Ему было интересно посмотреть на конкурента.

— А ты наглая! – сказал он, обратившись к Татьяне.

— Я не хотела обидеть. А вы что тоже обижаетесь на колясочника? – поинтересовалась она.

— Нет, я уже даже на безногого не обижаюсь. Раньше обижался, а теперь понял, что это глупо. Наоборот я теперь горжусь. Вы же видели, какой у меня аппарат. Из Германии привезли. Я вас сделаю на раз! По крайней мере, если твой хиляк сам рулить будет. Видать, недавно за рулем, раз руки такие хилые, — заметил дядя Вася, но без злобы.

— Да, пару месяцев всего. Еще накачаюсь, — ответил Максим.

— Ты уже начинай. Нечего позволять теткам, чтобы они тебя тягали. Нужно быть самостоятельным. Это сильно помогает.

Начал моросить дождь и Таня предложила поехать домой. Дядя Вася ловко развернулся на своем аппарате и поцокотел в свой подъезд.

Когда друзья вернулись с улицы, Максим уже выглядел иначе. Он стал счастливее и спокойнее. Видно было, что прогулка пошла ему на пользу. Тетя Тоня даже прослезилась и обняла Танюшу.

— Спасибо тебе, ребенок, заходи к нам почаще, — попросила она.

Таня еще посидела в гостях пару часов. Они поиграли в приставку, потупили в телефон, посмотрели несколько новых клипов. А потом она пошла к себе. Все-таки хотелось еще и с родителями пообщаться.

На прощание Танюша сказала другу с хитрой улыбкой:

-Ты давай, тренируйся, в следующий раз с великом приду. Будем на перегонки, кататься.

Максим будто вернулся к жизни. Нет, он не избавился от всех своих горестей одним махом. Но в нем поселилась надежда, что все получится, хоть все и изменится. А еще у него появились планы на будущее.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,090sec