Мама стерпит все

Наталья воспитывала дочь одна и, как любая нормальная мать, была готова вывернуться ради нее наизнанку. Стараясь создать Насте условия не хуже, чем у детей из полных семей, женщина трудилась на трех работах, пекла торты на заказ, иногда подрабатывала курьером в рекламном агентстве.

 

 

С самого раннего детства Настя ни в чем не знала отказа. У нее было много красивых игрушек, вещей, а потом и гаджетов, качественная косметика. Словом, все, что нужно для нормального детства и юности. А то и больше.
К сожалению, Настя этого не ценила. Все, что давала ей мать, девушка воспринимала, как должное. Возможно, в какой-то мере она была права. Однако запросы росли не по дням, а по часам.
-Ну, и зачем мне эта дешевка? — фыркнула Настя, лишь мельком взглянув на смартфон, подаренный матерью на Восьмое марта. — Да меня засмеют!
— Засмеют?! — воскликнула Наталья. — Вот уж не думаю! Модель новая и трендовая. Неужто у вас в классе все такие богачи, что для них смартфон стоимостью двенадцать тысяч рублей считается дешевкой. Ни за что не поверю!
— Ну-ка, ну-ка, дай-ка получше рассмотрю, — снизошла дочь, поняв, что о более дорогой модели нечего и думать. — Ну, вообще-то, миленький смартфончик. Спасибо, мам!
Примерно то же самое и с одеждой. При этом Настя ни разу не удосужилась помыть за собой чашку, не говоря уже об уборке квартиры. Да что там, ей было недосуг заправить за собой кровать. Копать картошку Настя шла из-под палки. Другие садово-огородные работы Наталья предпочитала делать сама. Так они и жили. У дочери права, а у матери — сплошные обязанности.
-Построже с ней надо, — вздыхала Кристина Александровна, мать Натальи. — И к труду приучать надо. Иначе тяжело ей придется.
— Думаешь, я не понимаю? — вздохнула в ответ дочь. — Но — не могу.
— А зря, — неодобрительно покачала головой Кристина Александровна. — Вот ты у меня человеком выросла, а все потому, что я приучила тебя к тому, что все достается трудом. Хотя, в плане отношений с мужчинами чего-то я не доработала. Упустила…
— Ой, мама, перестань! У меня все нормально. А мужчины? Ну, не в них счастье.
— Ой ли? Мне, знаешь ли, хочется, чтобы ты была счастливой и как женщина.
Личная жизнь Натальи была еще одной больной темой. Она была вполне привлекательной женщиной, и мужчины, конечно, были. Но несговорчивая дочурка безжалостно отшивала всех.
Настя устраивала истерики, вела себя отвратительно, и рано или поздно отношения приказывали долго жить. А потом попытки устроить личную жизнь прекратились.
Зато повзрослевшая Анастасия не теряла времени даром. Когда она начала встречаться с Мишей, Наталья искренне радовалась за дочь. Этот замечательный парень был на год старше Насти, учился в техникуме на программиста и подрабатывал охранником на заводе.
Мишка был надежным парнем, и Наталья знала: с ним она может отпустить дочь хоть на край света.
-У меня не сложилось, так пусть Настенька будет счастлива. За нас обеих!
Однако идиллия была недолгой. Миша и Настя расстались. Когда Наталья спросила, в чем дело, Настя скорчила гримаску:
-Да ну его, скучно. Такой правильный, предсказуемый, всегда знаешь, чего от него ожидать. И вообще, я влюбилась в другого. Вот это я понимаю, настоящий крутой парень.

 

 

