Мама, она будет жить с нами

 

– Что?! Она ещё и несовершеннолетняя? Ты с ума сошёл? Аннушка, ты уверена, что это наш сын? Я не помню, чтобы мы учили своего ребёнка подобным вещам, – разволновавшись, Семён Степанович опустился в кресло.

 

 

“Мама, это Леся. Моя невеста. Теперь она будет жить с нами”, – фраза к которой родители начинают готовиться с самого момента рождения своего чада.

Каким вырастет этот розовощёкий карапуз? Кем станет? Кого в дом приведёт? – Ответить на эти вопросы может только время, которое бежит так быстро, что в семье Свиридовых к таким переменам оказались просто не готовы.

Глава семейства, Семён Степанович, в этот знаменательный день дома отсутствовал, такая уж профессорская доля: разъезды. Пришлось Анне Викторовне принимать удар на себя. Увидев Лесю, она сразу поняла, что по приезде, Семёна непременно ждёт сердечный приступ.

Нельзя было сказать, что девушка, которую привёл сын, была дурна собой. Совсем наоборот – милое юное личико, слишком юное. Рваные джинсы, мятая футболка, макияжа явно больше, чем требовал случай.

“Если бы я в таком виде пришла знакомиться с родителями Семёна, меня бы и за стол не пригласили”, – подумала профессорша и заставила себя изобразить нечто напоминающее добродушную улыбку.

Семён Степанович вернулся из командировки утром. Ничего не подозревая, принял душ, удивившись тому, что Анна Викторовна решила посушить своё нижнее бельё на полотенцесушителе. В своём привычном неспешном темпе он налил себе кофе, достал планшет и принялся листать новостную ленту.

Сделав большой глоток любимого напитка, Семён Степанович закашлялся. Перед ним на кухне стояла незнакомая девушка. Шок от неожиданной встречи сменился возмущением от внешнего вида девушки: футболка едва прикрывала нижнее бельё.

– Доброе утро, папа, – сказала незнакомка, быстро выпила воду из любимой кружки Анны Викторовны и оставила её на столе, даже не поставив в раковину.

Не обращая внимания на удивлённый взгляд Семёна Степановича, девушка открыла холодильник, что-то быстро кинула себе в рот и вышла из кухни.

Семён Степанович не мог прийти в себя от увиденного. Незнакомая полуголая девушка на его кухне, демонстрирующая полное отсутствие даже теоретических знаний о хороших манерах. Кое-как закончив завтрак и отправив посуду в посудомоечную машину, мужчина направился в спальню, где надеялся получить ответы на все роящиеся в его голове вопросы.

– Аннушка, что это за барышня разгуливает по нашей квартире, едва прикрывшись футболкой? – не дожидаясь, пока жена проснётся, спросил Семён Степанович.

– Сёма, это Лёшина невеста. Вчера вечером она пришла к нам с вещами и теперь поселилась в Лёшиной комнате, – сонным голосом ответила женщина.

– Понятно, – растерянно прошептал Семён Степанович и тут же пришёл в себя. – Какая ещё невеста? Впервые слышу о том, что у Лёши есть какие-то отношения. Сколько ей лет, она выглядит как школьница? – негодовал отец семейства, периодически срываясь на крик.

– Сёма, не нервничай, сейчас давление подскочит. Отоспись с дороги, вечером разберёмся, что к чему, – пыталась успокоить мужа Анна Викторовна.

– Ты представляешь, а ведь она меня папой назвала! Это неслыханная дерзость! Ты всю жизнь моих родителей по имени и отчеству называла, а тут мы знакомы без году неделю, а она уже папой меня зовёт! – Сбиваясь, кричал Семён Степанович.

Анна Викторовна поняла, что точка невозврата пройдена и отложить разговор с сыном до вечера Семён никак не сможет. И она оказалась права, потому что после этого монолога её супруг вышел из комнаты, громко захлопнув за собой дверь.

– Лёша, я немедленно требую объяснений, – воскликнул Семён Степанович, рывком открыв дверь в комнату сына. Картина, которую он увидел, только подлила масла в огонь. Влюблённая парочка самозабвенно целовалась, лёжа на кровати.

– Пап, тебя стучаться не учили? – Слегка покраснев, сказал молодой человек.

– Чтобы в моём доме мой собственный сын меня поучал – этого только не хватало. Алексей, оденься и я жду тебя в гостиной, – бросил Семён Степанович и закрыл дверь в комнату сына.

