На те же грабли

Лена встретила мужчину своей мечты. По крайней мере, так ей казалось. Захар был симпатичный, уверенный в себе, надёжный и «рукастый» (любимое выражение Лениной мамы). Именно его «рукастость» и стала определяющей в выборе женщины. Дело в том, что с бывшим мужем Лена развелась отчасти именно потому, что он был «безрукий» (мама!): ничего не умел делать руками. Не умел, не хотел и не пытался. Стас был единственным сыном у матери, рос без отца. Женщина всю жизнь винила в этом себя (а не мужчину, который предпочёл алкоголь семье), поэтому жизнь сына пыталась сделать максимально комфортной. То есть, всё делала сама. Парень не знал, что мужчина тоже может пожарить себе яичницу или постирать носки – это ведь сугубо женская работа. Надежда Яковлевна всю жизнь работала маляром в строительной бригаде, бой-баба, она коня на скаку не останавливала только по причине отсутствия, собственно, самого коня, а так… Мать Стаса сама собирала мебель, клеила обои, укладывала плитку, меняла трубы в ванной и устраняла засоры в них. Даже раму на балконе она устанавливала сама! Привозила с дачи вёдра с огурцами-помидорами и поднимала сама, вместе с велосипедом, на 5 этаж без лифта. Соседка баба Катя всё пыталась посочувствовать «одинокой, слабой женщине»:

— Ой, а что это ты, Наденька, снова на себе всё тащишь?! Ты ж на даче, небось, весь день не разгибалась, сама же всё, сама! Что ж ты мальчишку своего с собой не берёшь?! Чай, не маленький уже! («мальчишка» на тот момент оканчивал 9 класс, на даче бывал пару раз в год – ездил с друзьями на рыбалку)

 

 

— А Вы, баб Кать, в мою семью не лезьте! Мой сын – как хочу, так и воспитываю! Пусть отдохнёт ребёнок, успеет ещё наработаться: вот женится, придётся ему ещё на себе семью тащить! Пока могу – пока и тащу на себе, не переживайте, не сломаюсь!

— Такой потащит, гляди! Смотри, Надюш, чтобы потом не плакала! Парня к работе приучать надо с детства! Как же он семью-то обеспечивать будет? Гвоздь прибить не сможет! – поучала соседка.

Надежда Яковлевна только отмахивалась – всё жалела кровинушку. Она поднимала тяжеленные сумки в квартиру, а сыночек, на голову её выше, не вставая с дивана и не отрывая глаз от приставки, в которую проиграл целый день, басом спрашивал:

— Мать, а что ты поздно-то так? Ужинать-то что будем?! В холодильнике пусто! Я есть хочу!

Надежда Яковлевна, оставив сумки и велосипед в коридоре, шла на кухню готовить сыночке ужин. Здесь она заставала полную раковину грязной посуды, крошки на столе и на полу, а на закуску – полную кастрюлю запенившегося супа. Она только вчера его сварила, думала, на пару дней хватит, но Стас, достав утром из супа мясо, попросту забыл убрать кастрюлю в холодильник. Лето, жара – вот суп и прокис до вечера… У Надежды Яковлевны начиналась вторая смена. Теперь уже в качестве повара и уборщицы…

Лена, когда вышла замуж за Стаса, сполна ощутила на себе его неприспособленность к жизни. Если работал он ещё кое-как, то дома палец о палец не ударит! Занимать место Надежды Яковлевны Лена не хотела: считала, что мужчина тоже должен делать дома хоть что-то. «Я хлеба забыл купить! – протянул Стас, – А ты что, не купила?! Мама всегда покупала, когда с работы шла…» «Откуда я знаю, почему кран течёт – вызови слесаря-сантехника! Я причём?» «Слушай, ну, соберу я этот шкаф! Сказал же!» … И так – бесконечное множество раз… Когда родился Никита, стало совсем худо: муж обижался, что Лена уделяет малышу больше времени, чем ему, любимому! Ревновал к сыну попросту! Дулся, обижался, мог днями с ней не разговаривать. Конечно, о помощи речь даже не шла.

— Леночка, ну потерпи, Стасик изменится, он просто ещё не осознал, что стал отцом! – уговаривала её Надежда Яковлевна, которая, кстати, старалась помочь во всём: и с Никиткой гуляла, и в квартире убирать помогала, и борщ приготовить могла. Правда, жила она в соседнем селе, поэтому приезжала не чаще, чем пару раз в неделю. Привозила полные сумки гостинцев с огорода, домашнее молоко. Лене было даже стыдно принимать от неё помощь. Она не могла понять, как у такой прекрасной женщины мог вырасти такой безразличный ко всему сын.