Когда Наталья узнала, кто этот «настоящий крутой парень», у нее волосы встали дыбом. Им оказался местный гопник Матвей Макаров. Все жители поселка старались ограждать своих дочерей от общения с ним, и вот Наталье «посчастливилось» познакомиться с ним поближе. Такое знакомство сложно было назвать приятным.
Наталья с содроганием вспоминала, как дочь впервые привела Матвея в дом.
-Да, у вас ничего так, — небрежно сказал он. — Уютно. Мне нравится. Только кресла старые. Ну, ничего, я беру это на себя, гы-гы!
Наталья предпочла промолчать.
-Ну, ладно, все это фигня, — махнув рукой, неизвестно на что, продолжил Матвей. — Лучше, теща, давай жрать. Что у нас на обед?
«У нас, — усмехнулась про себя Наталья. — Ну, уж нет, этому не бывать».
-На обед у нас овощное рагу, — весело сказала Настя, проверив содержимое кастрюли. — Будешь?
— Рагу-у-у, — разочарованно протянул женишок. — Я что, травоядное? Я хищник. Настоящий хищник! Уж Настюха-то знает, каким хищником я бываю!
Настя густо покраснела, а Матвей загоготал и игриво хлопнул возлюбленную по пятой точке.
-Красне-ешь! — удовлетворенно проговорил зятек. — Это хорошо! Я люблю таких… целомудренных. Иначе и не посмотрел бы на тебя. Не люблю баб, которые Крым и Рым прошли. Ладно уж, давайте свое рагу. Но на будущее — я люблю мясо. Усекла, теща?
— Если тебе, что-то нравится, зятек, — издевательски сказала Наталья, — ступай-ка к себе домой и пусть тебя там кормят мясом. — Усек?
— Хм, а ты строптивая. Люблю таких, горячих, — многозначительно подмигнул Матвей, и Наталье стало ужасно противно.
«Этого еще не хватало! — подумала она. — Нет, я должна любой ценой убедить Настю расстаться с этим, с позволения сказать, молодому человеку. С таким проблем не оберешься!»
Наталья как в воду глядела. Впрочем, это было очевидно.

Через несколько дней после Настиного выпускного ушла из жизни Кристина Александровна. Смерть бабушки выбила Настю из колеи.
-Ну, и чего ты ходишь, как пришибленная? — сказал ей Матвей. — Бабке давно уже на тот свет пора. Я надеюсь, она тебе дом оставила.
Настя остолбенела.
-Не смей так говорить про мою бабушку! — вспылила она. — Как ты можешь? Человек умер, а ты…
И Настя горько заплакала.
-Да ладно, че ты, — пробормотал женишок. — Ну, я же просто хотел тебя утешить.
— Ничего себе, утешение, — всхлипнула девушка.
— Ну, не умею я по-другому! — закричал он. — Не у-ме-ю! Ну, прости!
Настя простила Матвея. На следующий день Кристину Александровну провожали в последний путь. Поминки проходили в местной столовой.
-Ты знаешь, кто я? — послышался голос Матвея в чинной тишине.
Все повернули головы в его сторону. Матвей и Сашка, двоюродный брат Насти, о чем-то спорили.
-Знаю, — усмехнулся Саня. — Никто и звать Никак.
— Да я… Да у меня… Да я сейчас позвоню одним людям, и они тебя в бараний рог скрутят!
— Вы с ума сошли? — с негодованием воскликнула тетя Римма, мать Саши. Она приходилась Наталье снохой. — Нашли время и место!
— Ващ-ще пофиг, — развязно сказал Матвей.
— Да в этом никто и не сомневался! — вмешалась Наталья. — Но всему есть предел.
Она сдерживалась изо всех сил. Горе и бессонная ночь сами по себе не прибавили женщине силы духа, а тут еще этот Тютюша, как она его окрестила.
-Тютюша от слова «тю-тю», — говорила Наталья. — Ума там тю-тю и культуры!
Слава Богу, в тот раз удалось замять скандал. Но Наталья небезосновательно подозревала, что это только начало. А еще ее терзало дурное предчувствие.
К Наталье подсела Ольга Герасимова. Она знала, что ее сын Виталька дружит с Матвеем.
-Наташ, прими мои соболезнования, — сказала она.
— Спасибо, — кивнула Наталья.
— Наташа, может, сейчас не время, но я просто тебя не вижу.
— Что такое?
— Матвей с твоей Настей приходят к нам, и он часто ее бьет.
— Что?!
— Да, Наташ, такие вот дела. Однажды мой Виталька заступился за нее, так и сам получил. Ты бы поговорила с ней. Ну, зачем ей этот придурок?
— Да откуда я знаю? — вздохнула Наталья. — Я и сам не одобряю этих отношений, но ничего не могу поделать.
— От него не так-то просто отделаться, — покачала головой Ольга. — Как-то пыталась его выгнать, так он послал меня на три буквы и лег спать.
— С ума сойти! Ну, а полицию вызвать не судьба, что ли? — недоуменно спросила Наташа. — Ну, ты-то зачем его привечаешь?
— Так ведь друг сына. А тебе скажу так: поговори с Настей. Пока не поздно.
«Поговорю, можете не сомневаться», — подумала Наталья, а вслух сказала:
-Спасибо, Оль. Я тебя услышала.

