Марьяшка

-А я и говорю, нынче трава по пояс стоит, косить тяжело будет…

Марья уже третий раз говорила одно и тоже, и вообще весь разговор был натянутый.

Наталья с недоумением наблюдала за золовкой, чего ей надо? Сроду не ходила в рабочий день, а то пришла и сидит, ересь какую-то несёт

-Ну ладно Наташ, пойду я

-Ага, давай

-Маш

-Аюшки

-Приходила то чё? Случилось чего?

-Нннет, просто

-Аааа, ну смотри

Марья молчком пошла к дверям, потом резко обернулась

-Марьяшка вернулась…

Ни один мускул не дрогнул на лице у Натальи, но сердце прыгнуло к горлу, застучало в ушах

-Давно ли?

-Вчера по поздно уже увидела.

Телок домой не вернулся, я и пошла искать, смотрю идёт кто-то, задницу какими-то трикошками цветными обтянула, сверху кофта какая-то яркая, босоножки на каблуках и шляпа.

Идёт, нос морщит. Рядом с ней такая же, подруга видно.

Та ей, Маряьшка-то, экскурсию проводит, вот мол, Нонночка, походи, подыши чистым деревенским воздухом, правда с примесью навоза, но ничего, люди годами так живут.

Та ей что то пискнула.

А эта распаляется

-Ой, я тебя умоляю, какие тут театры, какие тут могут быть музеи, ты что дорогая, это же село.

А потом меня увидела, губёшки скривила, маленькая, тощая, ну точно вобла

-Здравствуй Маша, — говорит, — не узнала я тебя, ты как будто поправилась

А я кивнула, ну поздоровалась, и дальше пошла. Слышу как она этой своей, городской-то, говорит

-Несмотря на чистый воздух, натуральные продукты, и много других факторов, женщины в деревне быстро старятся.

Они не умеют ухаживать за собой, у неё лишнее время свободное появится, так она лучше сядет и носки будет вязать, или рукавицы, а могла бы масочку на лицо наложить, ведь всё своё, продукты натуральные.

Маникюр- педикюр, и всё, и мужик твой никуда от тебя не денется, не будет на городских красоток заглядываться, -представляешь змея…

-Что делать -то, Наташ?

Наталья высокая, с крупными некрасивыми чертами лица, будто вырубленными топором, стояла и перебирала большими руками кончик повязанного на голове платка.

Была Наташа вылитая отец, когда она начала подрастать, лет пять было, таскал папка её везде с собой. Люди, зная какая красотка жена у Володьки Никифорова, удивлялись как девчонка уродилась не похожа на Верочку, а на него, Володьку.

Это от отца унаследовала Наташа широкие скулы, большой лоб, мясистый нос, чуть нависшие брови, полные губы. По отдельности всё было нормально, а вот собравшись в кучу выглядело не очень, мужику пойдет, само -то, а вот для девушки не очень.Так шептались в деревне.

Зато брат, Витька, родился похож на маму.

Мама переживала, ну вот как? Как? В деревне парню с такими внешними данными тяжело. Худенький, стройненький, дробненький, как говорили про него бабушки с обеих сторон, на личико красивый, что куколка.

На всех утренниках в садике, потом в школе, всегда Витюшку продвигали вперед, петь да плясать, стихи декламировать, больше -то он ничего не мог.

Зато Наташка выросла в семье за парня, коров подоить, дров нарубить, сено с отцом скосить всё могла.

Старики только покряхтывали, вот бы в старые времена у такой-то девки от парней отбоя бы не было, не то что сейчас молодежь, красотку им подавай, а что стой красотки толку.

Дружила Наталья с Машей, одноклассницей.

Машка была маленького ростика, толстенькая, смешливая. Кудри накрутит, распустит, чёлку — карлсон сделает, лаком “Прелесть” набрызгает, ещё одна голова получается, каблуки даже наденет и идут с Наташкой, гуляют по селу, по”центру”

На встречу им тоже, такие же девушки, разнаряженные, да распомаженные, одна другой краше, возьмутся под ручки, человек по шесть идут по дороге.

