Она хочет к нам, давай её заберем

После пяти лет совместной жизни Кира с Владом разошлись. Кира постаралась понять мужа и спокойно отпустила его к другой женщине, с которой он оказывается встречался уже год.

— Кира, мне уже тридцатник, а детей у нас до сих пор нет, я хочу своего ребенка. Из детдома мне никто не нужен с непонятной наследственностью. Я хочу своего, похожего на меня, — убежденно говорил Влад, а Кира не возражала, понимала, что это в общем-то нормальное желание мужчины.

Почему-то Кира не могла родить ребенка. С мужем они обращались к врачам, и с их слов у них было все нормально.

 

 

— Почему же это происходит со мной? – недоумевала Кира. — У нас в родне все нормально, у всех дети. Может быть все-таки я рожу когда-нибудь? А тут я еще узнала, может мы не подходим с Владом друг другу? Такое говорят бывает, поэтому Бог не дает нам ребенка. А может это правильно, потому что я чувствую давно, не сложилась у нас семья. Нет между нами взаимопонимания и тепла, которые должны быть между любящими супругами. Вот и не дает мне Бог ребенка.

Развелись быстро. Влад собрал вещи и ушел к другой, а квартира эта досталась Кире от бабушки. Как только Кира вышла замуж, мать забрала бабушку к себе, и живут они теперь вдвоем.

Кире двадцать шесть, она работала. А после развода с Владом решила пока больше не испытывать судьбу. Но очень ей хотелось ребенка.

— Раз уж я не могу родить сама, нужно взять из детского дома. Мать с бабушкой поддержат меня и помогут.

Обратилась в органы опеки, написала заявление. Жилищные условия у неё отличные, машина, работа есть, зарплата приличная, даже бабушки прилагаются для помощи. Ждала Кира месяца два и дождалась звонка.

— Готовы ли вы принять девочку? Не передумали? Дело в том, что ребенок не совсем здоров. После операции девочка. Вам лучше приехать и увидеть все своими глазами.

— Да-да, спасибо, я приеду, — пообещала Кира, а самой стало страшно, что там с ребенком.

Больница, где находилась девятимесячная девочка, находилась в соседнем районе. Кира всю дорогу переживала увидеть больного и немощного ребенка. Она ждала в палате, где лежала девочка, но сейчас была на процедурах. Внезапно открылась дверь и вошла медсестра с хорошенькой девочкой на руках. Та крутила головой и увидев Киру, улыбнулась. У неё были пухленькие щечки и ямочка на подбородке, голубые глазки и светлые волосики.

Кира даже удивилась, она приготовилась увидеть что-то другое, а тут веселая девочка на руках медсестры.

— Знакомьтесь, это Алина, ей девять месяцев.

Кира протянула руки, а девочка с радостью пошла к ней и сразу же прижалась, как будто почувствовала, что это самый родной ей человек. Алина была жизнерадостным ребенком, но родилась с проблемой, что-то с почками, но ей уже сделали операцию, и доктор пообещал Кире, что девочку он вылечит.

Кира больше не отдала Алинку никому, она держала её на руках и уже считала её своей. Не могла наглядеться на эти голубые глазки и пухленькие щечки. Кира перед отъездом за ребенком оформила отпуск, и провела здесь в больнице около двух недель. Доктор очень удивлялся, что Алинка быстро шла на поправку. Когда их выписали, доктор ей объяснил:

— Вам придется некоторое время принимать лекарства и приезжать к нам на осмотр. У девочки хорошие шансы на полное выздоровление.

Прошло десять лет. Алина учится в школе, она вполне здоровый ребенок, правда простудой болела чаще обычного, но ничего, Кира справлялась, уже и забыла, что у дочки была операция. Дочкуочень любила, никогда не ругала, она ничем не отличалась от сверстников, была шустрой и умной. Да и Алина была послушной, даже помогала маме, советовалась с ней, очень гордилась своей мамой и считала её самой лучшей.

Однажды Алине что-то понадобилось в верхнем ящике комода, мать жарила блины, та не стала её отвлекать и открыла ящик сама. Дернула с силой и ящик открылся полностью, даже чуть не выпал из пазов.

— Ой, что я наделала? – увидев, как документы выпали на пол.

Алина стала собирать бумаги и вдруг стала удивленно и жадно читать. В таком положении её застала Кира, а рассмотрев, что именно она читает, ахнула и присела рядом.

— Алиночка, ты только не подумай ничего плохого, я тебя очень-очень люблю. Ты моя самая любимая и родная дочка, я просто хотела тебе рассказать все потом, когда ты станешь взрослой. Хоть и удочерила я тебя, но люблю тебя больше своей жизни. Ты мне веришь, дочка?

