«Мне надо с ангелом поговорить»

Всю свою жизнь, с шестнадцати лет, Роман провел за рулём. Сначала ездил на грузовике в своем поселке. Потом в город перебрался, устроился таксистом. Но скоро понял, что на своем транспорте можно заработать больше. Да и сам себе хозяин будет. Пунктуальный и обязательный мужчина, недостатка в клиентах не испытывал. Людей привлекал его спокойный характер, аккуратная манера вождения и то, что машина всегда сверкала от чистоты.

Сегодня у него был хороший заказ. Надо было ехать в соседний город. Рома заправил автомобиль, отвез его в мойку. Клиентов доставил без каких-либо приключений. А вот обратный путь оказался не таким спокойным.

На дороге неожиданно материализовалась девочка лет шести. Опытный водитель не растерялся, вывернул руль и только потом затормозил. К счастью, не было бордюра, машина не пострадала. Рома выскочил из машины и подбежал к девочке. Она рыдала взахлеб.

— Девочка, тебе что, больно? Я ведь не задел тебя вроде?

Та замотала головой, видимо, давала понять, что он не при чем. Пыталась заговорить, но получалась плохо. Потом Роман кое-как разобрал какие-то странные слова. Вроде ей на кладбище, к ангелу нужно, или к маме. Он не понял. Усадил ее в машину, дал воды. Она немного успокоилась, хоть слезы все еще бежали по щекам. Рома наконец разобрал, что девочка просит отвезти ее на могилу к маме, она называла ее «мой ангел мама». У мужчины мурашки побежали по спине.

— Разве кладбище место для таких малышек? — дрогнувшим голосом сказал он.

— Я всегда хожу к маме, когда мне очень плохо. И все ей рассказываю. Она поможет мне, я верю. Пожалуйста, отвезите меня к ней, — девочка смотрела умоляюще.

Мужчина не было не по себе от ее глаз, в них было столько горечи. Он сдался.

— Мы вот как сделаем. Ты навестишь маму, но потом покажешь мне свой дом. И я отвезу тебя туда. Согласна? Как тебя зовут?

— Алена, — ответила девочка, и тихо добавила, — да, я согласна.

Когда приехали, Аленка выскочила из машины и побежала к оградке. Она шла уверенно, явно была здесь много раз. Рома немного подождал, а потом решительно вышел из машины. Подглядывать некрасиво, но он должен узнать, что стряслось с этим ребенком. Алена стояла на

коленях перед надгробием, который сверху украшал золотой ангел.

— Нина опять меня сильно била, мамочка. Но я не плакала, терпела. Это ее очень злит. Она схватила меня за шею и засунула голову под кран. Вода была очень холодная, Я думала, что захлебнусь. Вот тогда я заплакала. И она отпустила меня. А я убежала к тебе. Она такая злая, мамочка. Я не могу с ней. Я хочу здесь остаться, с тобой.

Рома слушал эту исповедь и чувствовал, что волосы у него встали дыбом. Полчаса мужчина слушал о садистке-мачехе. Он видел не мало нерадивых родителей, но такое! Рома собрался с силами и окликнул девочку.

— Алена, нам пора.

— К Нине меня отведете? — печально спросила девочка.

Рома не смог ответить, он молча кивнул. Алена послушно встала, отряхнула коленки, поцеловала надгробие. Они вернулись в машине. Рома попросил Алену все ему рассказать.

Паша любил Катю, мать Алены, с детства. Она была красивая и упрямая. Вроде и он ей был симпатичен, но встречаться с ним она все не соглашалась. А вот мать Павла совсем Екатерину не любила. Такая бесприданница ее не устраивала. Как-то раз к ним в город приехали геологи. Один из них, мужчина средних лет, очень понравился Кате. Он был ярким, обаятельным. С прекрасным чувством юмора, знал обо всем на свете. И умел красиво об этом рассказать. Катя голову потеряла. Она решила ехать с ним… Но через три месяца вернулась. Ее сказочный принц оказался банальным пьяницей и игроком. А когда она узнала, что он еще и женат, сразу собрала свои вещи. Паша сразу убедил Катю быстро расписаться и скрыть ото всех, что ребенок не его. Свекровь рвала и метала. Неприязнь к Кате переросла в ненависть. Со временем ничего не поменялось. В отсутствии Кати, свекровь говорила про нее ужасные пакости сыну. Аленка, которая уже что-то понимала, очень злилась.

— Мама хорошая, хорошая! — кричала она и колотила кулачками по толстой ноге.

Грузная женщина с неприязнью оттолкнула ребенка, та упала и расплакалась. Павел быстро взял Алену на руки и погладил ушибленное место. Он осуждающе смотрел на мать.

