Она вернется

Ромку привезли в деревню летом. Точнее сказать, привез отец. Семилетний мальчишка с грустными глазами знал, зачем его привезли пожить к бабе и деду. Случай не первый и далеко не последний: родители развелись, и они с мамой решили уехать, как она говорила, в теплые края.

 

 

Люда долго изучала карту, часами обсуждала свой переезд с подружкой, наконец определилась с выбором. «Уезжаем в Краснодар», — объявила она бывшему мужу Павлу.

— Назло мне что ли? — Плечи Павла дернулись, словно по ним прошел ток. — Чего ты там потеряла? Обязательно такую даль ехать?

— Надоело в этой Сибири мерзнуть, хочу в теплые края, родственников близких нет, уедем с Ромкой.

Но в конце весны Люда неожиданно пришла к Павлу на старый адрес. — Откажешь, наверное, но я все равно попрошу, — она смотрела с надеждой, — пусть Ромка поживет у тебя, пока я там устроюсь.

Павел даже подумал, что пошутила, настолько неожиданной была ее просьба. — Мне всего два-три месяца надо, а к школе заберу. Ты не думай, я не собираюсь ребенка бросать, мне без Ромки никак.

Павел молчал, не зная, что сказать. С Ромкой он расставаться не хотел, будь его воля, оставил бы и не пустил ни в какой Краснодар. Но просьба бывшей жены удивила его, заставив размышлять, справится ли. Когда жили вместе, было легче, а сейчас сразу подумал об ответственности.

— Ну не знаю, я же работаю. Если будет много работы, в деревню на неделю-две отвезу.

Люда была согласна, родители Павла — люди простые, деревенские и в их жизнь никогда не вмешивались. А уж Ромку примут всей душой.

— Ну вот и ладно, — вздохнула она и тут же слезы навернулись на глаза. Самое тягостное — это объяснить Ромке.

_______________________________

Мальчик смотрел, как отъезжает от ворот отец, губы его задрожали. Месяц они жили с отцом, пока он был в отпуске, а потом отец обещал его скоро забрать. Люда звонила часто, говорила, что в конце лета приедет за Ромкой.

Теперь, в деревне, где его ждали и любили, он первым делом побежал к Жуку, так звали дворнягу, маленькую, с длинной черной шерстью и глазами-пуговками. Он так смешно бегал и так радовался, когда Ромка выходил во двор. Жук стал настоящим другом мальчику.

— Ох, этот Жук, ворчала бабушка, потерялся весной, несколько дней не было. Убежал с собаками и пропал. Вернулся весь израненный, видно в собачьей заварушке побывал, кое-как молоком отпоила.

Мальчик обнял пса, словно боясь, что тот снова убежит. — Мама уехала, папа на работе… Жук, ты хоть не убегай, пожалуйста. Пес внимательно слушал, как будто понимал и не отставал от мальчика ни на шаг.

Отец приезжал каждые две недели, подхватывал Ромку, молча прижимался колючей щекой к лицу мальчика, сдерживая чувства. — Беру без содержания, сын, едем домой в город, скучаю я.

— А мама? Она тоже приедет? Она вернется? — Ромка смотрел в глаза отцу, замирая в ожидании ответа.

— Вернется. Она обязательно вернется, чтобы забрать тебя.

— А ты? Я хочу и с тобой жить.

— Ну Ромка, не получается у нас.

_______________________________________

За неделю до отъезда потерялся Жук. Его ждали день, ждали второй. Ромка осмотрел все закутки, громко звал пса и под вечер сел на крыльцо и заплакал. Ему казалось, что его маленькое горе стало огромным, разрослось, как крапива в конце огорода, и жалило его по всему телу.

Ромка отказался от ужина, завтракать тоже не стал, не выходил на улицу и только смотрел в окно. — Скоро папка приедет, домой поедете, — успокаивала бабушка. — Не зная, что еще сказать, она вспомнила Люду: — И мама скоро приедет, будете жить в Краснодаре, — бабушка после своих же слов отвернулась, вытирая платком слезы.