-Ну, на черта тебе сдался этот Тютюша? — выговаривала Наталья дочери. — Ну, неужели ты не видишь, какое он ничтожество? Ты же красивая девчонка, поедешь учиться, и таких Тютюш у тебя будет вагон и маленькая тележка!
— Я люблю его.
— Да о какой любви речь? — всплеснула руками женщина. — Если он сейчас на тебя руку поднимает, что же будет, если вы поженитесь, чего мне бы ужасно не хотелось?
— Достала уже! В своей жизни сначала разберись. Или у самой никого нет, вот и завидно?
— Господи, да чему там завидовать? — усмехнулась Наталья, стараясь не показывать вида, что ее задели слова дочери. — У меня вообще такое ощущение, что он мечтает тебя разругать со всей родней, заполучить в свое пользование, да и глумиться над тобой, сколько влезет.
Он просто нашел дуру, которой можно помыкать. Кому твой Тютюша нужен-то, кроме тебя? И какого черта ты ходишь с ним к Герасимовым? Он тебя убивать будет, и никто тебе не поможет, потому что они сами боятся твоего идола!
-Вот именно, боятся! А значит, мне с ним ничего не страшно.
Мать и дочь говорили на разных языках. На Настю явно не действовали разумные доводы. Да, любовь слепа!
-Ну, а чего ты хотела? — хмыкнул ее брат Петр. — Настька совсем молоденькая, жизни не видела, и, к тому же, влюблена, как кошка.
— И что делать?
— Да ничего. Ждать. Объяснять что-то бесполезно. Так ты только настроишь Настю против себя.
— Тоже верно, — кивнула она. — Но, с другой стороны, я не могу сидеть, сложа руки и покорно ждать беды.
До Натальи нет-нет, да доходили слухи, что Матвей клянется уничтожить всю их семью. Она знала, что не так давно он лежал в психбольнице. Так что, по большому счету, вполне мог привести свои угрозы в исполнение. Ему даже ничего за это не будет!
В новогодние праздники случилось нечто совсем уж из ряда вон выходящее. Наталья целый день простояла у плиты, к тому же, выпила несколько больше обычного (а все постоянные переживания!), и через пару часов после поздравительной речи президента крепко уснула.
Женщина проснулась от того, что кто-то пытался ею овладеть. Открыв глаза, она с ужасом поняла, что этот «кто-то» — ненавистный бойфренд дочери.
-Ты совсем сдурел? — с негодованием воскликнула Наталья.
— Что здесь происходит? — спросила вошедшая Настя. — Мама? Так вот почему ты была против наших отношений!
— А я о чем? — обрадовался Матвей. — Твоя мамка ко мне неровно дышит, вот и бесится.
— Что ты несешь, гопник несчастный! Да будь ты единственным мужчиной на свете, я бы не позарилась.
— Мама, как ты могла? — всхлипнула Настя.
— Чего я могла?
Наталья окончательно проснулась. Ну, сейчас она скажет все!
-Настя, да надо себя на помойке найти, чтобы лечь с ним в постель! Одноклеточное существо! Одно слово — Тютюша! Да тебе сейчас такой случай представился, чтобы убедиться, какое он дерьмо!
Но Настя не желала ничего слышать. Сейчас она видела только то, что ее любимый изменил ей с матерью, и все попытки Натальи отговорить дочь от отношений с Матвеем предпринимались исключительно из ревности. Чудненько!
Все окончилось тем, что Матвей увел рыдающую Настю к себе. Мать и дочь не разговаривали несколько дней. Помирились они в день Рождества, и Наталья сочла это хорошим знаком. Как же она ошибалась!