— Сколько же ещё терпеть?! – вздыхала Лена, – Уже 3 месяца шкаф без дверец стоит…

— Так давай я прикручу! Дел на 10 минут! – подхватывалась свекровь. Она прекрасно умела держать в руках отвёртку и прочие инструменты.

— Нет уж, пусть Стас! Я подожду…

Когда Лена от Стаса уходила спустя полгода, шкаф так и стоял без дверок…

— Не могу больше, мам, надоело! – говорила молодая женщина матери, – Всё равно, что с мужем, что – без! Всё сама: ребёнок, дом, проблемы. На всё один ответ: «Ты же сама лучше знаешь – сама и решай!» Он даже за собой никогда тарелку не помоет! Грязные носки, правда!, под кроватью, под столом, на кресле – но только не в ванной! Я после работы домой прихожу, Стас выходной был, а он с порога: «А что у нас на ужин, дорогая?» Это я у него хотела спросить! А у нас на ужин – гора грязной посуды, неубранная квартира и пустой холодильник! Всё, не могу больше!

— Дочь, но разводиться только из-за того, что муж не помогает, глупо, как минимум! Он же не гуляет, деньги зарабатывает, не пьёт, – рассуждала мать.

— Да, мам, зарабатывает! Но только он тратит эти деньги исключительно на себя. В прошлом месяце купил себе новые джинсы – стоят, как пол моей зарплаты. Зато фирменные, мол. Обувь – только кожаную, дорогую. Месяц назад поменял телефон, а теперь вот занялся обновлением компьютера. Мам, я сыну и себе покупаю вещи раз в полгода! Стасу говорю, а он: «А что ж ты раньше не сказала! Я уже себе что-то там заказал!» И так всегда. Если говорю раньше – он потом «забывает». Добило то, что мать его заболела, просила с лекарствами помочь: ей дорогие препараты приписали. Так Стас сказал, что пока не может: у него на 2 месяца вперёд покупка деталей на компьютер расписана. Мол, собьётся или забудет что-то, если не купит сразу. Позже лекарства купит, мол! Лекарства – позже, а компьютер себе, любимому, сейчас! Предложил матери кредит взять! Я ей, конечно, денег перечислила – из своей заначки. Но жить так больше не могу! Противно.

— Ну что ж, это твоё решение, поступай, как знаешь, – вздохнула мать. Она всё же волновалась, ведь дочь работала медсестрой в поликлинике, зарплата не ахти, а ребёнка самой растить непросто.

 

 

Лена с сыном переехала в свою добрачную однокомнатную квартиру, что досталась ей от бабушки в наследство. Подала на развод и на алименты. С бывшим мужем проблем не было: он что-то поменять даже не пытался. Ему, наверное, даже стало комфортнее самому. Женщина часто видела его, когда тот возвращался после работы. У Стаса в пакете всегда был дежурный набор холостяка: пельмени, колбаса, батон и пакет молока. Раз в неделю к нему по-прежнему приезжала мать: убирала и готовила. Заскакивала свекровь и к ней: тоже привозила свежие овощи с огорода и брала Никитку погулять. Лена не возражала: она поддерживала с Надеждой Яковлевной нормальные отношения, ведь женщина хорошо к ней относилась, никогда не обсуждала её с соседями, не укоряла в том, что она ушла от Стаса. При этом ещё и была прекрасной бабушкой для Никиты: малыша она очень любила и всячески старалась побаловать. Мальчик бабушку обожал: она разрешала ему всё и покупала вкусности.

Время шло… Спустя 5 лет Лена надумала сделать ремонт в своей квартире. Решила доверить это дело профессионалам. Подкопила денег, посоветовалась со знакомыми. Коллега по работе дала ей номер телефона парня, занимающегося ремонтами: «Лен, он сам всё делает, от «а» до «я», но молодец такой! Быстро, качественно и по приятной цене!» Лена позвонила, договорились, что мужчина сначала придёт, оценит фронт работ, а там и о цене поговорят. Женщина планировала начать с кухни. В субботу после обеда в дверь позвонили:

— Здравствуйте, – приятный молодой человек мило улыбался Елене, – я – Захар.

