Метод бабы Нины

К Нине Петровне постучали в окно. Старушка выглянула на улицу, отодвинув занавеску. В палисаднике стояла заплаканная соседка Алла. Нина Петровна махнула рукой, приглашая заходить в дом.

— Что случилось, девочка моя? На тебе лица нет… — сразу же спросила Нина Петровна. Она была очень удивлена, потому что Алла никогда раньше к ней в таком виде на приходила.

— Ой, Нина Петровна, не могу я больше, — Алла снова разрыдалась, как только переступила порог.

— Что, муж что отчубучил? – спросила Нина Петровна.

— Да что вы… Нет. С Сашкой мы — душа в душу. С сыном вот никак не могу сладить. – Алла стала вытирать глаза платком. А Нина Петровна, погладив её по плечу, спокойно сказала:
— Так, давай-ка слёзы не лей. Этим как говорится горю не поможешь. Ты успокойся, садись вот, и всё по-порядочку мне расскажи. Вместе мы уж с тобой обязательно что-нибудь придумаем. А я пока чайник поставлю.

 

Старушка налила в чайник воды, поставила на газ и села рядом с Аллой.

— Характер стал мой Вовка показывать. Взрослый типа уже. От рук совсем отбился. Я ему слово – он мне десять. Никогда раньше такого не было. Совсем перестал слушать и уважать меня… — Алла всхлипнула.

— Сколько ему уже?

— Да вот шестнадцать всего исполнилось. А дерзит чуть ли не на каждое слово. Я бы и подумать не могла, что он, такая зараза, станет мне перечить.

— Погоди, погоди ты его ругать. Поконкретнее можно? С чего начинаются ссоры?

— Ну, вот он придет с учебы, а мне надо помочь. Я ему и говорю, мол, то и то надо сделать, а он сидит и сидит за компом. Ноль внимания, — заплакала от досады Алла. – Я его начинаю ругать, кричу, срываюсь, конечно. А он тоже кричит на меня в ответ. И ничего не делает.

Алла вздохнула. Сын у неё был единственный. На него она возлагала все надежды. Мальчик был действительно способным, учился хорошо и много времени проводил за компьютером.

— Он в последнее время и погуливать с девчонками начал, — продолжала Алла, — он-то гуляет, а я не сплю. Всё на часы смотрю пол ночи. Не высыпаюсь, а мне на работу с утра.

— Понятно с вами всё, — улыбнулась Нина Петровна.

Алла вопросительно посмотрела на соседку.

— Не переживай. Все образуется. Виновата именно ты сама. – Вынесла вердикт Нина Петровна. – Я через это проходила со своим Борькой. Всё один в один.

— Я виновата? – поразилась Алла.

— Да. Извини, конечно, Аллочка. Я тебя люблю и с рождения твоего знаю. И всю вашу семью. Нет у вас плохих людей в роду, потому и сынок твой – самый лучший в мире… Для тебя. Поняла? И он это знать должен всегда. И быть уверенным в тебе. А ты что делаешь?

— А что я делаю? – эхом спросила Алла.

— Твой сын взрослеет. Он мужиком становится. Сам должен научиться принимать решения, строить планы на свою жизнь, в том числе и на дела по дому. А ты его всё за мальчика держишь и командуешь, покрикиваешь, да ещё и обзываешь. Вот он и защищается…

— Так у меня нервы уже… — стала оправдываться Алла.

— Не стоит думать, что сын должен сразу же кидаться исполнять все твои просьбы. Ты бы лучше заранее его попросила сделать какие-то дела, а он пусть сам решает когда ему их выполнять, — говорила Нина Петровна, разливая чай, — дай ему время. Не понукай, не подгоняй. По-доброму надо и просить. Именно просить, а не приказывать.

Кому охота быть вечным солдатом? Все хотят командирить. А он мужчиной становится. Уважать его надо. Как и любого другого человека. И никаких криков. А только просьбы и благодарность. И бесконечная поддержка.

Алла задумалась.

— Ты не печалься, а попробуй эту новую тактику. Дай ему самому свободу, больше хвали и благодари. Радуйся вслух, что у тебя такой хороший сын. Угощай почаще вкуснятиной, выпечкой своей фирменной. Вот увидишь, что будет. Ты же мудрая девочка… — Нина Петровна обняла Аллу.

Прошло несколько недель. Соседки виделись то в деревенском магазине, то в клубе, то просто кивали друг другу на улице. Была весна – много дел.

Как-то под вечер в окно Нины Петровны снова постучали. Женщина, откинув занавеску привычным жестом, махнула рукой, приглашая заходить в дом.

На пороге стояла сияющая Алла. В руках она держала большую тарелку с пирожками и ватрушками.

— Ставь чайник, хозяйка. Пироги твои любимые сами к тебе в дом пришли.

Женщины засмеялись.

— Вот такую я тебя очень люблю! – запела Нина Петровна. – Проходи, давно тебя жду. А ты не идёшь и не идёшь…

— Да я не шла, всё сглазить боялась. Поверить не могла. Все проверяла. Метод ваш. Работает!

— А как ты думала? Когда опробовано всё, не на одном поколении? – засмеялась Нина Петровна. – Ну, как у вас?

— Всё отлично. Сын действительно переменился. Я себя сдерживаю, отношусь и разговариваю с ним как со взрослым. Он, кажется, это оценил, понял. Стал и по дому помогать. Огород копал! В магазин ходит, в общем, довольна я. Спасибо вам огромное… Даже не знаю, сколько бы мы дров могли наломать.

— Ну, а как у него с девушками? – поинтересовалась Нина Петровна.

— Познакомил меня недавно с подружкой своей. Я их на чай зазвала, а сегодня мы с ней вместе пирожки напекли. Девчонка хваткая. Не хуже меня печёт. Так что они там чай пьют с батей, а я вот к тебе поспешила, тётя Нина…

Соседки пили чай, вспоминали случаи из жизни сельчан, радовались хорошей погоде и дружным первым всходам на своих грядках. Темнело.

Нина Петровна вышла на крыльцо провожать Аллу. Мимо их дома прошла молодая парочка – сын Аллы с девушкой. Молодёжь кивнула Нине Петровне, прокричав «здрассьте» и пошли под руку на прогулку.

— Каково, а? – прошептала Алла. – Господи, как дети быстро растут. И когда он успел так вырасти?

— Да, ребятки наши. Лучше всех… — добавила Нина Петровна, мечтательно глядя им вслед.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.24MB | MySQL:57 | 0,259sec