В тот злополучный вечер Наталья, уставшая после смены в супермаркете, планировала принять ванну и лечь спать пораньше. В дом влетела запыхавшаяся Дашка, младшая дочь Ольги Герасимовой.
-Тетя Наташа! Там Матвей Настю убивает!
«Накликала беду!» — ахнула про себя Наталья. Однако раздумывать было некогда. Она накинула старое пальто и в тапочках выбежала из дома. Герасимовы жили на другом конце улицы.
Увидев окровавленную дочь, лежащую на земле, Наталья едва не лишилась чувств.
-Где этот скот? — закричала она. — Клянусь, я его убью!
Матвея уже и след простыл.
-«Скорую» вызвали? — рявкнула Наталья.
— Н-нет, — дрожащим голосом ответила Ольга.
— А чего вы ждете?!
— Наталья, ты извини, но я тебя предупреждала, — ответила хозяйка дома.
— «Предупреждала»! — передразнила ее Наталья и позвонила в экстренную службу и полицию.
Дальнейшее напоминало затянувшийся дурной сон. Наталью допрашивали, с ней беседовал доктор, но все прошло как бы мимо женщины. Сейчас она мыслями была в реанимации, где врачи боролись за жизнь Насти. Настоящий крутой женишок отбил девушке все, что только можно, сломал два ребра и, вполне возможно, позвоночник. Еще неизвестно, будет ли она ходить.

Врачи спасли Насте жизнь. Девушка покидала стены больницы в инвалидном кресле.
-Лучше бы я умерла, — говорила она. — Ну, кому я теперь нужна?
— Мне, — отвечала Наталья.
Матвей ни разу не навестил Настю в больнице. Не появился он и после выписки, и это особенно удручало девушку.
Каждую ночь Наталья слышала рыдания дочери. Она поклялась, что поставит Настю на ноги, чего бы ей это ни стоило.
Характер девушки, и без того не особо покладистый, окончательно испортился. Настя кричала на мать, обвиняла ее во всех своих несчастьях, а Наталья все терпеливо сносила. Ведь мама стерпит все.
Наталье было очень тяжело, но она не показывала виду. Да и как можно жаловаться на это, живя бок о бок с человеком, которому в тысячу раз хуже?!
Она наняла сиделку и стала работать еще больше. «Я должна быть сильной», — твердила себе Наталья в минуты, когда ей было особенно тяжело.
Однажды Наталья пришла домой и почувствовала сильную боль в сердце, которая отдавала куда-то не то под мышку, не то под лопатку. Она села в кресло и закрыла глаза.
-Мама? — с беспокойством спросила Настя. — С тобой все нормально?
— Да, — натянуто улыбнулась она. — Просто устала. Сейчас немного передохну и…
— Мама! — закричала Настя, но та ее не слышала. — Черт, да где телефон?
Мобильный телефон нашелся на диване.
-Алло, мне нужна «Скорая»… Женщина, тридцать девять лет, без сознания… Да не знаю я!… Сидела, разговаривала и потеряла сознание… Нет, она не пьет… Побыстрее!
Сиделка Галина Ивановна выходила в магазин.
-Похоже на инфаркт, — предположила она, опытным глазом взглянув на Наталью.
— Она же никогда не жаловалась на сердце, — качая головой, проговорила Настя.
— Так ведь такой стресс пережила. Вот сердце и не выдержало.
— Хоть бы все обошлось!
Только сейчас, когда мама находилась на волоске от смерти, Настя осознала, как отвратительно себя вела. Она крутила ею, как хотела, а мама ведь не железная!
-Господи, не забирай у меня маму, — шептала Настя. — Я должна ей сказать, как люблю ее!
В эту ночь Галина Ивановна осталась со своей подопечной. Утром она позвонила в больницу, и ей сказали, что жизни Натальи больше ничего не угрожает.
-Бог услышал меня, — улыбнулась Настя.

Через несколько месяцев…
На кладбище было тихо и пахло полевыми цветами. Наталья катила коляску, весело переговариваясь с дочерью.
Повод для веселья был весомый. Наталья собрала половину суммы на операцию. Вторую половину пожертвовал богатый москвич, который сотрудничал с рекламным агентством, где Наталья подрабатывала курьером.
Мужчину поразила их история, и не только. Было в этой женщине что-то такое, что брало за душу. И лишь на следующий день Иван понял, что влюбился окончательно и бесповоротно. Так что, теперь они уезжают в столицу.
-Ну, здравствуй, мама, — тихо проговорила Наталья, глядя на фото Кристины Александровны. — Видишь, как жизнь повернулась.
— Бабушка, мы тебя очень любим, — сказала Настя, и ее голос предательски дрогнул.
Они положили на могилу букет тюльпанов и покинули кладбище. Начиналась новая жизнь. Мать и дочь знали, что она будет счастливой. Теперь все будет по-другому. Ведь все ошибки исправлены.

Автор: Наталья С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.32MB | MySQL:57 | 0,158sec