Никогда больше

Галина после работы зашла в магазин. Готовить не хотелось, но Светку кормить надо. Купила пачку макарон и сосиски. Дочь с детства предпочитала их любой другой еде. Ещё купила пакет молока и батон.

У кассы собралась небольшая очередь. Перед Галиной стоял крупный мужчина в чёрной куртке и вязаной шапочке с помпоном. «Вроде молодой мужчина, а надел такую шапочку. Наверное, любимая жена связала. Да уж. Умеет женщина изуродовать мужчину, чтобы ни у одной женщины не возникло желания посягнуть на её мужа. Интересно посмотреть на его лицо. Инфантильное, наверное, до безобразия», — размышляла она, вперив взгляд в дурацкую вязаную шапочку в разноцветную яркую полоску.

Мужчина оглянулся и посмотрел на Галину, почувствовав её пристальный взгляд. Она тут же отвела глаза. «Вроде ничего, на дебила не похож», — подумала она более снисходительно. Мужчина снова оглянулся на неё.

— Вы во мне дыру взглядом просверлите, – сказал он.

— Было бы на что смотреть. Делать мне больше нечего, — проворчала Галина сердито.

Очередь в кассу не двигалось. Внутри Галины поднималось раздражение. И шапка ещё эта… Захотелось оставить продукты и уйти поскорее отсюда, но других магазинов возле дома не было. «Сколько раз замечала, что если в очереди стоят мужчины, то это надолго. Сейчас начнёт выбирать сигареты: «Дайте мне синие с красной полоской. Нет? Тогда дайте белые с зелёной наклейкой. – Галина дурашливо изобразила про себя интонацию мужчины. – Потом будет долго искать деньги в карманах. Нет, чтобы заранее приготовить…» — вздохнула Галина.

Так и есть. Мужчина у кассы действительно задрал куртку и стал выуживать из карманов тесных джинов мелочь. Галина шумно и демонстративно вздохнула.

— Вы торопитесь? Идите вперёд, — сказал «Вязаная шапка», оглянувшись.
Он отошёл в сторону, пропуская её. Галина пожала плечами и встала на его место у ленты перед кассой. Мужчина, наконец, выудил из кармана нужную сумму, сложил в пакет скромный набор продуктов и отошёл от кассы.

Подошла очередь Галины. Кассир пробивала продукты, а она безуспешно рылась в сумочке в поисках карты.

— Женщина, побыстрее нельзя? Деньги надо заранее готовить, – сердито поторопил её кто-то из очереди.

— Что, карточку потеряли? – спросил «Вязаная шапка» довольно язвительно.

Галина не удостоила его взглядом, продолжая рыться в карманах сумочки.

— Я заплачу, — сказал «Вязаная шапка» кассиру.

— Не надо! – вскрикнула раскрасневшаяся Галина. – Я уже нашла. Извините. — Она приложила к портативному терминалу карточку, радуясь, что нашла её.

Собрала в пакет продукты и поспешила вон из магазина. «Что со мной? Далась мне его ужасная шапка. Нравится, пусть носит. Злая стала, дёрганая», — ругала себя Галина по дороге к дому.

«Всему причиной муж. И ведь хорошо жили. Или мне так только казалось? Ушёл к молоденькой дурочке, которая залетела от него. Порядочность проявил, женился. А что дочка будет расти без отца, не подумал. А мне уже скоро сорок. Сорок! Боже, как много!..

 

 

Квартиру нам оставил, откупился. И на том спасибо. Почему мы, женщины, страдаем от них? И у всех одно и то же. Единицы не изменяют, или делают это по-умному, не бросая семью. В сорок их тянет на молоденьких. А нам как жить?» — вела бесконечный внутренний разговор с собой Галина, еле сдерживала слёзы.

Она вошла в подъезд и хотела вызвать лифт, но он со скрежетом остановился, двери кабины разошлись, из лифта вышел помятый пьяненький мужичок. Галина зашла в кабину и тут же поморщилась. В лифте стояла запах перегара и дешёвых сигарет, что вызвало в ней новую волну раздражения. «Все такие — пьют или гуляют. Терпеть ненавижу».