В гостиной отца семейства ждала Анна Викторовна со стаканом воды и парой таблеток от сердца и нервов.

– Сёма, я тебя прошу, не нервничай. Из любой ситуации можно найти выход, – успокаивала супруга Анна Викторовна.

– Единственный выход из этой ситуации – захлопнуть за этой барышней входную дверь, – не на шутку разозлившись ответил Семён Степанович.

– Если Леся уйдёт, то я последую за ней, – входя в гостиную, сказал Алексей. – Мы любим друг друга и поженимся, как только Лесе исполнится восемнадцать, – сказал он и осёкся.

– Что?! Она ещё и несовершеннолетняя? Ты с ума сошёл? Аннушка, ты уверена, что это наш сын? Я не помню, чтобы мы учили своего ребёнка подобным вещам, – разволновавшись, Семён Степанович опустился в кресло.

– Через пару месяцев Лесе исполнится восемнадцать. Она заканчивает туже школу, что и я. Папа, она младше меня всего на два года, – настаивал на своём Алексей.

– Ну вот и пусть живёт у себя дома эти пару месяцев, а не разгуливает в одной футболке по нашей квартире, оставляя за собой немытые чашки и разбрасывая где попало своё нижнее бельё. Где ты нашёл девушку с такими манерами? Она из пещеры недавно вышла? Или у неё дома своего нет? – уже слабо контролируя себя и переходя на крик, возмущался Семён Степанович.

В этот момент из Лёшиной комнаты выбежала заплаканная Леся и, наспех накидывая на себя джинсовку, выбежала из квартиры.

– Папа, что ты наделал? Я люблю её, а ты всё испортил. Не зная всех нюансов, нельзя судить человека. Без неё вы здесь меня больше не увидите, – последнюю фразу Алексей договорил уже в прихожей, после чего вышел из квартиры.

– Сёма, я прошу тебя, не нервничай! У тебя сердце! – протягивая мужу стакан воды, переживала Анна Викторовна.

Никогда ещё он с такой жадностью не хватал свежий воздух. Вся его сущность изо всех сил пыталась вытеснить из организма этот мерзкий запах перегара и грязи, стереть из памяти картину, которую он наблюдал только что.

Алексей не появлялся дома уже месяц. Попытки найти его через друзей не увенчались успехом. Профессорша совсем потеряла сон, переживая за единственного сына. Делать было нечего, отпросившись с работы пораньше, Семён Степанович пошёл в школу, которую заканчивал Алексей, чтобы узнать у Леси, где обитает его сын.

Благодаря давней дружбе с директором школы, найти класс, в котором училась Леся, не составило труда. Только вот учителя уже пару недель не видели девушку на уроках. Тревогу по поводу отсутствия ученицы никто не бил, поскольку, для Леси не появляться в школе неделями было вариантом нормы.

Разузнав у директора домашний адрес Леси, Семён Степанович продолжил поиски.

“Кажется, вот нужная мне квартира. Ну и местечко”, – подумал Семён, оглядывая лестничную площадку.

Он стоял напротив обшарпанной двери, по числу заплаток было понятно, что дверь выбивали по меньшей мере раз десять. Из квартиры доносились громкие голоса, сложно было понять, ругались люди за дверью или просто общались на повышенных тонах. Ещё раз сверившись с записанным адресом, Семён Степанович нажал на звонок.

Через несколько минут дверь ему отворил мужчина в растянутой майке, который явно не первый день пребывал в состоянии опьянения.

– Тебе чё? – Спросил мужчина, с трудом фокусируя свой взгляд на лице Семёна Степановича.

– Леся дома? – Интуитивно задерживая дыхание, спросил Семён Степанович.

– Маринка, а Леся – это кто? – Громко крикнул мужчина. Вопрос явно был адресован хозяйке квартиры.

– Дочь моя. Зачем она тебе? – Послышался неуверенный женский голос, и за спиной мужчины появилась взъерошенная женщина, тоже нетрезвой наружности.

Увидев Семёна Степановича, она машинально пригладила волосы, но это, конечно, мало что изменило.

– А вы кто? – Растягивая слова, спросила женщина.

– Леся в школу не ходит, я хотел с ней поговорить. Она дома? – Спросил Семён.

– В школу не ходит? Эй, коза, а ну, иди сюда, я тебе сейчас всыплю! Ты почему в школу не ходишь? – Кричала женщина, куда-то в сторону комнаты с закрытой дверью.

