Отомстила.

Осенний полдень в небольшом посёлке. Начало ноября. У окна стоит беременная женщина и гладит бельё. Тоня отложила отутюженную наволочку и разогнула спину. Погладила большой живот и села на стул передохнуть. Задумалась.

«Скоро рожать, а Сергей так и не признал ребёнка, — вздыхает она. – Написать ему что ли?»

***

Несколько месяцев назад. Тоня устроилась телефонисткой на почту и уже отработала месяц. Женский праздник, а её дежурство. Сначала переживала, но потом успокоилась:

«Чего дома одной сидеть? Тут народ звонит, своих мам и жён поздравляет. Хоть какое-то развлечение. Не то, что я сирота детдомовская. Ни мне поздравить некого, ни меня никто не поздравит».

 

 

Она скучала на своём месте, когда вбежал симпатичный парень и торопливо попросил отправить праздничную телеграмму.

Тоня взяла бланк и протянула ему. Его горячая рука коснулась её руки, и по телу, словно пробежал ток. Она подняла взгляд. На неё смотрят карие манящие глаза. Он словно сверлил её взглядом и улыбался.

— Сергей! – произнёс он и протянул ей, явно приготовленную для кого-то другого коробку конфет. – Это тебе, от меня.

— Тоня, — машинально ответила она и сразу одёрнула нахала. – Я от незнакомых мужчин подарков не принимаю. Заполняйте бланк.

— Так я представился. Сергей, — настаивает он. – Я тебя раньше здесь не видел, — разглядывает он девушку, вытянув шею, чтобы рассмотреть нижнюю часть её тела и ноги. – Да, ты просто красотка! Я поздравляю тебя с женским праздником. Дарю коробку конфет. Цветов у нас здесь нет. Извини. Бери, бери не стесняйся. Сегодня в клубе танцы по поводу праздника. Приходи.

Он улыбнулся, обернувшись к ней, быстро вышел.

— А телеграмма? – крикнула ему вслед Тоня и расплылась счастливой улыбкой. – Вот и подарок получила. Неожиданно.

На следующий день у неё был выходной, и она отправилась в магазин за продуктами. Там встретила Сергея. Он проводил её домой и напросился в гости. Тоне неудобно отказать человеку, единственному, кто поздравил её.

Так началась их дружба, которая быстро переросла в страстную любовь. Тоня не верила своему счастью. У Сергея родители, младшие брат и сестра. Ей очень хотелось попасть в такую большую и крепкую семью. Она провела детство и юность в детском доме и надеялась, что когда-нибудь у неё тоже будет семья.

В мае на почту зашёл тракторист Вася – здоровый крепкий верзила с глупой улыбкой. Он приметил Тоню и начал её обхаживать. То встретит после работы, то у магазина и каждый раз норовит взять под руку, чтобы пройти по посёлку.

Тоня сердилась и гнала его от себя, но парень или не понимал её намёков или просто игнорировал.

Летом Тоня и Сергей допоздна гуляли у реки и целовались, расставаясь у калитки. Сергей обещал, что скоро уедет на заработки вахтовым методом, а когда вернётся, они поженятся. Тоня сияла от счастья.

Однажды Сергей задержался дольше обычного, и Тоня ждала его, как обычно на лавочке у дома. Она отгоняла комаров, помахивая веткой черёмухи. Влюблённые парочки проходили мимо, направляясь к клубу, где уже гремела музыка.

Неожиданно к ней на лавку сел Василий. Он сразу крепко обнял её и поцеловал. Как, на зло, в этот момент шёл по улице Сергей к дому Тони. Он подошёл с сердитым лицом и обратился:

— Это так ты меня ждать собралась, пока я работаю на вахте? Да, тебя на полчаса оставить нельзя!

— Серёж, ты чего? – оправдывается Тоня, отталкивая Васю и вставая со скамейки. – Я и не видела, как он пристроился. Я тебя люблю. Ты чего? Как ты мог вообще такое подумать? – она хохочет. – Я и он?

Её слова взбесили Васю, и он выдал свою версию:

— Тонь, ты, что не сказала ему, что мы с тобой давно встречаемся?

Он сделал обиженное лицо и продолжил, заметив удивление на их лицах:

— Да, у нас с Тоней осенью свадьба! Так, что иди отсюда, жених!

Сергей махнул рукой и побежал прочь, а Тоня кинулась за ним. Но в этот вечер им поговорить не удалось.

Прошло две недели. От своей единственной подружки и сменщицы Шурки, Тоня узнала, что Сергей на выходных уезжает.

