Поклон тебе, Леночка

— Ты кабачки куда воткнешь? – деловито поинтересовался Николай Петрович у супруги.

— Да вот же, рядом с тыковками, — указала рукой Тамара.

— Тыковка, тыковка, — передразнил муж, — на кой они тебе сдались, чего с них толку? Нарастут громадины, таскай их потом.

— Я нынче другой сорт посажу, маленькие и сладкие.

Николай Петрович еще что-то сказал в ответ, и завязалось словесное препирательство. Со стороны могло показаться – на пустом месте спор. Ан, нет, отвлекающий маневр этот спор. Это чтобы отвлечь себя от невеселых мыслей.

Пятнадцать лет назад Тамара была моложе и гораздо жестче. Всегда любила все новое, придирчиво оглядывала в магазине каждую вещь, даже булку хлеба осмотрит, нет ли изъянов каких на свежеиспеченном продукте. А уж невесту для сына, «бывшую в употреблении», вовсе не потерпит. Лёшка у них парень просто загляденье: смуглый, кареглазый, стройный, да в хозяйстве помощник какой. Ну, разве могла она позволить Ленке, которая уже к двадцати двум годам «с хвостом» была, сына ни разу неженатого отдать. Да и старше она его – аж на целых два года. Ну, куда это годится парню молодому по рукам себя связывать.

 

(художник Анна Белан)
На сторону жены встал Николай, тоже, как он считал, желавший сыну крепкой семейной жизни с девушкой, а не с бабой, у которой ребенок.

Кто там первый дрогнул под натиском «мудрых» родителей, Лешка или Ленка, разобрать трудно, но расстались они. А Лешка потом уехал в краевой центр из своего маленького городка и появлялся редко, пока не известил, что женится. Тамара с Николаем, довольные, что отбили от Ленки сына, новую невесту одобрили: замужем не была, детей нет, профессия уже есть, родители не разведенные, люди приличные. Так Алексей женился на Веронике и стал жить за глазами у родителей.

И вот сейчас спорят в огороде Тамара и Николай, чтобы отвлечь себя от мыслей о разводе. А они, мысли-то, в голову так и лезут, не дают покоя, возвращают на пятнадцать лет назад и заставляют сожалеть, что вмешались родители в жизнь сына.

Первой не выдержала Тамара: села на скамеечку и заплакала: — И что же он теперь один будет? За что ему такое?

— Не хнычь, мать, жизнь свела – жизнь развела.

— Это не жизнь, это мы развели тогда. А чем Лена плоха была? Сколько живем здесь, ни одного худого слова про нее в нашем городишке не слышала. А с мужем ей не повезло: досталась же работящая девка такому лодырю.

— Ну, вот и правильно, что она его бросила, — сказал Николай Петрович.

Тамара перестала плакать, вытерла глаза и предложила мужу: — Ну, так может мы их сосватаем? Лешу с Леной?

— Как это сосватаем? У них уже дети взрослые, им впору своих детей сватать, а мы с тобой, бабка да дед, куда полезем со своим сватовством?

— Да не кипятись ты; сосватаем – не то, что ты подумал, а просто сходим к Лене. Тортик купим, а может я и сама пирогов напеку. Придем по-соседски…

— Ну, ты скажешь: «по-соседски», она через три улицы от нас живет.

— И ладно, найдем причину. Поди, уж не прогонит, чаем угостит, тут мы и поговорим.

— Ага, в ноги упадем, прощения просить станем, что не дали Лешке жениться тогда. Нет, так не пойдет, надо ее к нам пригласить, когда Лешка приедет на выходные.

— Еще чего удумал, они же взрослые, как же мы их сведем в таком возрасте.

__________

Тамара застыла на пороге, увидев хозяйку. И первое, что пришло в голову – поклониться в пояс. – Поклон тебе, Леночка, — сказала Тамара, сдерживая слезы.

Хозяйка растерялась. – Да что вы, не надо. Лучше проходите за стол. Зачем же вы столько нанесли? – удивлялась Елена, наливая гостям чай, — и торт, и пироги, и фрукты.

— Мы от всей души, по-соседски можно сказать, а то живем столько лет здесь, а не знаемся. А ведь мы с твоими родителями знакомы были, Леночка, — Тамара слегка толкнула локтем мужа, сидевшего рядом молча с серьезным лицом, как будто на партсобрании.