– Ты чё орёшь? – В коридоре появилась Леся.

– К тебе вот, из школы пришли, – хозяйка пальцем показала на Семёна Степановича.

– Что вам нужно? – Раздражённо спросила Леся, обращаясь к гостю.

– Лесь, мне поговорить с тобой нужно. Я подожду тебя во дворе. – Сказал Семён Степанович и, спустившись вниз по лестнице, вышел из подъезда.

Никогда ещё он с такой жадностью не хватал свежий воздух. Вся его сущность изо всех сил пыталась вытеснить из организма этот мерзкий запах перегара и грязи, стереть из памяти картину, которую он наблюдал только что.

Мужчина присел на скамейку и стал дожидаться Лесю.

Девушка вышла через пару минут, накинув на себя потрёпанную куртку. По её лицу было понятно, что она совершенно не в восторге от того, что к ней в квартиру наведался незваный гость.

– Что вам нужно? – всё так же раздражённо, спросила Леся.

– Леся, я пришёл узнать, где Алексей… И извиниться. – Машинально вскочив со скамейки, начал профессор.

– Лёша в общаге, а извинений я не принимаю. Поговорили? Я могу идти? – Нервно кинула Леся.

– Ну что ты за девочка такая? Просто не девочка, а какой-то дикобраз. Я же с миром к тебе пришёл. Действительно хочу извиниться за свою резкость. Возвращайтесь с Алексеем к нам. Хватит по общагам и по… – профессор осёкся. – Давайте обратно, домой. – С виноватым видом сказал Семён Степанович.

– Хорошо. Извинения приняты. Лёше я скажу, что вы приходили. Но к вам я не вернусь. Лучше здесь, чем видеть ваши недовольные лица и ждать, когда вы в следующий раз пинком под зад выкинете меня на улицу за очередную немытую чашку. А теперь извините, мне надо идти. Я с работы пришла, деньги спрятать не успела. Мать найдёт и пропьёт опять всё до копейки. Всего хорошего. – Сказала Леся и поспешила домой.

– Леся, извини меня. Я был неправ, – крикнул вслед девушке Семён Степанович.

Профессор никак не мог найти в себе сил, чтобы пойти домой. Вместо этого он решил съездить на кладбище и навестить могилки своих родителей, чтобы рассказать им о сложившейся ситуации. Он часто так делал, монологи у родительских могил помогали ему найти решения в самых сложных ситуациях. Всю обратную дорогу у него не выходила из головы обстановка, в которой живёт Леся.

“Бедная девочка. Это не жизнь, а какое-то выживание. О каких немытых чашках может быть речь, когда ребёнок сам вынужден зарабатывать себе на жизнь и прятать заработанное от матери и её собутыльников”, – думал Семён, подходя к подъезду своего дома. Он присел на скамейку и погрузился в свои мысли.

Впервые в жизни ему было тошно от самого себя. Его мучило угрызение совести за такое надменное отношение к ни в чём не повинной девочке.

“В конце концов, Алексей всегда хорошо разбирался в людях. В кругу его друзей есть ребята из неблагополучных семей, но все они сами по себе очень порядочные и хорошие люди. Только бы дети меня простили и вернулись домой. Сколько той жизни осталось, чтобы жить с этим тяжёлым грузом на сердце”, – из размышлений Семёна Степановича вырвала мелодия зазвонившего мобильного.

“Двенадцать пропущенных. Аннушка, должно быть, места себе не находит, пока я тут по ночам занимаюсь самокопанием”, – подумал профессор и зашёл в подъезд.

В прихожей его встретила жена.

– Сёма, ну где тебя носит? Ты видел, который час? Я же волнуюсь, – шёпотом ругала супруга Анна Викторовна.

– Аннушка, я … – в полный голос заговорил Семён, но не договорил фразу, поскольку жена отчаянно жестикулировала, призывая мужа понизить голос.

– Сёма, не шуми. Ребята уже спят. Пойдём ужинать, – тихо сказала Анна Викторовна и удалилась на кухню.

Профессор шумно выдохнув, опустился на банкетку и закрыл лицо руками. Ему казалось, что с его груди только что свалился огромный камень, который напрочь перекрывал доступ кислорода.

“Простила. Дети дома. Какое это счастье”, – бросив любящий взгляд на закрытую дверь в комнату сына, подумал Семён Степанович.

–––––––––––

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.37MB | MySQL:57 | 0,167sec