Прости меня, папа!

Галь, если я в чем и виноват перед тобой, так давно уже пора забыть все обиды. Ты же теперь сама мать, и понимаешь, почему я так поступил. Ну не мог я тебе тогда сказать, что мамки нашей нет . Ты же в роддоме лежала, вот-вот родить должна была. А скажи я тебе, что мать умерла, кому легче бы стало? Ты бы и на похороны не попала, только переживала бы почем зря.

-А ты себя не оправдывай, пап. Ты должен был мне сказать. А как поступить, я бы и без тебя решила.

***

Галя, получив известие о смерти отца долго думала, ехать -ли ей на похороны. Давняя обида так и не отпустила женщину, не могла Галина простить папу, его эту ложь, которая вроде и во благо, а в то же время это так низко и гнусно, что нет прощения таким людям.

-Галка, ты почему такая есть? Зациклилась на своем горе, на своей беде, что даже понять папку своего не хочешь.

Ты как знаешь, а я к тестю поеду, в последний путь его провожу. Хороший мужик был, правильный. Не по людски это, Галь, чтобы с отцом не проститься. Ладно люди, посудачат, и забудут, а ты-то себя потом простить сможешь?

-Ну знаешь, Вова, не ожидала я от тебя такого. Как с отцом не проститься, так значит не по людски, а как мать я в последний путь не проводила, так для моего блага? Это какие-то двойные стандарты, тебе не кажется?

-Галь, так ты не сравнивай. Когда теть Оля умерла, ты в роддоме лежала, как раз со схватками. Ну и кто бы тебя в таком состоянии отпустил? Там уже не только ты была, нужно было и о Людочке подумать. Все твой отец правильно сделал.

-Правильно? Да я же знаю, что ты с ним заодно был! Ну родила бы я, потом же можно было сказать! Полежала бы Люда одна в больнице, съездила бы я на похороны, и вернулась. Всяко лучше, чем через 2 недели после похорон узнать о том, что нет у меня больше мамы!

-Знаешь, Галь, эгоистка ты избалованная, вот и все. Ты же всю жизнь только о себе и думаешь. У тебя горе, беда, ты страдаешь, а отцу твоему каково было? Ты в роддоме, и сказать- плохо, и не сказать нельзя. Ведь вся проблема на его плечи легла, не на чьи-то. Мамы твоей не стало, а бабушка твоя с отцом твоим век доживала, хотя она ему и не мать даже, а тёща. Ты с маленьким ребенком уставала, сил у тебя не было, так ведь ты не работала, дома сидела. А у него, у отца-то твоего, на руках теща лежачая, которую и не бросишь. Ты- далеко, и даже по телефону не говорила с ним, родни толком нет, а кто есть, и сами уже не помощники, сами ждут, кто поможет. Как знаешь, Галь, но за 7 лет и повзрослеть уже можно, выкинуть детство из головы, да думать надо начинать. Неволить не стану, хочешь- дома оставайся, а я — поеду. Автобус через2 часа. Думай сама.

-Ну конечно, это ваша мужская солидарность! Вы же даже походы налево прикрыть готовы, а такое- и тем более. Никуда я не поеду, пусть без меня хоронят. Что там от меня толку? А люди- да пусть думают, что хотят!

***

Галка ходила по отделению, придерживая руками свой огромный живот. Схватки только начинались, и доктору она пока боялась о них говорить. Соседки по палате напугали, что если рано сказать, то такого натерпишься! Лучше молчать. Решила Галина обрадовать мать, что скоро та станет бабушкой. Странно, трубку не берет. Может на улице? Ну ладно, позже наберу, или сама перезвонит.

Однако позже мать не перезвонила, и самой Галине было не до звонков. Схватки усилились, и женщину спустили в родильное отделение.

После того, как на свет благополучно появилась доченька, Галина принялась обзванивать родню. Странно, мама снова трубку не берет.

-Пап, поздравляю! Ты стал дедом! А где мама? Почему я ей не могу дозвониться?

-Галь, да не волнуйся ты! Все хорошо. Она вечером немного лишнего приняла, и у нее как всегда , голос пропал. Ну, ты же её знаешь, чуть что, и сразу в молчанку играет. Она как с работы придет, сообщение тебе напишет. Я её поругаю, что сама не догадалась дочери написать. Все хорошо у нас, не переживай, Галинка! Растите большими, и здоровыми!

— А у тебя что с голосом? Что случилось?

-Ничего, Галина, ничего. Радуюсь, что дедом стал.

Да, у мамы всю жизнь были проблемы с голосовыми связками. Чуть голос повысила- и прощай, голос. А с алкоголем совсем не дружила. Если выпивала больше двух бокалов вина, то недели 2 точно ходила без голоса, так что Галя даже не удивилась, когда узнала, почему мама трубку не берет. И только через 2 недели, когда Галю с малышкой наконец-то привезли домой, женщина узнала, что мамы больше нет. Оторвался тромб, и молодая еще женщина скончалась на месте до приезда скорой помощи.

Вот с тех самых пор и затаила Галя обиду на своего отца, ведь именно он был инициатором того, чтобы Гале не сообщали о смерти матери. Оказалось, что умерла мама Гали именно в то утро, когда та ходила со схватками в ожидании рождения дочки. И как бы не старались объяснить Гале, что это молчание было во благо, уперлась она, и никого не хотела слушать. Сама она к отцу в деревню не ездила, а в его редкие визиты молчала, как рыба об лед и ходила с каменным лицом, не вступая с папой в разговор.