— Заболел мальчишка, — жаловалась она деду, — Жук еще пропал, думаю, не вернется, с большими собаки снова, наверное, в драку ввязался…

— Может щенка у соседей взять, — предложил дед, пусть отвлечется Ромка. Хотя нет, — дед потер затылок, — так быстро друга он не забудет. — Михаил Иванович пригладил усы, накинул старый плащ, кепку и пошел за ворота.

— Куда ты? — Крикнула Мария Федоровна.

— Жука искать. Может найдется, внук обрадуется.

— Напрасно все это, давно бы пришел, сгинул где-нибудь.

Под вечер Ромка вышел во двор,слонялся бесцельно, даже на качели не стал качаться. Подошел к собачьей будке, словно хотел еще раз убедиться, что там никого нет.

Вдруг слабое, едва различимое поскуливание послышалось за калиткой. Ромка кинулся на этот звук и увидел деда. Михаил Иванович нес на руках почти безжизненного Жука. Усы у деда слегка подергивались, — то ли о радости, то ли от волнения.

— Погоди, Ромка, сначала надо полечить его.

Ромка, державшийся все эти дни, расплакался, и от этих слез стало легче. Местный зоотехник, которого позвали осмотреть Жука, обработал раны, рекомендовал покой и выписал какие-то порошки.

— Где это видано, чтобы к собаке зоотехника вызывали, — ворчал он, — зависит от самого пса, может и выкарабкается, — дал он не обнадеживающий прогноз.

Жук стал выходить из будки на второй день, и сразу припадал к чашке с молоком. Ромка часами сидел у будки и уговаривал: — Ну выздоравливай, пожалуйста. Ты же мой настоящий друг, а разве бросают друзей, когда они болеют? Вот и я тебя не брошу. Пусть мама вернется и я уговорю ее никуда не ехать. Она же вернется, правда Жук?! И мы никуда не поедем, — Ромка уговаривал сам себя, понимая, что придется уезжать.

— Я не буду плакать, обещал он бабушке, только пусть Жук выздоровеет.

___________________________

В субботу утром пес уже ходил по двору, слабо лаял, а к вечеру даже побежал за Ромкой. Мальчик обнял его, трепал длинную шерсть, а Жук преданно смотрел на мальчика глазами-пуговками.

Вдруг пес выскользнул из рук и побежал настолько быстро, сколь хватило его собачьих сил после заживающих ран.

Ромка увидел машину отца, смотрел, как тот вышел из машины, как вышла мама и кинулась к нему.

— Я знал, что ты приедешь, мне папа говорил, что ты вернешься. — Ромка вдруг стал серьезным. — Ты за мной приехала?

— Конечно за тобой, сынок.

— Мама, я не хочу в Краснодар.

Люда и Павел переглянулись. — Понимаешь, сынок, — начал Павел, — мама остается здесь, она уехала из Краснодара насовсем.

— Да, Рома, представляешь, там очень жарко, и вообще, не получилось. Так что мы будем жить здесь и навещать бабушку с дедушкой.

Ромка повис на шее у матери, а Жук радостно лаял, словно понимая человеческий язык.

— Ну а я буду приходить к тебе, и ты ко мне будешь приходить, — сказал Павел.

— А разве мы не будем как раньше все вместе жить?

Павел коснулся рукой светлых Ромкиных волос. — Ну, Ромка, тебе сразу все тридцать три счастья, — так не бывает. Вы остаетесь с мамой здесь — это уже хорошо. Ну а там видно будет… — он взглянул на Люду.

Жук провожал Ромку с родителями, крутился вокруг машины, виляя хвостом. — Мы на каникулы приедем, — пообещал мальчик, — ты только не убегай далеко. Обещаешь? — Пес встал на задние лапы, потянулся к Ромке.

— Ну вот и Люда вернулась, — помахав вслед машине, сказала Мария Федоровна, — родителям-то радость, когда все вместе приезжают, а не по одному. Жук в подтверждение ее слов радостно тявкнул.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.19MB | MySQL:47 | 0,295sec