Машина едет, остановится, все знают наперечёт, кто на машинах на этих.

В одной мужик женатый, Серёга Акимов, ох гулёна.

Уже старик почти, ну лет тридцать-то есть, а всё туда же, всё девок молодых цепляет , покататься.

Насадит полную машину и катает их по деревне, а то по полям, или вообще, в соседнюю деревню вывезет на дискотеку, его везде знают.

Девчонки танцуют, веселятся, постоянно к Серёге подбегают, тот стоит, как в цветнике. Парни местные спрашивают разрешения потанцевать с девчатами…

Всё, время подошло, садит своих в машину, никого в обиду не даст, и по домам развезёт, а понравившуюся девушку, обязательно последней отвезёт домой.

Никогда не рассказывали девушки что они делали оставаясь наедине с Серёгой, но всегда загадочно улыбались и потягивались.

Часто видели, как жена его, Юлька, по деревне на велосипеде ездит, Серёгу ищет.

Говорили будто уехал он так с девчатами, и ещё один друг, на Дальнее озеро, ничего плохого не позволяют себе, сидят у костерка, смеются, песни девушкам поют, тут раз и Юля откуда не возьмись.

Нашла, за одиннадцать километров на велосипеде приехала. Ключи в машине были, она велосипед бросила, фьюить и уехала на машине.

Серёга велел девушкам и другу своему ждать, а сам сел на тот велосипед и домой, завел грузовую машину, приехал назад, пока ехал по деревне, ещё парней, да девчат нацеплял, пол кузова.

Всю ночь гужевали, купались, смеялись. Наташа с Машкой тогда тоже на эту гулянку весёлую попали. Ничего похабного, просто веселье, кто хотел пил , кто не хотел не заставляли. Так веселись.

Ещё одна машина, это Вова Беккер, девчонки к нему с писком в машину лезут, он тоже с товарищем. Он не из их деревни, в девочку местную влюблен давно и безнадежно, она его не замечает.

Да так ещё парочка местных, ну или кто незнакомые. Маша с Наташей никогда не позволяли себе куда-то с кем -то ездить.

Девчонки стали тихонько замуж выходить, некоторые и не за местных, а Наташка да Машка всё одни ходят, всё крутит Наташка свои кудри, да чёлку лаком лакирует, на дискотеку придут, на них уже молодые девки косятся, шепчутся, старухами называют.

Ну по деревенским -то меркам они и есть старухи, по двадцать три уже

Марьяшка, их городская подружка, уже вторым беременна.

Ох и бедовая девка, возомнила себя красавицей. Маленькая, тощая, про таких говорят в деревне, ни с@ки, ни п@ки и ж@па с кулачок, но куда там красавица и всё. Идёт, нос задерёт, и девок учит, что вы как клуши, каждая женщина красива, это она Наташке с Машкой, те было совсем уже загрустили.

Марьяшка пока замуж не вышла, ох и покуролесила, женихи за ней стаями ходили, вот чем -то привлекая их эта килька, её девки деревенские,от злости видимо, килькой и прозвали.

У каждой нашлись претензии к Марьяшке, тут вроде бы замуж вышла, притихла немного.

Девушки Наташа с Машей все одинокие ходят. Молодежь на мотоциклах девчонок катают, а эти всё вдвоем под ручку круги наматывают.

Витька, Наташкин брат, в город перебрался, атм уже женился, а Наташка всё одна,вот уже и двадцать семь.

Тут Машка зовет, идём мол, Сашка с армии пришёл, мама вечер ему устраивает.

Сашка младший Машкин брат.

Наташка отнекивается, чего я мо, пойду, там молодёжь одна будет.

А та пристала идём, и всё ты тут.

