Няшка

Ну вот как жить человеку с именем Валентин? Валик, Валёк… Тьфу. Родители отчудили, конечно, знатно. Будто других имён не было. И внешность у Вальки точно под имя: вьющиеся волосы, длинные ресницы, тонкие черты лица. Его и в детстве часто с девочкой путали, да и потом…

Кем может стать человек с именем Валентин и такой внешностью? Разве что блогером. Вот Валька и стал. Девчонки на его блог подписывались пачками. Парень красивый, фото — закачаешься. А то! На что не пойдешь ради эффектного снимка. И Валька старался.

И ездил, и лазил, и летал. Родители замучились одежду покупать.

Ворчали. Абы что Валентин не наденет. Только бренды. И дважды в одном образе в блоге не появится. А что вы хотели, дорогие родители? Надо было не с такой внешностью сына рожать. И называть по-человечески. Так думал Валька и продолжал упрямо вести страницу в сети.

Одна из подписчиц как-то разразилась целым поэтическим опусом о своем кумире и в пылу восторга назвала Валентина «няшкой». Это имя крепко приклеилось к парню и вскоре стало чуть ли не основным. «Няшка», так «Няшка». Уж точно не хуже, чем Валентин.

Дома он разве что ел и спал. Так, делал родителям одолжение. Просить его о чём-либо отец с матерью зареклись. Это было бесполезно, ибо если Валька не желал чего-то, то выполнял это так виртуозно плохо, что легче было сделать самим, чем потом переделывать.

Любую работу по дому парень считал унизительной и все его мечты сводились к тому, что однажды он войдёт в десятку самых высокооплачиваемых блогеров и купит особняк со штатом прислуги и шикарный «Майбах», не хуже, чем у Дани Милохина. Пока же с ролью прислуги прекрасно справлялась мама. Отец, хоть и хмурился, но в деньгах Вальке не отказывал, и Няшка чувствовал себя почти счастливым.

Сегодня он готовился к новой съёмке. Ребята рассказали про заброшку на окраине города. По их словам снимки там смотрелись просто потрясающе, особенно на закате. Валька подобрал соответствующий лук, подготовил необходимую технику для съёмки и отправился по указанному адресу.

Парни не обманули. Заброшка стояла так, что с неё открывался потрясающий вид на город, освещенный закатным солнцем. Валька торопился, картина менялась с каждой минутой и работать следовало быстро. Хотелось сделать как можно больше снимков, и он так увлекся, что не заметил, как опустились сумерки. Заброшка уже не выглядела так привлекательно, и Валька торопливо начал собираться в обратный путь, как вдруг ощутил вполне осязаемую опасность.

Человек пять непонятных личностей стояли и внимательно наблюдали за парнем. Один, видимо, главный, отделился от компании и шагнул к Валентину.

— А кто это здесь заблудился? Мальчик? Мальчик, а ты точно мальчик? Или девочка?

Валька испуганно попятился.

— Что же ты молчишь? Не вежливо не отвечать на вопросы старших.

— О, Грек, да это же Няшка! Блогер! — Один из ребят помоложе и, наверное, более продвинутый засмеялся. — Точно, Няшка!

— Значит, девочка! — Обрадовался тот, кого называли Греком. — Можно Няшку за ляжку?

— Не, это парень. — Проявил знание соцсетей его собеседник.

— Мальчик? — Грек разочарованно вздохнул. Но тут же жёстко добавил:

— Был мальчик, станет девочкой. Долго ли умеючи.

Компания заржала. У Вальки пересохло в горле. Он сделал ещё шаг назад и прижался спиной к стене.

— Штанишки у тебя красивые. — Продолжил старший. — Надо бы снять.

Он выжидающе смотрел на Валентина. Валька почувствовал, как от страха и отвращения к горлу подступает тошнота.

— Всё. — Подумал он и зажмурился.

Резкий свист прорезал воздух.

— Оставили его в покое!

Парни обернулись. Валентин открыл глаза. Невысокая темноволосая девушка стояла, засунув руки в карманы ветровки и бесстрашно смотрела на компанию.

— Иди с миром, Маш. — Хмуро откликнулся Грек. — Здесь не твои дела.