— Проходите, – пригласила женщина незнакомца. Она рассказала ему, чего хочет, провела на кухню. Парень что-то измерил, что-то подсчитал, озвучил цену и сроки. Сказал, что нужно купить. Договорились, что закупками тоже займётся он – Лена понятия не имела, какая шпаклёвка лучше, да и таскать это всё на 2 этаж ей не улыбалось. Разошлись мужчина и женщина вполне довольные друг другом: Лене понравилась хватка и сравнительно недорогая стоимость услуг парня, тому – адекватная хозяйка и фронт работ.

Елене пришлось часто пересекаться с Захаром. Они вместе выбирали цвет стен и отделку, кафель и двери. Парень отчитывался перед ней о проделанной работе, показывал, что к чему. То, что получается, Лене нравилось. Она кормила мужчину обедом, они вместе пили кофе и разговаривали. Так Лена узнала о том, что Захар в разводе, как и она, что у него растёт дочь. Девочка осталась с женой. О ней мужчина мог рассказывать долго:

— Она последние деньги на себя потратит! Ногти, ресницы, салоны красоты! А дома – чёрт ногу сломит! Вещи просто на креслах навалены, дочь уроки на краешке стола учит, а ей и дела нет. Работает в том же салоне красоты администратором, вся такая красавица, а в голове пусто. Малую ни к чему не приучает, живут в грязи! Я ремонт 2 года назад сделал – уже и следу его не видно. Кругом пыль, грязь и запустение.

— А поговорить с ней пробовал? – спрашивала Лена, вспоминая своего бывшего мужа.

— Пробовал, да толку! Она говорит, что чистота – это не главное, главное, чтобы в доме взаимопонимание, мол, было. А какое тут взаимопонимание в бардаке?! – возмущался парень. Лена кивала, соглашаясь. Правда, она не была так зациклена на порядке, но тоже считала, что поддерживать чистоту необходимо. Единственное, что её напрягало – ей не нравилось, когда мужчины плохо говорят о своих бывших. Ведь Захар сам выбрал эту женщину, а теперь хает. Лена старалась о бывшем муже не упоминать в таком тоне. Говорила, что не сошлись характерами.

Когда ремонт был сделан в кухне и в комнате, молодые люди съехались. Точнее, Захар переехал к Лене. Коридор он уже ремонтировал, живя здесь. Лена радовалась тому, что ей попался такой умелец: Захар делал всё сам. Её он даже обои клеем намазывать не допускал. Даже пол подметал и мыл после окончания работ самостоятельно…

С Никитой Захар, вроде бы, тоже поладил. Конечно, поучал его и пытался воспитывать – это он любил. «После прогулки всегда надо чистить обувь! – ворчал мужчина, – Рубашки сразу вешай на вешалки! Куда ты завалился на кровать в уличных штанах?!» Лена особого внимания на это не обращала – говорил-то мужчина по делу, однако 10-летний Никита тоже не слишком прислушивался к словам постороннего, по сути мужчины. Да и возраст такой, что для него авторитетом была только мать. Это Захара раздражало, он начинал порой повышать голос. На это Лена отреагировала сразу: «Давай договоримся, – спокойно, но уверенно сказала она мужчине, – у тебя же есть своя дочь – вот её и воспитывай! Моего сына не тронь!» «Я ж как лучше хочу, вырастет же разгильдяем!» – не сдавался мужчина. «Сказать – скажи, а орать, а тем более, руки распускать не надо!» – Елена была непреклонна. Вроде бы, договорились.

Елена забеременела спустя год. Подумали и решили рожать. Расписались тихо и без пафоса. Поменяли квартиру на трёхкомнатную. Родилась у Лены дочь Сонечка – милый и желанный ребёнок.

— Отойди от неё! – возмущался Захар, – Куда ты свои рущища грязные к ней протягиваешь!

— У меня чистые руки! Я хотел её подержать! – обиделся Никита.

— Куда тебе! Не трогай! Это тебе не игрушка! – скривился мужчина.

— Что за крик, а драки нет? – подоспела Елена. Она как раз вышла из душа, – Конечно, возьми Сонечку, сыночек, – улыбнулась она, поняв без слов причину ссоры, – Пока ты, Захар, на работе, Никитка мне с дочкой очень помогает! Он и покачать её может, и на руках поносить. Малышка уже его узнаёт. Зачем ты так?! – уже тише, чтобы сын не услышал, проговорила женщина, – Они же родные, если сейчас ему это запретить, то он её любить не будет!