— Тонька, ты если хочешь помириться со своим Сергеем, то беги сейчас к нему, — сообщила розовощёкая, пышная Шура. – Вечером родители народ пригласили на проводы. Сына надолго отправляют. Беги, чего рот раззявила?

— Никуда я не побегу, — обиженно отвернулась Тоня. – Он мне не верит. А какая семья, если между супругами нет доверия? Я так не могу.

— Тфу, ты, дура! – плюёт Шурка. – Да, беги уже! Поговори с ним. Объясни ему, мол так и так. А потом о семье думать будешь. Вон уже и животик у тебя стал заметен. Одна что ли растить ребёнка будешь, бестолковая! Беги!

Тоня встретилась с Сергеем вечером того дня. Из открытых окон его дома уже раздавались застольные песни и пьяные голоса гостей. Сергей вышел с безразличным лицом, и не глядя на Тоню, спросил:

— Ну, говори, чего хотела? Некогда мне. Завтра уезжаю. Слыхала?

Тоня кивнула, собираясь с мыслями, как рассказать, что Василий со зла её оговорил.

— А на долго, Серёж, уезжаешь? – не найдя, как начать разговор, спрашивает она.

— Месяца на три, а то и четыре. К зиме вернусь, — отвечает он нехотя. – Ну, чего хотела-то?

— Серёж, ты не верь Ваське. Он – балабол, давно меня добивается, а я тебя люблю, — она положила голову ему на грудь и прижалась. – Ребёночек у нас с тобой будет. Ты рад?

— Чего? – толкнул её Сергей и закричал с такой злостью, что она сжалась и затряслась. – Ты таскаться будешь с мужиками, а я твоих детей воспитывать должен? Не выйдет! – он трясёт перед её лицом рукой. – Нашла дурака!

Он развернулся и ушёл. Тоня стояла ещё несколько минут, не двигаясь с места. Её словно окатили ледяной водой или отвесили пощёчину. Из окна послышалась очередная песня: «По Дону гуляет…» Она пошла прочь.

Тоня шла по деревне, не вытирая слёз и не видя, как на неё показывают пальцем местные сплетницы. Ей всё равно.

***

Тоня нежно погладила живот и поднялась со стула. Продолжила гладить бельё. За окном послышались быстрые шаги, и показалась всклокоченная голова Шурки, которая запыхалась от быстрой ходьбы. Через несколько минут девушка вошла в дом и уселась за столом, переводя дыхание.

— Ты чего такая? – Смеётся Тоня. – Гнались за тобой что ли?

— Твой приехал, — выдохнула Шурка, и схватив со стола яблоко, смачно его откусила, забив в рот половину.

— Кто? – не поняла Тоня и смущённо переспросила. – Ты про кого?

— А у тебя, что много парней было? – язвительно передразнивает её Шура, доедая яблоко и беря второе. – Сергей твой приехал нынче. Вечером гуляют Карповы. Я сама слышала от бабы Вари – соседки их. Её тоже пригласили…

— И что? – Перебивает, отворачиваясь Тоня и быстро елозит по простыни утюгом, изображая бурную деятельность. – Мне то, что за дело? Приехал и приехал!

— Вот, ты, мать и дура! – Качает головой подруга. – Почему не поговорить спокойно и не выяснить всё…

— Я уже однажды поговорила по твоему совету, — перебивает её Тоня и злится. – Знаешь, что он мне высказал. Нет! Больше не пойду!

— Ну, ну! – кивает Шура и встаёт из-за стола, забирая ещё пару яблок. – Какая ты упёртая! Жалко мне вас непутёвых, а как помирить не знаю. А, может, сходишь к нему, — снова просит она. – Увидит твой живот и размякнет. А?

Тоня мотает головой и продолжает гладить бельё. Шура ушла.

Вечер. Тоня всё ещё надеялась, что Сергей сам придёт и извинится. Зря надеялась. Она одела пальто, которое не сходится на животе и в сумерках поплелась к его дому.

«Хоть издали погляжу на него, — думает она, опустив голову, чтобы её не узнали соседи. – Как я соскучилась. А он, видать, забыл обо мне».

Дом Карповых. На почётном месте сидит сын Сергей. Отец и мать любуются на него и переглядываются между собой. Видно, что их что-то беспокоит, но не решаются спросить.

Неожиданно трудный разговор начала младшая сестра Варька.

— Серёж, а ты слыхал, как твоя Тонька Васю тракториста отшила? – спрашивает она, хихикая и не обращая на знаки, что подают ей родители. – Это была умора!

Сергей сделал вид, что совершенно не интересуется местными сплетнями, но прислушался. Он уже часа два, как пытался украдкой выйти из-за стола и сбегать к Тоне. Узнать, как она там. Но все взгляды устремлены к нему и такой возможности нет.