 

— Родила волчонка. И ты будешь убеждать меня, что вот это твоя дочь?

Такие сцены происходили регулярно. Когда Алена жаловалась Кате, та только улыбалась:

— Не слушай ты ее. Мы добрые, не будем ни на кого злиться…

Тем страшным утром, Алена узнала, что не родная дочь Паши. Только весь ужас был не в этом. Она не совсем поняла смысл того, что услышала, но в том, что это очень страшно, сомнений не было. Катя сидела с Павлом на кухне и горько плакала.

— Пол года, Паш. Врачи сказали это самое большее. Что с Аленкой моей будет, Господи?

Павел был бледный как стена. Он пытался ее успокаивать, но у самого дрожал голос:

— Ты не умрешь, Катенька. Это ошибка какая-то. А что Аленки касается… Я же ее как родную люблю, о чем же ты говоришь, вообще?!

Катя зажмурилась и затрясла головой.

— Твоя мать знает, что Аленка тебе не родная. Она не поверила нам ни на секунду. Нинку опять сватать тебе будет со всем ее наследством богатым. Моя девочка бедная, что же с ней будет?

Разговор был долгий и тяжелый. Алена совсем растерялась. Как это не родная она? Но самое главное, что случилось с мамой?

Катя очень быстро теряла силы. Болезнь пожирала женщину изнутри. С больницы выписали быстро… от этого не лечат. Исход один и он неизбежен. Катя не вставала с постели уже несколько недель. Как-то свекровь пришла с теткой какой-то. Высокая, глаза сильно накрашенные. Павел, который раньше никогда не пил, после того, как Катя слегла стал часто злоупотреблять. Вот и сейчас он сидел на кухне, рядом початая бутылка. Эта Нина, которую привела его мать, бросилась ему шею. Стала утешать. Аленка сжала кулачки, эта тетка ей совсем не понравилась. А та развела бурную деятельность, стала хлопотать на кухне, готовить что-то… В итоге эта суетливая женщина осталась на ночь. Она спала на диване. Нина постепенно стала единовластной хозяйкой этого дома. Подавленный Павел будто ее не замечал. Только как загипнотизированный садился есть или мыть руки, когда ему говорили.

А однажды, Алену не впустили в мамину комнату. Паша плакал, он сказал, что Кати больше нет. У девочки началась истерика. Ее заперли в комнате и не выпускали, пока Екатерину не увезли из дома.

На похоронах Алена умоляла маму проснуться, ее еле оторвали от гроба…

То, что Нина ненавидит Алену стало понятно сразу. Она так и осталась жить с ней и Павлом. Мужчина не то, чтобы этого хотел. Просто не стал спорить с матерью, которая горячо убеждала в том, что Ниночка ему просто необходима. «Воспитание» Нина начала с того, что убрала все игрушки в кладовку и закрыла на ключ. Аленка рыдала, без них ей стало совсем уж одиноко.

— Могу вместе с ними закрыть, если хочешь. А в доме этого хлама не будет, — язвительно усмехнулась Нина.

Она постоянно жаловалась Павлу на девочку. Говорила что она к ней и так и этак, а Алена грубит, огрызается. Бабка поддакивала:

— Я тебе всегда говорила, неадекватная она.

— Она нормальная. У нее горе просто. Она мать потеряла, не забыли? — слабо спорил Паша.

Вроде бы и поддержал Алену. Но суть в том, что он верил в то, что ему про нее наговаривали. И ей никак не удавалось до него достучаться. Он сам был как привидение. Катя была его единственная любовь. Он совсем сломался. У него не было сил заботиться об Алене. И вникать в то, что происходит.

Единственное, что он дал понять очень ясно — никакого детдома или интерната. Он клялся Кате не отправлять туда дочь. Тогда то Нина и перешла к решительным действием. Ее целью было, чтобы Алена сама захотела сбежать. Она стала издеваться над ребенком. Бить, закрывать в подвале и кладовке, всячески унижать. Кормила чем-то несъедобным, да и того ложила, как кошке. Как-то раз мужика привела мерзкого. Стол ему накрыла. На каждое его слово реагировала громким визгливым смехом. Потом сказала Алене резко:

— Ровно встань! Ну вот смотри, — это она уже к мужику обращалась, — худая, как палка. Подходит тебе.

Мужик взял девочку больно за подбородок и стал разглядывать ее со всех сторон. От боли и его смрадного дыхания ей стало плохо. Она вывернулась и из-за всех сил укусила его руку. Тот с размаху ударил девочку по лицу. Она отлетела и врезалась в стену. Перед глазами поплыли круги. Визгливый хохот Нины доносился как издалека. Алена шатаясь, вышла из дома, и бежала, бежала на подкашивающихся ногах. Только у мамы она находила утешение. А сегодня она услышала, что Павел согласился отдать ее в интернат. Она снова убежала к маме. Только про интернат не рассказала. Иногда она утаивала самое страшное. Не хотела ее настолько расстраивать.