Пришла, посидела, девки на Сашку виснут, а он весь вечер от Наташки взгляда не отводит, та уже не знает и куда деваться.

Поди скажет чего припёрлась старая вешалка, тут одна молодёжь думает Наташка.

Отсидела положенное и домой тихонечко собралась, выходит, а Сашка за следом

-Наташ, — зовёт, -а ты куда

-Домой, Саша, спасибо за приглашение

-Скучно?

-Нет, нет, что ты весело

-Ну раз весело, так идём назад

-Извини, Саша, пойду…

-Ну и я с тобой…

Идут болтают и так легко Наташке с этим парнем…

на следующий день он сам пришёл, потом ещё и ещё. Потом деревня заговорила что Сашка к Наташке бегает. Его отец ему и сказал, хочешь женись, не хочешь не позорь девку, не заслужила она этого.

Он и женился.

А вскорости Машка замуж вышла, за Гришку Васютина, то нос воротила от него, а то мигом выскочила замуж, как позвал.

Ну оно и понятно, к тридцатке жмёт.

Зажили Наташка с Сашкой хорошо, родители с обеих сторон им дом купили, большой, хороший, машину. Скотиной молодые обзавелись, всё как у всех.

Деревня погудела, погудела, да и свыклась.

Девки повздыхали, поохали, да тоже успокоились, когда поняли что Сашке плевать на их смешки и переглядки.

Так и живут.

Наташка девчонку родила, следом сына. Сашка от детей без ума.

К тридцати-то годам повзрослел, в силу вошел, красавец, идут с Натальей, оба высокие, загляденье. Она и Наташка вроде как округлилась где надо, пусть и не красавица, но лицо приятное, а главное душа у неё и характер хороший.

А тут Марьяшка к бабке заездила, старшую привезёт на лето девчонку, потом пацана, а потом сама.

Устроилась поваром в бригаду, на поле.

А что мол, просто так сидеть, то хоть денег заработаю…

И поползли слухи, то с одним мужиком её видели, то с другим, то одна баба захватила со своим, то другая. Поставили председателю ультиматум, убирай её.

А тот им говорит

-Вот уберу, ваши же мужики без поварихи останутся, потом взвоете благим матом, как у них желудки у всех заболят. Или идите каждая по неделе дежурьте в поле, готовьте, чтобы у мужиков всегда горячий обед и ужин был, первое, второе третье и компот.

Поговорили бабу покричали и с председателем согласились.
Тот всё же с мужиками беседу провёл и с Марьяшкой.

Вроде утихла Марьяшка. Никто не ловит её со своим, всё наладилось.

Да только в магазине стали бабы на Наталью поглядывать, кто жалостливо, а кто и с насмешкой.

Что, мол, думала красавца, моложе на семь лет отхватила, и радость тебе будет.

Особенно злобствовали те, у кого дочки тогда на выданье были, когда Саша на Наташе женился.

Наташка ничего понять не может. Машке рассказывает, та глаза прячет. А потом и выдала

-Вся деревня уже гутарит, что Марьяшка Сашкой любовь крутит, собралась его в город забрать, говорит что квартира это её, в городе, мать на даче живёт, с мужиком своим она давно в прохладных отношениях, выгонит мол его, а с Сашкой и детьми заживёт.

Мол любовь у них, неземная. А то что дети у Сашки, ну и что, то разобраться ещё надо, Сашкины ли…

Вот так говорит Марьяшка.

А я ведь, — Маша опустила голову, — с Гришкой своим её ловила, ну коромыслом огрела обоих, он у меня в ногах валялся, а потом и сказал, что он не при чём, просила она, Марьяшка, Сашке письмо передать, прости Наташ, я ведь тогда значения неп придала, думала врёт он…

Вечером пришли свёкор со свекровью, спросили где Сашка

-Дак на работе ещё

-Вон оно чего, — сказал свёкр, — ну подождём, он видимо у нас в третью смену пашет

Сашка приехал весёлый, немного уставший. Подхватил выбежавших ребятишек, чмокнул по привычке Наталью, прошёл в дом

-О, у нас гости

-Ну дак сам носа не кажешь,в три смены батрачишь

-В какие три смены, бать, ты чё?