— Так вот! – Продолжила сестра рассказ. – Является наш Вася такой нарядный, как жених к Тоньке месяца два назад, — уточнила она, на мгновение задумавшись. – К Тоне с букетом цветов пришёл. Мы с девчонками в клуб собрались, но по такому поводу решили задержаться и досмотреть, что будет дальше. Стоим. Крики, шум. Вылетает Василий с крыльца. А Тонька, зараза, его ещё из помойного ведра облила. Представляете?! – девушка хохочет.

— Верно, Серёга, так и было, — подтвердил брат Мишка. – Она ему ещё что-то кричала, но мы с ребятами далеко были, я не расслышал.

— Да она ему цветами по морде била и приговаривала:

«Это тебе за клевету! Это тебе за то, что семью разбил! А это, чтобы ноги твоей здесь больше не было!» — процитировала Варька и переглянулась с родителями.

Те одобрительно кивнули. Сергей не проронил ни слова. Тогда мать, подавая на стол курицу, осторожно спрашивает у сына:

— Сынок, а что коли ребёночек у Тоньки твой? Не уж-то сиротой дитё расти будет? Не хорошо это.

— Ты как-то определись, — настаивает отец, наполняя стопки самогоном. – Твой или не твой. Нам тоже надо знать, чьё дитё по деревне бегать будет.

— Бать, давай выпьем за тебя, — неожиданно предлагает Сергей, уважив отца. – Правда. Я всегда гордился, что у меня такой отец.

Они выпили, и полилась новая песня: «На Муромской дорожке стояли три сосны. Прощался со мной миленький до будущей весны…»

Тоня стояла под окнами и смотрела, как веселится Сергей. Как ему безразлична она и ребёнок. Гнев всё вскипал и вскипал, поднимая крышку терпения. Её, как прорвало.

Она подобрала с дороги увесистый камень, хорошенько размахнувшись и запустила прямо в окно, где сидел Сергей. Звон битого стекла и крики.

Тоня спохватилась и бросилась бежать. Её заметили.

— Да это Тонька! – Кричит Варя, обращаясь к брату, которому мать вытирает кровь на рассечённом стеклом затылке. – Правильно сделала! Молодец!

— Хулиганство! – Возмущается Мать. – Таких за хулиганство в тюрьму надо.

Сергей вырвался из рук матери и выбежал на улицу.

— Так ей, сынок! – Кричит ему вслед мать.

— Сами разберутся, — успокаивает отец, обнимая разволновавшуюся жену. – Пошли отдыхать. Устала, небось за день-то, топтаться у стола…

***

Сергей догнал Тоню и схватил за руку.

— Ага! Окна людям бьёшь! – Кричит он строго, а сам на неё нежно смотрит.

— Да, я в тебя метила, — вырывается Тоня. – Жаль не попала. Нагулял ребёнка и сбежал. А сам жениться обещал. Ух, ненавижу!

Она замахнулась на него, но Сергей ловко перехватил руку пузатой, неуклюжей женщины.

— Ой! – закричала она, хватаясь за живот и приседая. – Ой, мамочки, рожаю! О-ой!

***

Тоня проснулась в больничной палате. Рядом сидят на кроватях ещё три мамаши.

— Тонька, к тебе уже пришли, — кивает одна. – Выгляни в окно. Давно стоит.

Тоня накинула халат и увидела внизу Сергея. Он машет ей рукой. Через несколько минут возле него появилось всё семейство: родители и брат с сестрой. Они все весело махали и поздравляли Тоню.

«Вот и сбылась моя мечта, — думает она, улыбаясь. – Моя семья такая большая и дружная».

— Мамочки, принимайте ваших деток. Кормите, — завезла каталку нянечка и подала Тоне сына–крепыша. — Разбирайте своих деток.

Днём пришла проведать подруга Шурка.

— Ну, Тонка ты молодец! Я даже не ожидала от тебя, — хвалит она. – Так расколотила им окно. Даже Серёге твоему досталось. Будет теперь знать, как обманывать и бросать тебя. Отомстила!

— Ага! – вздыхает Тоня и улыбается. – Меня уже всё семейство Карповых навещало утром. Вот!

— Да, ладно? – Удивилась Шура. – Неужели в суд на тебя подадут?

— Нет, — смеётся Тоня. – На внука приходили посмотреть. Я им в окно показала. Мне кажется, что все очень довольны остались. Его сестра с братом прыгали на месте, а отец пожал ему руку.

— Ага! – кивает Шура. – Так, значит, всё обошлось! Поздравляю.

***

Из роддома Сергей забрал Тоню и сына к себе домой.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,089sec