Отец

За ним на спинке дивана примостился кот. Тот самый, из подвала! Его уже успели искупать и привести в порядок. Выглядел он более чем довольным жизнью. Но морда! Как была бандитской, так и осталась!

Антонина вывела машину со стоянки, дворники елозили по лобовому стеклу не переставая. Противная, мерзкая погода, которую она терпеть не могла с детства. Тем уютней было в салоне машины, успевшей согреться от работающей печки.

«На работу сегодня приеду пораньше, Танюшку в садик не везти, папа попросил оставить» — Антонина улыбнулась, вспомнив отца, впервые навестившего ее.

Свой родной город и родителей она покинула сразу после школы, решив учиться в другом городе – статусом повыше, с большими возможностями. Здесь закончила университет, здесь вышла замуж и дочку здесь родила.

Наведывалась к родителям редко, иногда приезжала мама, пока была жива… Антонина вздохнула, вспомнив маму. И вот теперь приехал отец. Хозяйка квартиры, у которой Антонина снимала жилье, увидев его, напугалась до полусмерти, и было от чего.

Невысокий, с широченными плечами, лицо иссечено шрамами – память об увлечении мотогонками и автотриалом. Голос низкий с хрипом, взгляд пронизывающий, от такого ничего скрыть невозможно.

Хозяйка просила плату за два месяца вперед, ссылаясь на непредвиденные обстоятельства. К такому Антонина не была готова, обычно расплачивалась за прошедший месяц, а потому просила подождать до зарплаты.

И тут – звонок в дверь. Отец, взглянув на опешившую хозяйку, понял суть требований и только прохрипел:

— Сколько? — получив ответ, молча отсчитал требуемую сумму, вручил хозяйке. – Все? – и открыл входную дверь, недвусмысленно указывая той на ее дальнейшие действия.

Хозяйка сочла за благо как можно скорее покинуть квартиру.

— Папка! — Антонина бросилась на шею отцу, — Приехал, наконец-то!

— Подожди, Тонька, дай куртку сниму, дождь намочил, — хрипел отец, пряча подозрительно заблестевшие глаза. – Где Володька? Почему тестя не встречает?

Узнав, что тот на вахте, за полярным кругом – зарабатывает на квартиру, недовольно крякнул:

— А я рыбки привез сушеной, думал, с зятьком пивком побалуемся…

Разоблачившись, он хитрым взглядом покосился в сторону комнаты:

— Здесь живет маленькая девочка, которую зовут Таня? – придав голосу мягкости, насколько это было возможно, прохрипел он.

— Здесь, — пискнула Танюшка, с испугом выглядывая из-за косяка двери, — а ты кто?

— Я твой предок, — рокотал тот, — отец твоей мамы.

— Значит дедушка? – Танюшка осмелела и вышла навстречу деду.

— Дедушка? – нахмурил брови дед, — ну да, дедушка, но лучше зови меня Приятель. Мы же с тобой подружимся?

— А мороженое мне купишь, Приятель? – поинтересовался маленький вымогатель и, получив утвердительный ответ, согласилась: — Тогда подружимся.

Подружились они удивительно быстро. Уже через час Танюшка наотрез отказалась идти в постель, предпочитая компанию деда. Тот взял сторону внучки и убедил Антонину, что в садик ребенка завтра вести не стоит, они вдвоем прекрасно проведут день.

Антонина с улыбкой слушала беседу деда и внучки – рокот и хрип отца в обрамлении звонкого счастливого смехом Танюшки. Дед с внучкой прогуливались по двору.

— Приятель, а почему у тебя лицо такое… — Таня замолчала, подбирая слово, но никак не могла его вспомнить.

— В шрамах? – тот улыбнулся, — Понимаешь, малыш, я с малых лет занимался мотокроссом, гонками на мотоциклах. Бывало, что падал, бился, ломался, вот оно и стало таким, страшным…

Он нахмурился, вспоминая все переломы и вывихи, полученные в гонках.

— Не таким уж и страшным, — подбодрила его внучка, — ну если только чуть-чуть. А знаешь, Приятель, вот в этом подвале живет кот, у него нет дома и он всегда хочет кушать. Мы с Мамой его кормим, даже хотели его взять домой, но нам запретила тетя Лариса — хозяйка квартиры, хотя она сама его подкармливает. У него морда тоже вся в шрамах. Она думает, что он злой, а он совсем не злой, ну прям как ты.

«Ах ты, маленький чертенок, — думал дед, с нежностью поглядывая на внучку, — Все ты знаешь, все ты чувствуешь своим маленьким, теплым сердечком».

— Этот вопрос, я думаю, мы решим. Ты знаешь, где живет эта самая Лариса?

— Да! Она живет в соседнем подъезде, – Танюшка показала рукой на окна квартиры.

— Давай пока сходим в магазин, возьмем что-нибудь вкусненькое для кота, а потом навестим вашу хозяйку…

Кот сначала недоверчиво посматривал на пожилого мужчину, но то, что рядом с ним знакомая девочка, убедило его в отсутствии опасности. Он с аппетитом, но без спешки, полакомился угощением и без боязни подошел к деду – поблагодарить мурчанием и обнимашками хвостом.

Они и в самом деле были похожи – дед и старый кот. В обоих угадывались былая мощь и нескучное прошлое. Следы этого явно присутствовали у одного на лице, у другого на морде. Оба держались с достоинством, но при случае могли постоять за себя.