— Да-аа, знали, — важно сказал Николай Петрович, подхватив нить разговора, — я с твоим отцом, царство ему небесное, в автоколонне работал, хороший мужик был.

Супруги замолчали, взяв по кружечке налитого чая. Лена гостеприимно угощала, явно смущаясь и теряясь в догадках, зачем же пожаловали гости.

— Леночка, чего ходить вокруг да около, сразу скажу: сожалеем, что не сложилось у вас тогда с Алексеем. Мы с отцом упрямые были, только вам надо было еще упрямее быть, переломить нашу волю что ли. Ты уж на нас не будь в обиде.

— Да о чем вы? – засмущалась хозяйка, — Столько лет прошло, я и не вспоминаю.

— А может и надо вспомнить, — намекнула Тамара, — Алексей-то с Вероникой расстался, не сойдутся они, у нее уже новая жизнь, вот так-то.

— Ну, а я тут причем? – удивилась Лена.

Тамара вздохнула. – Оба вы свободные теперь, кабы вам счастье-то свое не упустить?

— Да о чем вы, Тамара Ивановна?

— Так о том же, — громко сказал Николай Петрович, — как говорится: у вас товар – у нас купец.

Тамара снова толкнула мужа локтем: — Какой товар, чего буровишь?

— Ну, так мы зачем сюда пришли? – не понимал Николай.

— Вы, что же, сватаете меня что ли? – высказала свою догадку Лена.

— Ну не то, чтобы сватаем, — стала оправдываться Тамара, — в известность ставим, что свободны вы теперь, да и мы не против… да и вообще, прости ты нас…

— Какое уж тут против, — тихо сказал Николай, — столько лет прошло.

— Мне даже ответить нечего, — смутившись, сказала Лена, — вы угощайтесь, пейте чай-то.

Тамара тяжело вздохнула: — Понимаю, не вовремя мы пришли, может у тебя и есть кто, имеешь право… прости ты нас, — и она поднялась из-за стола, а следом и Николай.

— Да посидите еще, — предложила Лена.

Но Тамара стала собираться, осознав всю нелепость своего положения.

— Вот тебе и сходили в гости, — ворчал Николай Петрович, — поставили телегу впереди лошади.

— Да уж, опоздали мы со своими извинениями.

Дома супруги молча пошли в огород и также молча взялись за грядки.

***

— Я так растерялась, что даже не нашлась, что ответить, — сказала Лена Алексею, который лежал рядом, обняв ее.

Небольшая съемная квартира стала пристанищем разведенному Алексею и местом встреч с Леной. Еще месяц назад он и представить не мог, что судьба подарит ему встречу, которая всколыхнет заново его чувства к этой маленькой женщине, — такой теплой, милой и такой родной. Ему казалось, что он живет как во сне, в котором образ Лены был под запретом. И этот запрет рассыпался на мелкие осколки после развода с Вероникой и после неожиданной встречи с Леной.

Он думал, что нельзя войти дважды в одну и ту же воду, — и это правда. Но встретить любимую женщину второй раз (первый раз это было пятнадцать лет назад), можно.

— Как теперь быть? – снова спросила Лена. — Они ведь на полном серьезе пришли меня сватать за тебя. Это было так неожиданно, что не смогла признаться. А теперь мне стыдно, получается, скрыла.

— Не волнуйся, моя хорошая, вместе скажем, — ответил Алексей, поцеловав женщину, ты со мной и это главное. — Потом приподнялся на локте, посмотрел в глаза Лене: — А знаешь, может, мы еще молодыми родителями станем?

Лена прыснула, уткнувшись в подушку. – А что? – продолжал мужчина. – Мы еще молодые, а ты так у меня вообще девчонка — смешная, любимая девчонка.

_________

Тамара и Николай Петрович уже два дня жили под впечатлением свалившейся на их головы новости. – Оказывается, без нас сладили, — задумчиво сказала жена.

— Вот и правильно, что без нас, нечего нам свой нос совать, пусть живут, как знают.

— А нам теперь чего делать? – развела руками Тамара. – Будет у них вечер какой, а может свадьба, готовиться нам или нет.

— Тыковку сажать, — вот чего делать, — весело сказала Николай Петрович, взяв лопату, — айда, мать, наше дело теперь — тыковка.

— А и то правда, пойдем, Коля, в огород, — согласилась жена, — теперь, слава Богу, легче на душе стало.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.22MB | MySQL:47 | 0,335sec