Лифт, вздрогнув, остановился на её этаже, двери с шумом разошлись. Галина подошла к своей двери и долго выуживала ключи из кармана пальто. Они цеплялись за перчатки, грозя уронить их на грязный пол. Галина засовывала перчатки назад, снова пыталась достать ключи. Наконец, она отперла дверь…

Светка сидела за столом в своей комнате и делала уроки. Она подняла голову от книги и посмотрела на мать. Галина заметила в глазах дочери то ли пренебрежение, то ли раздражение.

— Мам, мне деньги нужны на театр. В субботу идём с классом, — требовательно заявила Светка.

— Сейчас ужин приготовлю, — вместо ответа сказала Галина и ушла в кухню.

«Снова нужны деньги. А я их не печатаю, между прочим. Зарплата теперь одна. За квартиру заплатить, продукты купить… Над каждой копейкой приходится трястись», — Галина наливала воду в кастрюлю, жалуясь про себя невидимому слушателю на несправедливость жизни.

— Мам, что насчёт театра? – Света стояла в дверях с книгой в руке, заложив страницу пальцем.

— Завтра сниму с карточки, — вздохнув, сказала Галина, не поворачивая головы к дочери.

Удовлетворённая ответом Светка испарилась из кухни.

«Посмотрим, насколько его хватит. Молодой и красивой она не вечно будет. Родит, куда всё денется. Времени следить за собой не будет, бессонные ночи… А он, между прочим, не мальчик, уже за сорок. Так ему и надо. Внуков пора ждать, а ему детей захотелось. Господи, что я всё о нём, да о нём? Больно много чести», — оборвала себя Галина.

После ужина она села к компьютеру и включила настольную лампу. В ней что-то зашумело, щёлкнуло, и лампочка погасла. «Ну вот, всё одно к одному. Неделю назад только купила. Да что за день-то такой!» Галина пробовала поменять лампочку, но безрезультатно. «Завтра схожу в магазин и попробую обменять лампу. Только бы найти чек». Но чек она не нашла. По-видимому, выбросила вместе с коробкой.

На следующий день, после работы Галина зашла домой, взяла настольную лампу и пошла в магазин электротоваров через дорогу. Лампа было довольно тяжёлая. Хорошо, что далеко не надо идти.

На крыльце перед входом стоял тот самый мужчина в дурацкой вязаной шапке и курил. Галина бросила на него откровенно презрительный взгляд и вошла в пустой магазин.

«Вязаная шапка» вошёл следом за ней и встал за прилавок. Поймав удивлённый взгляд Галины, он усмехнулся.

— Вот. Купила у вас на прошлой неделе, – сказала Галина сердито, демонстрируя крайнюю степень претензии и раздражения.
Она поставила на прилавок настольную лампу.

— Чек сохранили? – не моргнув глазом, спросил «Вязаная шапка». – Неудивительно, что у вас мужа нет. С таким-то характером, — заметил он.

— С чего вы взяли, что нет? – Галина задохнулась от возмущения.

— Если бы у вас был муж, то сам принёс бы лампу или отремонтировал её, — выдал чудеса догадливости мужчина.

— Он занят. Диссертацию пишет, – не растерялась Галина. – Чека нет. Заменить, значит, нельзя? Мне сломанная лампа не нужна. – Галина развернулась и направилась к двери.

— Скажите адрес, я отремонтирую и занесу вам её. Или завтра зайдите сами, — окликнул её «Вязаная шапка».

— Буду я её таскать туда-сюда. – Галина оглянулась от двери. — Дом через дорогу напротив. Квартира девяносто шесть. – Галина сердито толкнула от себя дверь.

«Надо же. Оказывается, я у него лампу покупала. Не узнала. Тогда без своей дурацкой шапки был. А глаза умные. И приличный вроде», — думала она по дороге домой, радуясь, что лампу он отремонтирует. Бесплатно.