— Вот что, кот, — дед погладил его по голове. – Обещаю тебе, что ты больше не будешь мерзнуть и страдать в одиночестве от былых ран и чувствовать себя никому не нужным. Я знаю, как это мучительно, когда ноют старые раны, особенно в такую погоду. А рядом — никого. Но потерпи пару часов…

… Лариса, хозяйка квартиры, пересчитывала деньги. Все, что смогла собрать на лечение племянника в заграничной клинике. Все равно не хватало. Если бы продать квартиру, которая досталась им с сестрой в наследство от родителей, тогда проблема бы решилась, но так быстро это не получится.

Пришел вызов из клиники, и сестра с мольбой обратилась к ней за помощью. Пришлось просить оплату за квартиру на два месяца вперед. Очень было неудобно перед жильцами. Неудивительно, что отец Антонины отнесся к ней так недоброжелательно. Но какой это мужчина! Какая харизма, какая внутренняя мощь!

В дверь постучали, Лариса убрала деньги в шкаф и пошла открывать. На пороге стоял… Отец Антонины! Суровое лицо его казалось уже не таким обезображенным, взгляд подобрел, наверняка заслуга Танюшки, которую он держал за руку, в другой руке – букет роз! Это ей? О, Господи, когда в последний раз ей дарили цветы?..

Антонина поставила машину на стоянку, взяла пакет с парой банок хорошего чешского пива для отца – ничего крепче он не пил. Себе взяла бутылку грузинского вина, вечерком можно будет поддержать отца бокалом.

Какой сюрприз он приготовил на вечер? Что сюрприз будет – она не сомневалась. Характер у него такой, неуемный, а душа – нараспашку. А самое главное – настоящий Папа. С ним всегда так надежно и весело!

Она гордилась им, зная, что ребята его уважают. Удивительное дело, казалось, что он появлялся там, где был необходим, и конфликты заканчивались общим застольем, а вечные враги становились друзьями.

Она улыбнулась, вспомнив его подарок на свое совершеннолетие – прыжок с парашютом! И хотя прыжок был с инструктором, а инструктором был, конечно, папа — те ощущения полета, счастья и надежных папиных рук остались с ней на всю жизнь, как и память о том дне. Эх, папка, папка, экстремал на пенсии…

Войдя в квартиру, она не удивилась, что ее не встречают — из гостиной доносился звон гитары и голос Танюшки, громко распевающий:

— И кортики достав, забыв морской устав,

Рубились словно дети Сатаны!

Знакомый репертуар – улыбнулась Антонина, еще будет про ковбоев, которые скачут по ночной дороге и «В нашу гавань заходили корабли». Она сама в детстве с упоением исполняла эти любимые песни отца. Она вошла в гостиную, когда Танюшка уже заканчивала последний припев:

— Им не ходить туда, где можно без труда,

Найти себе и женщин, и вина!

— Браво! – захлопала в ладоши… Лариса! Хозяйка квартиры!

Все трое сидели за столом и пили чай с тортом. Отец, раскрасневшийся от чая, убрал гитару. За его спиной, на спинке дивана примостился кот. Тот самый из подвала!

 

Его уже успели искупать и привести в порядок. Выглядел он более чем довольным жизнью. Но морда! Как была бандитской, так и осталась!

— Мама! Идем пить чай! Тетя Лариса разрешила нам взять кота! Она его сама выкупала! А эту квартиру она нам продала! Теперь она наша! – вывалила Танюшка ворох известий.

Антонина, не в состоянии осмыслить услышанное, уставилась на отца, ожидая разъяснений.

— Тоня, ты помнишь тот Хорьх, тридцать седьмого года, что стоял у меня в гараже? Я его восстанавливал лет эдак семь. Ну так вот – я его продал.

— Когда? Кому? – Спросила Антонина. Не то, что ее это интересовало, но, чтобы не молчать.

— Сегодня. Виктору. Помнишь дядю Витю? Мы с ним в молодости вместе мотокроссом занимались, а теперь он крутой! Далеко пошел. Давно он на мой Хорьх засматривался. Дождался, наконец. Лариса, вот, предложила купить квартиру недорого, денег как раз и хватило. Так что оформляйте документы, там, что еще надо сделать, — он покрутил пятерней в воздухе, — разберетесь.

— Папка! Это же была мечта всей твоей жизни – восстановить Хорьх! Такой же, как был у Штирлица!

— Моя мечта сбылась, доченька! Я его восстановил! – он улыбался вполне искренне.

Звякнул СМС-кой мобильный телефон. Отец взглянул на него:

— Пришли деньги. Витька слово держит! Ларочка, диктуй номер своей карты, сразу и решим вопрос с оплатой квартиры и лечением племянника!

Бандит сразу и безоговорочно принял старшинство деда и с удовольствием забрался к нему на колени, стоило только тому отставить гитару. Дед, поглаживая кота, хрипел что-то, понятное только коту, тот хрипел в ответ.

— Надо же! – удивлялась Лариса, – У вас даже голоса одинаковые, — она с симпатией бросала на него взгляды. – А Вам приходилось выигрывать гонки?

— Бывало, – прохрипел бывший чемпион ДОСААФ, призер чемпионата Советского Союза и задорно переглянулся с дочерью. Наглаживая Бандита, он вдруг виновато опустил голову: — Мне пора возвращаться, Тоня. Дом стоит без хозяина – непорядок!

— Папка! – Тоня даже слушать не хотела. — Если поедешь, только чтобы уладить свои дела и тут же вернуться! Володя, я, Танюшка и Бандит – просим тебя поселиться у нас насовсем. Ну сколько можно одному?..

— В вашей квартире? Тесновато будет, доченька, но все равно, спасибо. Я подумаю.

— Ну почему обязательно в вашей квартире? – возмутилась Лариса и, ощутив на себе удивленно-вопросительные взгляды, почувствовала, как у нее заалели щеки…

Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.22MB | MySQL:47 | 0,317sec