Новая семья

Дождь лил как из ведра. Было холодно, пасмурно и по-вечернему неуютно на пустынной улице. Маленькая девочка, кутаясь в легкую вязаную кофточку, шла по тротуару в мокрых насквозь туфлях и думала об одном: «Только бы меня не нашли».

 

 

Звали девочку Наташа, или попросту Ната. Хорошая девочка восьми лет, но уже пережившая боль утраты. У нее мама с папой погибли. Осталась бабушка, старенькая совсем, в деревне живет. Ната знала из разговоров взрослых, что бабушке ее не отдали…

Долгими бессонными ночами в детском доме «Веснушки» она думала о бабушке Дуне, тосковала. Помнила, как они с мамой и папой ездили ее навещать. Тогда и дедушка был жив. По двору бегали цыплята, в будке жил лохматый, но добрый пес Полкан.

Куда все делось, почему жизнь так изменилась? Что с бабушкой? Полканом?

Девочка тихо плакала в подушку, вспоминая свою добрую и красивую маму, сильного и такого умного папу. Казалось, он знал все на свете и мог ответить на любой ее вопрос. Учил любить животных, водил в зоопарк. А мама скучала по своей маме, которую ласково называла Дуняша. И папа возил их к ней.

А потом жизнь как будто оборвалась. Ната уже училась в первом классе, когда случилось горе, трагедия, катастрофа. Все эти слова маленькая девочка слышала не раз и запомнила, как самые страшные. Они отняли у нее маму и папу, разлучили навеки и с ними, и с бабушкой Дуней.

«Мне надо найти ее. Как она там одна в деревне? Почему меня ей не отдали?» — думала Ната по ночам и решила убежать, чтобы найти свою бабушку. Как, она не знала. Но помнила, что до деревни они добирались электричкой, когда дорога была скользкой. Мама не разрешала папе ездить по гололеду так далеко.

А в тот раз зимой Ната как раз у бабушки была. Они ждали маму с паой, в доме пахло хвоей, елочка наряженная стояла в углу, под ней подарки. Но мама с папой не доехали. Авария, катастрофа…

Как же ей теперь найти эту электричку? Убежать ей удалось во время прогулки. Хулиган и ябедник Витька показал ей как-то лазейку в заборе, узкую совсем. Говорил, что сам он не пролезет, но постарается как-нибудь ее расширить. Вот Ната и попробовала, тихонечко скрывшись с глаз воспитательницы.

Сняв кофту и просунув сначала ее, она протиснулась между двух досок. Витька сказал тогда, что если голова пройдет, то и все тело тоже. Получилось у нее! Схватила кофточку и бегом через кусты. Хорошо, что никто не заметил!

Но до вокзала она так и не добралась, заблудилась. Наступала ночь, пошел дождь. Ната оказалась в совсем незнакомом районе города. Людей на улице было мало, никто внимания на нее не обращал. Все спешили по своим делам. Вокруг высились мрачные дома, но в них не войдешь: нужно код знать.

Ната села на лавочку под козырек у подъезда и вдруг услышала писк. Она наклонилась, дрожа всем тельцем, и увидела совсем маленькую, словно игрушечную собачку. Песик лежал на земле, тоже дрожал и тихонечко скулил.

Она взяла его на руки, он не сопротивлялся.

— Маленький, тебе тоже холодно. Ты голодный, да? — говорила девочка, прижимая к себе мокрый дрожащий ком.

Дождь все также стучал по подъездному козырьку. Ветер шумел в ветвях деревьев. Звезды и луна спрятались под толстым покрывалом грозовых туч. Иногда сверкала молния и гремел гром где-то вдалеке.

Ната старалась согреть щенка и тихо говорила ему:

— Знаешь, я всегда хотела собачку, а в детском доме нельзя… Но мы к бабушке Дуне уедем, у нее Полкан есть, а ты будешь… Тузиком. Я тебя не брошу, — говорила она, а по щекам катились слезы.

Зато песик перестал скулить, пригрелся и, похоже, уснул у нее на коленях. Ната вытерла глаза кулачком и стала думать, как ей поступить. Надо, наверное, в полицию пойти и попросить, чтобы ее отвезли к бабушке в деревню.