В прихожей она долго разглядывала себя в зеркало. Шапка надвинута на глаза, взгляд тоскливый и потухший, губы поджаты. Вся какая-то скукоженная, невзрачная. И никто не работе не сказал, что она выглядит ужасно. Вот она, женская солидарность.

«Сама виновата, что муж на другую засмотрелся. Она уж точно следит за собой. Ногти, наверное, по три сантиметра, каблуки высоченные… Такие нравятся мужчинам. А я из брюк не вылезаю. Всё. Хватит. Пора привести себя в порядок. Назло ему. Пусть думает, что у меня тоже кто-то есть».

На следующее утро Галина надела платье, подкрасила ресницы. Дочь окинула её удивлённым взглядом.

— Давно бы так. Ещё бы причёску сменить.

Галина оглянулась на дочь.

— И глаза сияют. На горизонте появился мужчина? – выдала догадку Светка.

— Никто не появился. Для себя. – Галина повертела перед зеркалом головой. – Может, и правда, постричься?

На работе все заметили произошедшие в ней перемены и делали комплементы весь день. Настроение поднялось.

Дома она надела бриджи и футболку, вместо привычного халата. Почистила картошку. Муж не ел ни лук, ни чеснок. Теперь она знала, почему, — боялся, что изо рта будет пахнуть. Как же, его небесное создание, наверное, питалось воздухом.

Галина порезала лук. Вскоре по квартире поплыл ароматный запах жареной картошки с луком. Светка тут же прибежала на кухню.

— По какому случаю праздник?

— Просто так. Включи стиральную машину, пожалуйста. Не забудь положить капсулу. – Галина достала из холодильника банку солёных огурцов.

Когда картошка доходила под крышкой, в дверь позвонили. На пороге стоял продавец магазина электроники. На этот раз на нём не было вязаной шапки с помпоном. В первую минуту Галина его даже не узнала. Догадалась по настольной лампе в руках.

— Вы? – удивилась она.

— Здравствуйте. Лампу починил, работает. — Он протянул ей настольную лампу.

От Галины не укрылось, что он сглотнул, взгляд его метнулся за её спину в сторону кухни.

— Проходите. У меня ужин готов. Должна же я отблагодарить вас.

Мужчина не стал отнекиваться. Вошёл и разделся.

— Руки, где можно помыть?

— В ванной. – Галина включила свет, открыла дверь и отшатнулась.
Весь пол был залит мыльной водой.

— Ну-ка, отойдите в сторонку. – Мужчина закатал брюки, снял носки, босиком зашёл в ванную, перекрыл трубы под раковиной. — Ведро и тряпку давайте, — скомандовал он.

Галина тут же подала ведро, принесла из комнаты старый свой халат, разорвала его надвое. Они вдвоём быстро собрали воду с пола.

— Соседи не пришли, значит, вода не успела к ним протечь. Скорее всего, треснул шланг. Я сейчас позвоню другу, он занимается ремонтом стиральных машин…

«Вязаная шапка» звонил по телефону, а Галина разглядывала его, думая, как хорошо, что именно сейчас он пришёл.

— Ну вот. Завтра друг заедет и посмотрит машину, — доложил «Вязаная шапка» и убрал в карман брюк телефон.

— Спасибо, – улыбнулась Галина.

— Вы сейчас совсем другая. У вас красивая улыбка. Меня Макаром зовут. Такое старинное имя, — сказал он, вытирая руки о полотенце и не сводя с Галины глаз.

— Галина, — она взяла у него полотенце и повесила на крючок у двери.

— Тысячу лет не ел картошку с солёным огурцом, — говорил Макар с набитым ртом, уплетая картошку.

-Жена вас одним мясом кормит? – спросила Светка, беззастенчиво разглядывая гостя.

— Жены нет. Женился по молодости, через полгода развелись. Не сошлись характерами, как говорят.

— А кто же вам шапку связал? – вырвалось невольно у Галины.

— Шапку? — переспросил Макар. – А… Мама. Это память о ней. Она умерла весной.

