Новый дом в придачу со старьём

 

— По рукам? — улыбающийся голубоглазый парень протянул Алёхину руку.

— Покупаю! — Игорь вложил свою большую, жилистую руку в руку худенького парня.

Дом был новый, только построенный. Двухэтажный. Местами пахло краской, и кое-где лежали остатки стройматериалов.

Этот парень с женой и ребёнком срочно уезжали за границу, поэтому дом Алёхину достался за хорошую цену, как раз на эту сумму Игорь и рассчитывал.

Со второго этажа дома в более ста квадратов было видно озеро. Участок в пять соток перед домом прежний хозяин тоже успел привести в порядок. За жилым строением, как оказалось, были постройки, на фотографиях их даже не было, так быстро выставили объявление и через пять часов дом был продан. Алёхин как раз мониторил сайт о продаже загородных домов.

Когда вышли на другую сторону дома, парень начал хвалить баньку, показывать запас дров по левую сторону от дома и крытую беседку, потом он махнул в сторону старенького, завалившегося сарайчика на самом краю следующего участка и сказал:

— Это старьё когда развалится, можно будет выкупить участок и расшириться.

— Мне и так места хватит. Я как загородный дом беру, отдыхать.

Документы подписали быстро, что ещё больше обрадовало Игоря. Жена Лера очень давно мечтала зимой уезжать из города с детьми, отдыхать где-нибудь в глубинке, дальше от городской суеты. В прошлом году всё лето они снимали дачу у реки. Очень понравилось. Впрочем, отдыхать всегда хорошо. Сделку зарегистрировали вовремя, документы и ключи уже были у Игоря на руках. Въезжать можно было в любое время.

Через неделю выпал снег, совсем белый, крепкий. Ночью подморозило, и наст держался потом неделю. Так что только к середине октября Алёхины смогли в первый раз приехать в свой загородный дом.

 

 

Игорь жарил шашлык в беседке. Сын с дочерью, оба ещё дошколята, играли тут же у бани. Визжали и катались в снегу. Лера мыла дом.

Как вдруг визг детей насторожил Игоря. Он обернулся.

— Папа, спаси, там дядька! — кричала дочь, подталкивая младшего брата вперёд.

К беседке, действительно, медленно подошёл старик. Одет он был в старьё, местами грязное. Не бритый, не стриженый. Вид у него был не самый приятный.

Игорь подумал, что какой-то бездомный и, закрыв собой детей, вышел навстречу незнакомцу.

— Здрасте, — поздоровался первым Алёхин.

— Ой, я думал, Сашка. Сын то мой где? Мишка, внучок, ты с кем?

Бывшего владельца звали Александр. Сивачёв Александр Андреевич.

— Я Игорь, это мои дети, а вы кого ищете?

— Так сына ищу. Вижу я плохо, очки найти не смог. Хозяина дома ищу, где они? Лена! Саш!

— А, — Игорь поправил шапку. — Так продали дом. Я теперь хозяин. Фамилия ваша Сивачёв?

— Да, Сивачёв. Андрей Иванович я.

Лера открыла дверь и спросила мужа:

— Игорь, что там у вас?

— Пусть домой идут, замёрзли, держи шашлык, — отправил Игорь детей.

— Уехал ваш сын. Дом продал и уехал. Всей семьёй и уехали.

— Вон оно что. Понятно. Значит соседи мы с вами, — старик махнул в сторону заброшенного домика.

— Выходит, отец вы ему, — осознал Игорь.

— Да, выходит.

— Вас Сашка научил котлом пользоваться? Нижний вентиль открыли? Всё время забывал сын о нём.

Игорь задумался.

— Нет, ни о каком вентиле не знаю. Может, покажите?

Старик вёл себя степенно, своего расстройства не показывал.

— Вот здесь, ага, летний водопровод, ничего не бурите, — шёл Андрей Иванович и указывал на нюансы. Вот тут трубу плохо сделали, я говорил Саньку, чтобы переделали, но он махнул только рукой, вы внимательнее, переморозит и рванёт.

Игорь запомнил.

— Так я и думал, вентиль не открыли, а надо было. Так. Тёплый пол вот. Разбираешься? — старик повернулся к Игорю. Тот увидел полные слёз голубые глаза и кивнул.

— Ну вот. Тогда смотри.

Андрей Иванович всё рассказал, показал.

— Если нужно что, не стесняйся, приходи. Всегда помогу.

Игорь протянул руку.

— Спасибо.

Андрей Иванович пожал руку Алёхина уверенно и крепко.

— А тут у вас что? — вдруг на выходе спросил старик, махнув на комнату у котельной.

— Пока ничего. Хотели гардеробную сделать, но там окно, жена не решила ещё.

— А-а-а-а, — потянул Андрей Иванович. — Там я раньше жил с женой. А как мать Сашкина умерла, меня в тот сарайчик и переселили.

Старик махнул рукой, словно сказал объёмное русское слово и быстро вышел. К себе на участок он шёл медленно, каждый шаг давался ему тяжело, тонуть в трясине своей боли было тяжело. Игорь сунул руки в карманы и долго смотрел вслед пожилому мужчине.

— Игорь, ну что ты там, долго? Шашлык остыл. И старичка бы этого позвал, кто он?

Алёхин зашёл домой.