«Нет, они меня снова в детский дом отправят, а Тузика выбросят на улицу», — размышляла девочка, как вдруг перед ней выросла большая темная фигура.

— Так, это кто тут у нас пригорюнился? — спросил подошедший мужчина низким голосом, но заботливым тоном.

— Нат-та я, — заикаясь от страха ответила девочка, — а это моя собачка, Тузиком зовут.

— Так, понятно. А мама где? Почему ты тут сидишь так поздно? — спросил мужчина и присел рядом.

Ната низко опустила голову и ей снова захотелось заплакать.

— Ты потерялась? – спросил он, и она кивнула в ответ.

Мужчина немного помолчал, а потом сказал:

— Давай так, пойдем ко мне, согреешься, покушаешь. Тетя Валя, моя жена, очень вкусно готовит. А потом все расскажешь нам, и мы решим, как поступить дальше. Согласна?

Девочка снова кивнула и ответила:

— Только без Тузика я не пойду… И ваша тетя Валя, она не будет ругаться?

— За что? За то, что я помог Тузику и его хозяйке укрыться ночью от холода и дождя? Не будет, пошли.

Ната покрепче прижала к себе щенка и пошла за мужчиной. Открылась тяжелая подъездная дверь и мягко захлопнулась сзади. Они поднялись на второй этаж, а по пути он сообщил:

— Я врач, с дежурства иду. Тоже устал и промок, сейчас согреемся. Мня дядя Слава зовут.

Ната шла сзади и ей было не страшно. Мужчина казался добрым, как их дворник дядя Семен. Только этот врач. «А если тетя Валя прогонит, тогда мы с Тузиком в подъезде переночуем», — подумала Ната, а дядя Слава уже звонил в дверь.

Ее открыла женщина в теплом махровом халате и пушистых тапочках. Дядя Слава пропустил Нату вперед , и девочка нерешительно переступила порог.

— Та-а-а-к, у нас гости? – спросила женщина, а щенок звонко тявкнул.

— Это Ната и Тузик, Валюша. Давай их обсушим, обогреем и покормим. Потерялись они.

— Надо в полицию, Слава, — сказала тетя Валя, провожая Нату с собачкой в ванную комнату.

— Давай сначала выясним обстоятельства, потом позвоним.

Вячеслав с Валентиной были счастливой семейной парой. Она преподавала в школе русский язык и литературу. Жили хорошо, главное, дружно и мирно.

Был у них сын Алеша, сейчас службу в армии проходил. И была одна печаль на двоих. Доченька родилась, но прожила совсем немного, врожденный порог сердца. Из роддома Валя вернулась одна.

Вячеславу пришлось нелегко. Дочка была такой желанной! И решились на нее поздно, когда Алешка уже школу оканчивал. Но так хотелось девочку, дочку-крошку, и вот… не судьба.

Валентина долго приходила в себя от потери, не могла смириться. Муж лечил, выхаживал, убеждал, что еще немного, лет пять-шесть, а там и внуки появятся.

Но это были лишь слова, которые хоть и поддерживали как-то, но излечить душу не могли. Спасала только работа, где Валентина Николаевна отвлекалась от своих мыслей среди шумных учеников. И очень не любила, когда муж дежурил допоздна. Сидеть одной дома, да еще в такую погоду, как сегодня, было тоскливо.

***
Женщина принесла Нате старенькую пижамку сына, чудом сохранившуюся в шкафу, высушила феном волосы, а в это время ее муж пытался покормить щенка. Тот лихорадочно лакал молоко из блюдца, скулил и искал глазами-бусинами свою хозяйку, смешно виляя хвостиком.

— Так, а теперь садись за стол, кушай, не спеши. И мы ждем рассказа, что случилось, и как ты потерялась.

Ната поела быстро. Тузик с тщательно вытертыми лапами и обсохший, снова лежал у нее на коленях. И стала рассказывать все начистоту.

— Мамы и папы у меня нет, они погибли в аварии. Есть бабушка Дуня, она в деревне живет. Старенькая и одна совсем. Только Полкан у нее есть, собака. А я живу в детском доме «Веснушки». Меня бабушке не отдали, болеет она. Вот. А мне ее жалко, и я захотела к ней уехать, чтобы помогать и жить вместе.