— Я против, чтобы он брал на руки мою дочь! – заявил мужчина, – вдруг неправильно поднимет, сломает что-то?!

— Это и моя дочь, прекрати. Ничего он ей не сломает…

Елена заметила, что после рождения дочери и приобретения общей квартиры, мужчина изменился. Он возомнил себя, что называется, «хозяином жизни». Елена начинала понимать его первую жену…

— Ты посмотри, какая пылища! – возмущался мужчина, показывая на экран телевизора, – Там, наверное, месяц не вытирали!

— Ну, почему месяц! Я в субботу уборку делала, а сегодня только понедельник. Завтра протру!

— Пыль нужно протирать каждый день! Мы же нею дышим! Тем более, у нас маленький ребёнок! – мужчина брал тряпку и в 10 часов вечера, после работы, демонстративно начинал протирать пыль по квартире.

— А ты что, вещи Сонины не гладишь?! – спросил Захар, наблюдая за тем, как Лена складывает вещи дочери, выстиранные и высушенные на балконе.

— Нет, а что их гладить – я их перестирываю через день! Они мягкие и чистые! – улыбнулась Лена.

— Ты что! Это же ребёнок! Вещи нужно обеззараживать! Гладить обязательно! Спроси у своей матери! – возмущался Захар.

Вообще, это как раз мать и сказала дочери, что после современных специальных детских порошков и просушки на солнце вещи не обязательно выглаживать – нет смысла, только потеря времени…

Ужин выдался поздним: Захар вернулся ближе к 7. Семья дожидалась только его.

— А что, мясо стушить нельзя было? Обязательно жарить? Это же вредно! – по привычке с порога начал возмущаться мужчина.

— Зато вкусно! – улыбнулся Никита, – Я люблю жареную курицу, мама знает!

— Так это мама для тебя готовила, а я-то думаю! Ну, так и ешь! – Захар отодвинул от себя тарелку, – Я думал, в семье должны учитываться вкусы всех!

— Но ты ведь тоже любишь жареное мясо! – Лена смотрела на мужа с удивлением.

— Да, но не на ужин! И вообще, мясо лучше тушить или варить! И салат ты опять с майонезом сделала, а не с постным маслом! А ведь с маслом полезнее! Нужно думать о здоровом питании! Зачем организм на ночь нагружать!

И вроде бы всё, что говорил Захар, было правильно, да только почему-то Лене вдруг захотелось сбежать от него за тридевять земель…

Захар, как оказалось, был специалистом не только по ремонтам. Он лучше всех знал, как готовить борщ: выговаривал Лене за то, что она свеклу и морковь тёрла на тёрке, а не нарезала кубиками – так, по его мнению, вкуснее и полезнее. Знал, как одевать Соню на улицу (она точно замёрзнет в одной кофточке и без шапочки – даром, что лето) и как учить уроки с Никитой (что ему объяснять – пусть раз 5 вслух прочитает – сам поймёт)… В принципе, муж всё знал лучше всех. Поэтому требовал, чтобы с ним советовались по любому поводу – пытался всё контролировать.

— Что ты себе это купила? Это платье тебе не по фигуре, нужно было свободнее выбирать! Ты же уже не девочка! – кривился он, когда жена надела новое платье, купленное её накануне.

— Слушай, но мне же не 60! И по фигуре оно хорошо сидит! – возмутилась Лена.

— Ну, тебе же и не 16! – не забыл напомнить Захар.

Скучать не приходилось…

Надежда Яковлевна приезжала к Никите, как и раньше, раз в неделю. С Захаром она как-то не сталкивалась: Лена устраивала всё так, что женщина к ним наведывалась, когда тот работал. Однако в эту субботу они встретились. Лена представила бывшую свекровь мужу, напоила её чаем. Та выставила на стол корзинку с клубникой и положила несколько пучков зелени.

— К чему это?! – скривился Захар, – Мы что, купить укроп не в состоянии?!

— Я же для внука привезла, сынок! – заохала женщина, – А как малышка ваша поживает? Такая милая девочка! Улыбается мне всем своим беззубым ртом!

— Я Вам не сынок! А Соня Вас вообще интересовать не должна! – отрубил мужчина и ушёл в комнату.

— Не обращайте внимания, – постаралась успокоить расстроенную свекровь Лена, – спасибо за гостинцы!