— Жил он здесь, Лера. В этой самой комнатке у котельной. С женой жил. А как она умерла, сын продал дом, а старика в хибару на соседнем участке переселил. Вот такие дела, — развёл руками Игорь. — Садимся ужинать, садимся, давайте, — похлопал он в ладоши.

В ноябре повалил снег. Валил с надрывом. Было ветрено. Алёхины в загородном доме не появлялись. Дорога скользкая, перемёт. С детьми в такую погоду не поедешь.

— Я всё, Игорёк, о старике этом думаю, — Лера поправила прядь выбившихся кудрявых волос. Она тоже была крупная, как муж, но на его фоне выглядела прекрасно. — А вдруг замёрзнет он в своей этой развалюхе? Жалко старика.

— И что ты предлагаешь? Ну, пусть родственников ищет, этого своего сына.

— А может взять его к нам за домом присматривать, давно же хотели найти такого человека на зиму. А он лучше всех этот дом знает и участок. Никто не полезет, если будут знать, что он живёт там.

— И то верно. И искать не нужно. Надо будет переговорить с ним.

— И комната та как раз для него. Я так и не решила, что в ней разместить. Для сторожа оставила.

Муж кивнул. Оставалось дело за малым — поговорить с Андреем Ивановичем.

В конце ноября семье удалось вырваться за город на целую неделю. Игорь взял небольшой отпуск.

Погода стояла прекрасная. Было тепло, даже дорога чуть подтаяла. Деревья и лес рядом покрылись снежными шапками, причудливо вырисовывая из голых веток, покрытых снегом, затейливые композиции. Сразу захотелось выйти и прогуляться по сказочному лесу.

Весь день Алёхины отдыхали, а вечером, когда Лера уже уложила детей, Игорь пошёл к Андрею Ивановичу. Вернулся расстроенный, даже злой.

— Что? — поинтересовалась жена.

— Представляешь, прихожу, а у него печь не топлена. На улице не холодно, говорит, чего зря дрова жечь. А сам в полушубке и в валенках дома. Сели, поговорили. Холодно у него там. Пар идёт. Предложил я ему у нас жить, а он … не надо мне помощи, сам я.

— Постеснялся он, Игорь, да и обижен на сына ещё, вот и не согласился. Надо было чуть с другой стороны подойти к нему. А ты сразу на больное — переезжайте, у вас тут холодно, со стариками надо мягче. Завтра с детьми сходим к нему, пирогов отнесём. Поговорим.

На следующий день Лера всё утро простояла у плиты. И жарила и пекла разные пироги. Муж попросил с мясом, дети сладкие. А после обеда, когда дети проснулись после дневного сна, Валерия предложила им сходить в гости к дедушке, угостить его пирогами.

В завалившемся домишке, который и домом то было назвать сложно, действительно, как и сказал Игорь, было холодно. Сегодня печь старик вновь не топил.

Начала Лера свой разговор не сразу. И чай попили и поиграл дедушка с ребятишками, а когда собираться начали, Валерия обмолвилась:

— Тут приехали, следы до дома, испугалась сильно, а вдруг залезут или сделают что, а в доме газ. Страшно, конечно. Вот решила поспрашивать у местных, может кто согласиться за небольшую денежку следить за домом. Много предложить не смогу, в декрете пока, детей одевать, обувать нужно. Но и не обижу. Посоветуйте Андрей Иванович, к кому можно с таким предложением подойти.

Покряхтел дед, улыбаясь.

— За меленькие деньги никто на себя такую ответственность не возьмёт, а за бесценок и следить не будут.

— Вот и то верно вы подметили, не подумала. Надо же и за газом следить. Холодным дом не оставишь. Я уже и комнату рядом с котельной для сторожа определила, телевизор привезла новый.

— Не оставишь, верно. Я вот на прошлой неделе ходил к дому, смотрел, всё ли в порядке.

— Как же хорошо, что ходили! Это получается я ваши следы видела?

— Мои, — улыбался дед. — Ты не ищи никого, я сам буду ходить смотреть. И денег не нужно.

— Нет, без денег не согласна. Это работа, за неё платить нужно. Удобно, конечно, что вы рядом живёте, но что перед домом делается не видно. А вот из той комнатки для сторожа всё можно рассмотреть прямо с дивана.

Лера не сдавалась.

— Всё ты подметила, дочка, всё так и есть.

— Значит, согласны, Андрей Иванович?

— А согласен. Денег не возьму, в счёт аренды пойдёт. Буду у вас в комнате той жить.

— Отлично! — всплеснула руками Валерия. — Чайник я купила новый ещё и диван мы с Игорем оплатили, будет погода, привезут.

Андрей Иванович вновь улыбнулся.

***

Новый год встречали Алёхины вместе с Андреем Ивановичем. Он достал где-то костюм Деда Мороза и пришёл с подарками. Дочь Игоря с удивлением смотрела на отца. В предыдущий Новый год, когда приходил Дед Мороз, папа неожиданно исчез и девочка решила, что это и есть отец, тем более, говорил он очень похожим голосом и был огромным. Но в этом году Дед Мороз был другим. Правда, очень походил на деда Андрея, но тот же отдыхал у себя в комнате. Дед Мороз был настоящий. Отвечающий добротой на доброту.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.26MB | MySQL:47 | 0,313sec