— Убежала, значит, — подытожил дядя Слава, Ната кивнула, низко опустив голову.

Тетя Валя придвинула ей стакан с соком и погладила по мягким золотистым волосам.

— Но ты ведь большая девочка уже и понимаешь, что мы просто обязаны заявить в полицию? — спросил дядя Слава.

— Понимаю, — тихо ответила Ната. – А то у вас неприятности будут, да?

— Еще какие, если мы возьмем и сами отвезем тебя к бабушке. Нет, Ната. Мы поступим так, как положено. А вот к в деревню съездим обязательно, да Валя? Попозже, когда все утрясется.

— А меня сильно будут ругать? – спросила девочка.

— Обрадуются, что ты нашлась! – вступила в разговор тетя Валя, — вот увидишь. И мы в обиду не дадим, рядом будем.

Вячеслав очень долго разговаривал по телефону с кем-то, убеждал, доказывал. Потом буквально поклялся, что с утра они будут в отделении, назвал свой адрес, паспортный данные. Потребовали дать трубку жене, она подтвердила случившееся.

Затем Нату уложили спать, и она моментально уснула. Тузик спал рядом на коврике. Но ранним утром, когда только рассвело, за ней уже приехала полицейская машина вместе с обеспокоенной Инной Аркадьевной, директором детского дома. Они вошли в квартиру, директор схватила Нату на руки, и заплакала.

— Наточка, зачем ты убежала? Мы тебя искали, боялись за тебя. – Потом посмотрела на Валентину и Вячеслава и сказала: — спасибо вам. Хорошие вы люди…

Нату собрали, и увели, Вячеславу пришлось поехать с ними, чтобы заполнить и подписать протокол о случившемся.

— А Тузик? – спросила Ната, прощаясь с тетей Валей.

— Не волнуйся за него, не выгоним, — улыбнулась она грустно. Ей не хотелось расставаться с этой девочкой, но обещать ей что-то она пока не могла, хотя решение и созрело!

Вячеслав с Валентиной приложили немало усилий, чтобы не только удочерить Нату, но и сделать это как можно быстрее. Была долгая беседа с ней в кругу доброжелательной администрации «Веснушек». Девочка с радостью соглашалась идти жить к дяде Славе и тете Вале.

Она мечтала о встрече с бабушкой, ей хотелось вернуться в ту жизнь, которая когда-то была у нее с мамой и папой.

Наконец документы на удочерение были на руках. Нату торжественно проводили, Инна Аркадьевна и некоторые ребята всплакнули, дядя Семен помахал вслед рукой, и ее привезли домой, заручившись названием деревни, где жила Евдокия Степановна, бабушка Наты.

Девочка быстро взбежала по лестнице на второй этаж, а когда открыли дверь, навстречу выбежал подросший пушистый Тузик и стал крутится вокруг ее ног, виляя хвостом. Ната заплакала от радости.

Ну а вскоре и поездке к бабушке Дуне состоялась.

Сколько же счастья сразу! Нет, бабушка не была очень старой, это Нате так казалось. Просто немощная, плохо передвигалась, ноги сильно болели.

— После гибели дочери стали отказывать. Спасибо соседка помогает мазями да втираниями всякими. Хожу вот с палочкой, — говорила она, накрывая на стол.

На внучку наглядеться не могла, а ее приемных родителей благословила. Конечно, Вячеслав чем смог, помог. Свозил новую «родственницу» к специалисту. Она прошла курс лечения в стационаре и вернулась домой с новыми силами.

Навещали ее иногда, без внимания не оставляли. А радость за внучку вдохнула в нее новую жизненную струю.

И что уж говорить про Валентину и Вячеслава. Они обрели дочь нежданно негаданно, хорошую ласковую девочку, которая умеет ценить добро, во всем слушается и помогает. И с нетерпением ждет из армии своего «старшего брата» Алешу.

Семья – она тогда настоящая, когда в ней живет счастье, а дом наполнен добром и радостью.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.21MB | MySQL:47 | 0,355sec