— Простите. – Галина переглянулась с дочерью.

Когда Светка ушла в свою комнату, Галина убрала посуду и села напротив, стряхнула со стола невидимые крошки.

— Её отец бросил вас? – спросил Макар.

— Да. Ушёл к молодой. У них скоро будет ребёнок, – зачем-то сказала Галина.

— Вы тоже совсем ещё молодая, — заметил Макар и встал из-за стола. – Пора и честь знать. Спасибо за ужин. Не забудьте, что завтра к вам придёт мастер.

Галина проводила его, вымыла посуду и села к телевизору, но на экран не смотрела. Она думала, что муж не решил бы проблему так быстро. Сказал бы, что нужно вызвать мастера, имея в виду, что сделать это должна она сама. А уж убирать с пола воду и подавно не стал бы.

«Все они вначале стараются, показывают себя с лучшей стороны. Помогают, цветы дарят. И куда всё потом девается? Будут лежать на диване перед телевизором. Ни внимания, ни помощи. А когда надоест лежать, на сторону пойдут. И этот со временем таким же будет. Нет уж. Никогда больше в моей жизни не будет мужчин. От них одни проблемы»

Ночью она долго не могла заснуть. Постель казалось холодной и неудобной. Галина уткнулась в подушку и тихонько поскуливала, жалея себя, ругая неверного мужа.

За окном стоял последний месяц зимы – ветреный и снежный. Скоро весна, лето… Как-то Галина стояла у окна и мечтала о море, отдыхе и солнце. И вдруг заметила, что в единственном окне маленького магазина электротоваров нет света.

«Заболел или случилось что-то? – беспокойно всполошилась она, и тут же вздрогнула от неожиданного звонка. — Светка? У неё ключи есть». Галина в прихожей посмотрелась в зеркало, поправила низ футболки и только тогда открыла дверь. На пороге стоял Макар, без шапки и с букетом роз.

Галина не ожидала от себя, что так обрадуется. Сердце затрепетало в груди, щёки залил румянец, а ладони повлажнели.

— Зашёл спросить, может, нужна какая помощь? Это вам. — Он протянул букет.

— Спасибо. — Галина улыбнулась и бережно взяла цветы.

Она пригласила его войти, а сама пошла на кухню с букетом. Как всё-таки цветы на столе преображают квартиру! Галина не могла вспомнить, когда последний раз муж дарил ей цветы. Букет от коллег на день рождения не считается.

— Чай? У меня есть борщ, — спросила она Макара, когда тот вошёл в кухню.

Он не успел ответить, потому что раздался грохот. Они вбежали в комнату и увидели на полу полку с книгами.

— Сколько раз говорила мужу, что один шуруп разболтался… — сказала Галина раздражённо и растерянно. – Вы как приходите, так сразу что-то ломается.

— Есть инструменты какие-нибудь? Сейчас сделаю, – не обратив внимания на её последнее замечание, сказал Макар.

После бурной и тёплой весны настало долгожданное лето. По перрону вокзала Макар вёз большой чемодан на колёсах. На его плече болталась спортивная сумка. Рядом шла Галина в красивом цветастом платье. Ветерок трепал её распущенные волосы. Светка вышагивала рядом, радостно и возбуждённо щебетала о том, что нужно обязательно найти дом у самого моря…

Что женщина всё может сама, ей не нужен мужчина – это неправда, бред и заблуждение. Это придумали женщины, которым не повезло. Просто не встретили они подходящего мужчину. Как же приятно быть просто женщиной, слабой и счастливой.

Когда женщину бросает мужчина, она перестаёт быть женщиной, окружает себя бронёй недоверия, колючками тоски и боли. Она не разрешает себе быть счастливой, боится нового предательства и не верит никому. Но вот появляется он, мужчина, который скажет, что она лучше всех, и в ней снова просыпается женщина. Самая лучшая. Для него.

«Я знаю только одну алхимию, придающую женщине красоту: она зовется чувством»
Марк Леви

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:47 | 0,311sec