— Никуда я не пойду. А ты, Лёш, не нарывайся. Сам знаешь, мальчики меня в обиду не дадут.

Как подтверждение в тишине раздался угрожающий рык. Только сейчас Валька заметил рядом с девушкой двух крупных псов. Большие, черный и рыжий, они стояли неподвижно, готовые в любой момент броситься на обидчиков.

 

— Пойдём, парни. А ты, Шняжка, сюда больше не суйся, если пол сменить не надумал.

Грязно выругавшись напоследок, Грек, не оглядываясь, исчез в темноте. Ребята шагнули за ним.

— Ты чего сюда забрался? — Спросила Маша, когда опасность миновала. Псы успокоились и теперь с интересом рассматривали Валентина.

— Я блог веду, фотографировался здесь.

— А о чём твой блог?

— Ну, как… Обо мне.

Маша удивлённо подняла брови:

— И чего в тебе такого особенного, что этому можно посвятить целый блог?

Валентин почувствовал себя уязвленным.

— Да у меня подписчиков, знаешь, сколько! Значит, я им интересен!

— Ну, я в число твоих подписчиков не вхожу. — Усмехнулась девушка. — Поэтому и спрашиваю, что в тебе есть такого, чего нет в других? И, кстати, «няшка» это что?

— Няшка — это не «что», это вроде как я. Никнейм мой. Это то же, что и «кавайный», то есть милый, хорошенький.

— А, ну, если то же самое, что кавайный, тогда другое дело. Тогда ясно, чего Грек привязался. — Маша иронично смотрела на спасённого Вальку. — Найт, Рыжий, домой!

Псы послушно развернулись и дружно потрусили вслед за уходящей хозяйкой.

— Постой, пожалуйста! — Валентин растерянно смотрел на удаляющуюся фигурку. С одной стороны было страшно оставаться здесь одному, а с другой он даже не поблагодарил девушку за спасение.

— Спасибо тебе за помощь! Можно я провожу?

— Ты? Меня? — Маша остановилась и резко обернулась.

Посмотрела на зябко съежившегося Вальку и всё поняла.

— Ну, что ж, проводи.

Шли долго. В сторону от домов. В ночь. Валентин не решился спрашивать, далеко ли ещё идти. В любом случае это лучше, чем там, в заброшке. Он вспомнил и содрогнулся.

— Замёрз? — Маша сочувственно глянула на парня. — Почти пришли.

— Далеко ты живёшь.

— Дежурю.

— Прости, что?

— Это не дом. Это приют для бездомных животных. А я волонтёр. Мы дежурим здесь по очереди.

— А в заброшке как очутилась?

— С ребятами гуляла. — Маша указала на идущих рядом собак. — Найт раньше ездовым был, привык много двигаться. Тяжко ему целый день в вольере. А Рыжий после травмы. Ему нагрузки нужны, иначе лапа не восстановится. Вот и ходим в мои дежурства на дальние расстояния. Заходи!

 

Маша отперла калитку и пропустила Валентина внутрь. В нос ударил специфический запах. Парень брезгливо поморщился.

— Что, не розы? Так пахнет их беда. — Девушка серьезно, без улыбки смотрела на Вальку. — У них своя боль, у каждого своя. Пойдем, познакомлю.

Они двигались вдоль клеток. Маша рассказывала:

— Это Грей. Его на ходу выкинули из машины. Наш ветеринар, Сергей Семёнович, его по кускам собирал. Теперь уже поправляется.

— А это Кротик. Мы его так назвали, потому что его живым землей засыпали, а он выжил. Сначала сам выкапывался, а потом старичок какой-то увидел, помог. И к нам привёл.

— Нора. Красивая кошка, правда? Её один из волонтёров у пацанов на пустыре отнял. Затолкали, мелкие пакостники, в ящик и в костер бросили. Видишь, ухо как повреждено. Обгорело.

— Дуная хозяева на привязи оставили в старом доме. Сами уехали, а пса на цепь, чтобы следом не побежал. Когда его нашли, он почти умирал, один скелетик остался. Бедный, землю около будки грыз.