Никита с бабушкой ушёл в парк. Обычно свекровь брала и коляску с Соней – она не разделяла детей, но тут Захар просто взбесился. Лена не стала нагнетать ситуацию. Когда Надежда Яковлевна с Никитой ушли, она решила поговорить с мужем:

— Захар, зачем ты это делаешь? Зачем разделяешь детей?! – спросила она спокойно.

— Я разделяю?! По-моему, это ты сюда своё прошлое тянешь! Зачем здесь твоя бывшая свекровь?! С моей матерью, значит, ты двумя словами по телефону еле-еле перекидываешься, а с этой чаи гоняешь, пока меня дома нет?! – кричал мужчина.

— Твоя мать приезжала к нам 2 раза. Хотя живёт на другом краю города. Ей некогда заниматься внуками – она сама сказала. Она устраивает свою личную жизнь. Ты же знаешь, что я её приглашаю на все праздники, поздравляю. Однако – насильно мил не будешь.

— Так что теперь, эту деревенщину сюда тащить?! – не сдавался Захар, т – Она здесь посторонний человек! А ты ей ещё Сонечку даёшь!

— Эта, как ты выразился «деревенщина» и «посторонний человек» любит своего внука. Она помогает, чем может. Никитка – её единственный внук, и она с ним общается, в отличие от твоей матери, которая Соню нашу видела 1 раз, когда нас из роддома выписывали. Надежда Яковлевна приезжает и будет приезжать. Она имеет право на общение с внуком.

— Пусть общается с ним на своей территории! Или ты хранишь тайную надежду вернуться к её сыну?! – орал Захар.

— Никаких тайных надежд я не храню, а территория эта – наша. Поэтому запретить ей приходить сюда ты не можешь!

Лена пила чай и смотрела в окно. Там высоко парили птицы, и ей хотелось улететь с ними куда-нибудь далеко-далеко…

— Дочь, ты о чём задумалась? – вернула её с неба на землю мать.

— Да вот, думаю, не везёт мне с мужьями. Они диаметрально противоположны, и ни с одним из них жить вместе, как оказалось, невозможно! – вздохнула женщина.

— Да, вот незадача! Я смотрю, у вас с Захаром не ладится, опять на те же грабли, – вздохнула мать.

— На те же, – согласилась Лена.

Что стало последней каплей в их отношениях, женщина сказать не могла. Однако ушла от Захара она тогда, когда, вернувшись из магазина, застала его за тем, что он наводил порядок в шкафчике с её нижним бельём. Причём часть предметов этого самого её белья он уже выбросил: мол, оно неудобное, не по размеру и не по возрасту!

— Захар, ты совсем рехнулся?! Это моё! – Лена повысила голос.

— А в чём дело? Я – твой муж, имею право! Или ты что-то от меня скрываешь?! – возмутился мужчина.

— Да что от тебя скроешь-то?! – устало присела на стул женщина, – Ты же в каждую щель свой нос суёшь! В кухонных шкафах убираешь! В столе у Никиты пытаешься порядок навести! В буфете, в комоде, на полках в ванной и в кладовке – везде ты. Я что-то поставлю – найти никогда не могу с этой твоей тягой к идеальной чистоте и упорядоченности. Ты даже обувь в определённом порядке выстраиваешь! Я не могу так больше, просто схожу с ума! Ты в прошлый раз Сонькин йогурт выбросил, только потому, что тебе что-то там в составе не понравилось. А это был хороший йогурт! Сонька без полдника осталась!

— Я купил ей творога! Натурального, между прочем! – буркнул муж.

— Да, купил, только творога она не ест. А на рынке, чтоб ты знал, не совсем безопасно продукты покупать! Тем более, молочку!

— Я хочу, чтоб мой ребёнок питался здоровой пищей! – стоял на своём муж.

— Да, я знаю. Чтоб ребёнок питался здоровой пищей, чтоб в доме было чисто и убрано, а вокруг – идеальный мир. Но так не бывает, Захар! Еда не вся полезная и здоровая, и хочется иногда очень вредной еды – почему-то она всегда вкуснее! И вещи иногда я бросаю там, где удобно, а не развешиваю в шкаф на плечики! И даже, представь себе, не мою чашку после того, как попью из неё воды! Да, Захар, мир не идеален! И я уже просто устала изображать идеальную женщину. Я – не она! Прости…

Теперь у Лены было два брака за плечами, два бывших мужа и огромный жизненный опыт…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,087sec