Пират

Сколько себя помнил, Коля недолюбливал собак. А недолюбливал потому, что боялся. Это пошло с того случая, когда пьяный сосед, куражась, науськал на Колю своего Полкана. Коля тогда с час сидел на шатком заборе, а внизу рычал и скалил зубы Полкан.

С тех пор Коля не подходил близко к собакам. Да и вообще, в то послевоенное время, собаки несли или охранную, или служебно-розыскную деятельность, поэтому это были рослые сильные животные, которые своим одним грозным видом наводили трепет на потенциального нарушителя.

Самая проблема была для Коли, когда он должен был за какой-либо надобностью идти к маме на работу. Проходную там охранял огромный пёс, которого звали Пират. Угрюмо он смотрел на Колю, который вжимаясь в стену, пытался проскользнуть мимо него.

Однажды он час не решался пройти к матери в цех, потому что на дороге лежал Пират. Ему только что досталась хорошая кость — целый мосол, и любое движение Коли, встречалось Пиратом угрюмым урчанием, после чего Коля вновь застывал на месте. Только после того, как Пират соизволил откушать, он лениво встал и удалился, освободив Коле путь. Мама спросила его, где он так задержался, но Коле было стыдно признаться, как он боится пса, что живет на проходной.

 

Иногда Пират выбегал «размяться», и это были самые удачные дни для Коли, если он не заставал Пирата на заводе, и самые неудачные, если он встречал его на пути. Пират молча подходил к мальчику и ждал. Ждал, что Коля, чтобы пройти мимо, достанет свой завтрак и отдаст его ему. Пока Пират ел бутерброды, Коля, коря себя за трусость, медленно, бочком, обходил его и быстрым шагом удалялся.

Крикнуть, или по другому воздействовать грубым методом, у Коли не хватало духа. Всякий раз, встречая взгляд карих собачьих глаз, душа уходила в пятки, а голова сама-собой вжималась в плечи.

Так оно и шло.

Наступила глубокая осень. На Неве начинал становиться лёд, но пока ещё был некрепок и только у берегов. Коля решил порадовать маму и наловить рыбы на обед. Надев своё пальтишко и взяв удочку он спустился к реке.

В том месте находились сгоревшие остатки старого причала, Коля осторожно по шатким досочкам дошёл до крайних свай и осторожно уселся. Закидывая удочку и вытаскивая рыбёшек, Коля радовался, как он порадует маму. Наконец рыбы набралось на целую сковороду и Коля решил возвращаться. Собрав свои нехитрые снасти он поднялся, повернулся… одно неловкое движение и Коля спиной вперед полетел в воду.

Ватное пальтишко тут-же стало тянуть вниз, Коля барахтался, пытаясь зацепиться за столб, но зацепиться усталыми ручонками за гладкий столб не удавалось, руки неумолимо скользили. Обиднее всего было то, что дом и люди были совсем недалеко, наверху, на крутом берегу, но старый причал оттуда было видно плохо и слабый голосок мальчишки наверх не долетал.

Вдруг, какая-то чёрная тень промчалась по берегу и плюхнулась в полынью рядом с Колей. Кто то вцепился ему в воротник, не давая уйти под воду. По берегу бежал человек, он вытащил на берег Колю, у которого слезы текли ручьём от усталости а следом, тяжело дыша и отряхиваясь, выходил Пират.

Как потом рассказал мужчина с завода, он возвращался домой со смены и решил посмотреть свою лодку, как вдруг, его обогнал Пират, на ходу призывно залаяв. Зная, что тот обычно молчалив, мужчина пошел за ним и тогда услышал слабые крики тонущего Коли.

— Беги скорее домой, — произнёс мужчина, — Закоченеешь.

Колю не нужно было просить дважды. Еще с бешено колотящимся сердцем от испуга, он припустил домой. Дома снял всю свою одёжку и залез на печь.

Сон его сморил, но в этом сне он снова переживал события утра, снова пытался уцепиться за столб, и снова ему не давал утонуть Пират…

Коля всё-же простыл и проболел три недели. Но как только поправился, он, зажав в кулачке котлету, побежал на завод к матери.

Пират лежал в проходной, но Коля уже не вжимался в стену, а подбежал прямо к псу.

Нисколько не боясь ничего, он обнял его за шею, целовал в косматую морду, совал ему котлету и плача говорил:

— Спасибо! Спасибо!

Пират лизнул его в лицо и пару раз вильнул хвостом, мол, «ничего, Малыш».

Коля и Пират стали большими друзьями. Пират охранял завод до ухода на радугу, оставаясь таким же суровым и неприступным. Только когда приходил Коля, Пират вилял хвостом и глаза его лучились улыбкой. А Коля теперь знал, что нет никого добрее и ласковее Пирата и остальных собак уже не боялся.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:57 | 0,123sec