— Мам, ты чего. Да я тебя тоже люблю, ты у меня самая замечательная мама на свете. Скажи, а почему от меня отказались?

— Ты родилась больной, а у матери было уже трое детей и она побоялась, что с тобой не справится. Она не захотела проблем, да и образ жизни у неё был не очень-то. Я правда не знаю эту женщину, но вдруг, если ты захочешь с ней встретиться, то я помогу тебе в поисках.

— Нет, мама, я не хочу. У меня есть моя любимая мамочка, это ты. И больше мне никто не нужен. Тем более если та меня бросила, она наверное, думает, я уже умерла, а я живая. Давай больше об этом не будем говорить никогда, хорошо мама?

— Хорошо, дочка. Я очень рада, что ты так все восприняла и поняла, — прижимала к себе Алину и целуя ей, говорила Кира.

— Мама, у тебя блины горят…

Кира вскочила, вскрикнула и побежала на кухню, откуда уже тянулся запах пригоревших блинов.

Прошло немного времени, и как-то зимой Алина заболела, побоявшись воспаления легких, Кира согласилась, чтобы дочку положили в больницу. Алина познакомилась с девочкой, которая лежала на соседней кровати, ей было девять лет и звали её Лизой. Девочка была не веселой, неухоженной с дерзким взглядом и смотрела на Алину недружелюбно. Лиза была детдомовским ребенком, и когда Алина узнала об этом, ей сразу же захотелось подружиться с ней.

Протянув небольшую шоколадку Лизе, она сказала дружелюбно:

— Будешь шоколадку? Возьми, у меня еще есть.

Лиза скорчила рожицу и выхватила шоколадку у Алины из руки, стала демонстративно разрывать обертку и громко чавкая, быстро съела её.

Алина с обидой спросила:

— Зачем ты так?

— А что, тебе не нравится? А у нас в детдоме все так едят. Ты же маменькина дочка, прямо культурная и послушная, а я не такая! Ты ничего не понимаешь, — ехидно и злобно говорила девочка.

— А я между прочим приемная, — с гордостью ответила Алина, — но так себя не веду и никогда не буду.

— Врешь ты все, — выдохнула Лиза. – Ну а если приемная, то тебя мать сильно бьет?

— Ты о чем, Лиза? Моя мама самая лучшая на свете, добрая и заботливая. Я очень горжусь мамой и люблю её, — говорила Алина. — А тебя били что ли? Да? Почему ты так спрашиваешь?

Лиза опустила голову, тяжело вздохнула и кивнула головой.

— Когда мне было шесть лет, меня отправили в детдом. Потому что моя мать пила и била меня. Отца не было, были мамины друзья, которые тоже меня били. В детдоме мне сказали, что мама исправится и меня обратно отдадут ей. Но она куда-то пропала, уехала что ли, и ко мне никогда не приезжала. Мне в детдоме лучше, чем было с мамой. Потом меня взяли в семью, но там тоже били по голове. Мне было восемь лет, я сбежала от них. У меня болит голова, вот и лечат меня здесь. Я больше не хочу ни в какую семью, вот и веду себя плохо, чтобы никому не понравиться. Все опекуны злые и плохие.

— Лиза, ну зачем ты так обо всех?

— Слушай, Алинка, а возьмите с мамой меня к себе, я буду хорошей. Попроси свою маму, а? Я слушаться умею, честное слово, я умею. Ну пожалуйста, попросил свою маму,

Алина выдернула руку, и сказала:

— Нет, это моя мама! Поняла, и нам не нужны другие дети!

Тогда Лиза больно ударила её по руке и отвернулась к стенке. В этот день они больше не разговаривали, и даже когда мама Алины пришла, Лиза не повернулась к ней.

Ночью Алина проснулась от того, что Лиза громко плакала и кричала, ей сделали укол и она уснула. Алина долго не спала, ей жалко стало Лизу.

А на следующий день, когда пришла Кира к дочке, та вдруг вывела её из палаты и рассказала все о Лизе.

— Мамочка, это я виновата, что ей было ночью плохо, это я её обидела. Она хочет к нам, давай заберем её к нам, она обещала слушаться. Её били, и мать с друзьями били, и опекуны били. Мам, я буду старшей сестрой, я буду тебе помогать её воспитывать, и научу её всему, как ты меня учила.

Кира опешила от такого предложения дочери, но пообещала подумать. Долго думала Кира, но месяца через три Лиза переехала к ним домой. Девчонки были рады друг другу. Правда Лиза иногда забывалась и начинала вредничать, но Алина напоминала ей о её обещании. Лиза не хотела обратно в детдом и быстро исправлялась. Потому что с такой старшей сестрой и такой доброй мамой она стала счастливой и радостной. Именно об этом Лиза мечтала, когда жила в детдоме.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,079sec