Рома слушал не перебивая, ему, взрослому мужику, хотелось расплакаться от жалости к этой крохе. Она уснула по дороге, но адрес он запомнил. Когда подъехал к нужному дому вышел из машины. И тут увидел женщину. Она стояла во дворе, к ней подбежала маленькая дворняжка. Собачка отчаянно вертела хвостиком, желая понравится человеку. Тетка вдруг из-за всех сил пнула беднягу. С плачущим визгом собака отлетела прочь и убежала…

Рома сел в машину. Он знал, что по сути похищает ребенка, но по другому не мог. Когда Алена проснулась, он расспросил ее о другой бабушке, Катиной маме. Оказалось, что та жива. Но Алена ее никогда не видела, они с мамой не общались. Из-за «моей глупости», — говорила Катя. Уже что-то, значит надо бабушку найти. Жена Ромы работала в поликлинике. Он направился прямиком туда. Попросил ее найти доктора, который сможет сделать медицинскую экспертизу. Галя отвела его к опытному травматологу. Тот был шоке, когда закончил осмотр.

— Ребенка систематически избивали, она истощена. Ее воспитывают настоящие садисты, Ром. Спасать дитя надо. Я заявляю в полицию.

— Заявим. Только надо в больницу ее оформить детскую, чтобы с опеки не забрали. Я, надеюсь, что смогу ее бабушку отыскать, — ответил Рома.

В больнице Алене очень нравилось. Добрые медсестры, вкусная еда и в палате с ней еще две девочки. Они все сразу же сдружились. Однажды к одной из них, Оле, пришла мама. Принесла кучу гостинцев. Но Оля вела себя странно, швырялась фруктами и конфетами. Придирались, кричала. У женщины на глазах блестели слезы. Оказалось, что это была мачеха Оли. Родная мать бросила их с папой. Но Оля продолжала ее очень ждать до сих пор. А вот эта! Заняла место мамы, и теперь та точно не вернется. Алене не верилось, что можно ненавидеть человека, который заботиться о тебе, пытается приласкать, угодить. Она рассказала Оле свою жизнь. В конце тихо сказала.

— Так нельзя, Оль. На любовь, надо любовью отвечать, — совсем по-взрослому сказала она.

Когда в следующий раз мама снова пришла к Оле, девочка бросилась ей на шею. Женщина расплакалась, теперь уже от счастья. Оля тоже всхлипывала, уткнувшись ей в плечо.

Первым делом, оформив Алену в больницу, Роман обратился в органы. Он все подробно рассказал и предоставил заключение экспертизы. Началось следствие. У органов свое, а у Романа свое. Бабушку Алены он отыскал быстро. Бедная женщина и не знала, что дочери у нее больше нет. Она рассорилась с Катей, когда та вернулась от геолога своего. Сколько уж мать уговаривала не ехать с ним. Не послушала. А он игрок оказался, выпивал каждый день. А потом женщина заявилась, держась за поясницу. Катя ошарашенно смотрела на выпирающий живот. Оказывается геолог муж ее, убегает нет-нет к таким вот девчонкам глупым, потому что жена его в ежовых рукавицах держит. Если бы не тот факт, что не сегодня завтра, она уже в третий раз, кстати, станет мамой, не пришла бы за ним. Обычно сам проползает.

Катя уехала сразу, промолчав о том, что и сама ждет ребенка. Мать не смогла сдержаться и стала попрекать дочь. Они обе были упрямы. Одна вспылила, другая обиделась и тоже вспылила в ответ. Катя ушла, хлопнув дверью. Катя не позвала ее на свадьбу. Даже не сообщила. Это было последней каплей для матери, больше они не общались.

Бабушка сразу же помчалась в больницу. Она ведь и не знала, что у нее есть внучка. Все ужасалась, к каким последствиям привела их с Катей глупость и гордость. Алена была так счастлива, что бабушка нашлась.

Нину осудили на долгий срок, а Паше дали условный. После суда он подошел к Роме, и не глядя в глаза, сказал:

— Спасибо, что не прошел мимо…

Рома слышал, что вроде по дороге из бара Павел упал в снег и замерз. Паша безумно любил Катю. Но почему же он не позаботился о ее дочери? Роме это было непонятно. Они с женой подъехали к небольшому симпатичному домику.

— Папа Рома, тетя Галя, — с воплями выбежала румяная, похорошевшая Аленка.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.31MB | MySQL:57 | 0,160sec