 

 

7 лет прошло с того момента, а никак Галя не успокоилась, не смогла простить отца. А тут новое известие, не из приятных, отец умер, на похороны ехать надо. Ну не может Галя себя пересилить, все ей кажется, что виноват отец, что правду не сказал. Так и решила про себя, что не поедет, пусть хоть что говорят, хоть как судят, а не поедет, и все тут.

Муж, Вовка, не дождавшись Галю, уехал в деревню к отцу. Хоть и не так далеко, всего-то 300 км, а тоже расстояние. К утру доедет. Ну и пусть едет, ему, мужу, не понять, у него мама жива.

Легла спать. Одна в пустом доме, дочку свекровь к себе забрала, думала, что уедет Галя. Не спится ей, вошкается, все вспоминает, как маленькая была, как мама с папой её воспитывали, какой папа заботливый всегда был. И как-то так незаметно плохие воспоминания сменились хорошими картинками. Вот Галя маленькая, сидит у папы на плечах, и ест мороженое. От жары вкусное лакомство тает, и потихоньку капает папе на голову, а маленькая Галя старается незаметно его вытереть. Папа смеется, снимает Галинку с плеч и ставит на землю.

-Ну, Галчонок, так не пойдет, ешь тут, а то меня коровы на работе потом облизывать станут, вот какой я сладкий теперь!

Галя смеется, и хочет поскорее съесть мороженое, чтобы снова забраться папе на плечи. Мама идет рядом и улыбается.

Стук в дверь. Галь, это я, открой. -Это свекровь пришла.

-Не поехала все-таки? Ты подумай, Галь. Отец ведь. Да и не сделал он ничего плохого, чтобы такую обиду копить столько лет. Любил он тебя, да как лучше хотел.

-Как лучше? Любил? Да если бы любил, сразу бы рассказал, а не так! Вам легко говорить, вы такое не пережили, у вас до сих пор мама живая, можно и советы давать.

-Кабы не пережила, Галь, советы бы не давала. Катерина- это вторая жена моего отца, мачеха моя. Я ведь тогда только школу закончила, экзамены сдала, поступать готовилась. Да, в медицинский, как и хотела. Всем селом меня в город снаряжали тогда, у отца тетка там жила, они напросились, чтобы на время экзаменов я у неё жила. Это у вас сейчас телефоны, все легко и просто, а тогда и домашние телефоны не везде были. На нашу деревню штук 5 наверное и было. И вот, сдала я вступительные экзамены, все хорошо, поступила, еду домой, чтобы мамку с папкой обрадовать, какая я молодец, приехала в деревню, а мамки моей уж 9 дней как нет, померла. Схоронили без меня мою мамочку, никто и не подумал мне сообщить. Ох, и поплакала я тогда, порыдала. И белый свет мне не мил был, всех да каждого винила, а особенно папку да тетку его, она-то знала, ей отец с колхозного телефона позвонил, рассказал, да вместе они решили мне не говорить. Тетка отцова так и сказала, что Марию, мать мою, не вернуть уже, а девке, мне то есть, еще жить. Коли скажут мне- домой уеду, экзамены не сдам, не поступлю. А на другой год и подавно все завалю. Вот они и скрыли от меня смерть мамочки.

Галь, так то всего лишь экзамен, да и то меня решили не тревожить, а тут- дите! Все твой отец правильно сделал. Коснись меня- я бы так же поступила. Скажи тебе тогда- кто бы знает, как все вышло. А вдруг да осложнение от нервов? Да и с больницы тебя бы не выпустили. А что толку переживать зазря? Ты вот сама мать, а понять не можешь, что ради тебя да дочери твоей смолчал батька твой, не сообщил дурную весть. Любил тебя отец, заботился, да покой твой и внучкин берег. Сколько в жизни всякого бывает, все уйдем на тот свет. Только тяжело уходить непрощенному. Не буду отговаривать тебя, сама решай, не маленькая уже. Ну, пойду я, поздно уже.

***

Галя сидела в такси и никак не могла успокоиться. Слезы катились градом. Светает. Скоро день вступит в свои права. Последний день, когда можно увидеть папу. Пусть и не живого, зато такого родного и любимого. Увидеть, чтобы попрощаться, простить, и отпустить в лучший мир, туда, где его давно ждет мама.

Уже и деревня показалась на горизонте. Родной, отчий дом, где прошло счастливое Галино детство. Детство, где рядом были мама и папа, и не было никакой глупой, детской обиды, лишившей Галю стольких лет счастливой жизни. Жизни рядом с любимым и любящим отцом.

Папа, папочка, прости меня! Как же я виновата перед тобой! Прости меня, слышишь? И я тебя прощаю! Ты ни в чем не виноват, ты все сделал правильно.

Да, такой поступок очень двоякий, но я считаю, что мужчина поступил правильно, не стал ничего рассказывать дочери, находящейся в роддоме. Скажи он ей печальную весть, неизвестно, как бы все это закончилось.

Как вы считаете, дорогие читатели, правильно -ли поступил отец Гали, не сказав ей о смерти матери?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.57MB | MySQL:47 | 0,092sec