-Ну как в какие, мать, Наталья, уведите детей, я покажу сыну, как это две на председатель смены батрачить , а третью  Марьяшке…

Дого о чём -то говорили отец с сыном. Вышли оба красные, потные.

-Наташа, ты не переживай, детей и тебя не бросим, а этого…Дон Жуана, воля твоя,хочешь прощай, хочешь гони

Его Марьяшка, как зверушку в город увезёт, и будет показывать всем, а как надоест выпнет.

Не думал я что сын помоечник вырастет, ты прости нас, Наташа, наше упущение.

Долго говорили отец с Сашкой, ещё дольше Саша убеждал упрямую Наташку, что ничего не произошло страшного. Да загулял, дурак, виноват, но не нужна ему эта Марьяшка, никто не нужен, просто кураж словил.

Ему семья нужна, Наташка и дети.

А Марьяшка пришла на разговор к Наташе, баго Машка у неё была, не дала пристукнуть бывшую подругу по голове.

-Иди отсюда, “Раиса Захаровна”, блин- говорит Машка, — уходи и носа не показывай, щепка драная

-Дерёвня, все ваши мужики у моих ног будут, рассказать Наташка, как Сашка твой пальчики мои целовал, на ножках…

-Ничего я тебе целовал, чё врёшь, Марьяшка, ты в штаны самам лезешь, это да, — говорит вернувшийся вовремя с работы Сашка, — уходи Марьяшка, уходи. я сам дурак, поддался, иди…

-Да пошёл ты, дурак, мог бы как сыр в масле…

Уехала Марьяшка в город.Забрала ребятишек и уехала, а через полгода прикатила, так мол итак, беременная я от Сашки, рожу и на алименты подам.

Сашка как в воду опущенный, Наталья молчит.

Тут лух по деревне пошёл, что Марьяшка от Ваньки Данилина беременная, то от Андрюхи Кротова, то ещё от кого.

Бабы собрались и к дому бабки Марьяшкиной, самосуд хотели учинить, сбежала огородами.

Не слышно было лет пять её и вот опять…

-Что делать -то, Наташ?- опять спрашивает Марья

-Да ничего, Маш. Что же мне теперь, всю жизнь её бояться что ли…

-Ну ладно, Наташ, пойду я…

-Давай

-Ой, забыла сказать, девчонка с ней, видно третья, которой беременна была, кудрявая такая, чёрненькая, ни на кого из наших мужиков не похожа, и на мужа её тоже не походит.

Засмеялись женщины и разошлись по своим делам.

Сашка с работы приехал, зорко Наташа следит за каждым движением мужа, нет ничего вроде, всё спокойно, ну и хорошо.

А про тот случай, ну что же, бывает, она простила…

Я помню разговор бабушки и молодой женщины, она прибегала к бабуле померять давление, я ещё маленькая была, сидела в комнате и нечаянно слышала о чём они говорят. Вернее говорила бабуля

-Галя, ведь ты простила Толика тогда, простила. Зачем ты каждый раз вспоминаешь об этом? я считаю так, если простила измену, значит забыла, ровно не было её. а если не можешь забыть, при каждом удобном случае вспоминаешь, то и не жизнь это, уходить надо тебе или ему.

Зачем мучить друг друга

-Так я его люблю, и он меня, — говорит женщина, — а только как вспомню, так не могу…

-Вот и не вспоминай, наступила себе раз на глотку, заставила себя стерпеть, ещё раз наступи, забудь. А если не можешь…то одна дорога, развод…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:57 | 0,180sec