Маша рассказывала о своих подопечных буднично, деловито, как человек уже переживший весь страх происходящего и знающий, что сейчас всё позади. И с каждой новой историей Валька всё меньше и меньше ощущал тяжёлый запах приюта. Из клеток на него смотрели глаза: карие, черные, зелёные, янтарно- жёлтые и синие, как небо. Смотрели испуганно, настороженно, с надеждой, но без агрессии. Животные радовались Маше, а увидев рядом с девушкой чужака, замирали, смотрели с любопытством, отбегали в дальний угол или виляли хвостами.

— Маш, а откуда ты знаешь Грека, ну, этого Лёшу?

— А я у него Рыжего отбила. — Просто ответила девушка.

— Как отбила? — Удивился Валька. — Ты у него?

— Я у него. Мы как-то с Найтом гуляли в их районе. Смотрим, шпана пса привязала к забору, а Грек развлекается, палки в него кидает: увернется, не увернется. Вроде как в городки играет.

— Во что? — Парень вопросительно посмотрел на Машу.

— Эх ты, блогер, в интернете загугли.

— Загуглю. — Не обиделся Валька. — А дальше?

— Дальше я схватила эту самую палку и метнула в Грека. От злости даже не испугалась, да и не знала тогда, с кем дело имею. Он заорал, конечно. Шпана его на меня полезла, но я ж с Найтом. А он порвёт, фамилии не спросит. Мы Рыжего отвязали и бежать. Только потом сообразили, что у того лапа перебита. И он бежал, сгоряча видно. Вылечили. Теперь с нами ходит, восстанавливается. Грека запомнил, рычать начинает, едва учует. Тот с нами больше не связывается.

— Повезло мне, что вы рядом сегодня оказались. Маш, я могу что-то для тебя сделать?

— Если хочешь, приходи, помогай. Работы у нас всегда много. Людей не хватает. А сейчас давай такси тебе вызовем. Поздно.

Ночью Валька не спал. Перед глазами вставала противная ухмылка Грека, Машины волосы, синие глаза Найта, обгоревшее кошачье ухо.

— Валечка, ты не заболел? — Спросила утром мать, когда задумавшись, впервые за много лет он помыл за собой чашку.

— Нет. — Бросил коротко. — Мам, есть какой-нибудь спортивный костюм?

Едва дождался конца уроков.

— Ничего себе! Не думала тебя больше увидеть. — Маша и вправду была удивлена. — Пойдем, теперь с людьми познакомишься.

Сам того не ожидая, Валька стал частым гостем в приюте. Его ждали, он был нужен. Животные узнавали парня и больше не дичились. И это было приятно. Валька даже научился не замечать запаха.

Теперь он завел другой блог. И неожиданно тот начал набирать популярность. Внезапно Валентин понял, что не только он может быть интересен читателям, но и читатели ему. Он охотно отвечал на вопросы, рассказывал о питомцах приюта. Оказалось, что делать удачные фотографии животных куда как интересней и важнее, чем свои собственные. Валькины посты никого не оставляли равнодушными, благодаря им уже несколько постояльцев приюта нашли новых хозяев.

— Валечка, не мог бы ты мне помочь? — Сергей Семёнович смотрел растерянно. Я абсолютно не знаю, чем можно убрать эту дрянь.

В руках пожилой ветеринар держал щенка, с ног до головы выпачканного в какой-то липкой вязкой субстанции.

— Похоже на смолу. Но не уверен. — Валька задумчиво трогал свалявшуюся шерстку. — Но, видимо, придется стричь.

Несколько часов провозились они, освобождая малыша от липкого панциря, но справились.

— Здоровенький малыш. — Заметил врач. — Надо хозяев искать поскорее. Валечка, сфотографируешь? Смотри, какая очаровательная у этого юноши гетерохромия!

Щенок весело смотрел на Вальку разноцветными глазами и улыбался.

— Какой няшка! — Неслышно подошла Маша. — Чем не кличка. Правда, Валь?

— Няшка… — Задумчиво повторил парень. — Никого искать не надо. Себе заберу.

— Валь, — осторожно заметила девушка, — всех не заберёшь, если что. Может поищем хозяина?

— А мне всех и не надо. — Валентин прижал щенка к себе. — Мне этот нужен. Да, Няшка?                                                                                                                                                                                                                              Источник 

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.3MB | MySQL:57 | 0,169sec