Малыш

Витька жил на краю поселка один. После смерти матери дом запустил, перебивался редкими заработками, столовался у одиноких соседок. У них же порой, что греха таить, оставался ночевать. Дело житейское. Баб одиноких в селе полно, а Витька — мужик видный, даром, что алкоголик. Сходиться с кем-то из женщин для совместной жизни он не собирался, пить бросать тем более. Зачем? Витька привык так жить.

Откуда к нему приблудился небольшой щенок, никто не знал. Может, вывез кто-то из городских поближе к деревне. Случалось, что люди, наигравшись, выпускали у крайних домов щенков или котят и уезжали. Иногда те приходили во дворы к местным и там оставались, иногда пропадали куда-то, погибали, наверное, или уходили.

Почему и откуда щенок попал к Витьке, было непонятно. Хозяин из него вышел никакой, часто и еды дома не было. Чем кормил он щенка, неизвестно. Должно быть, те же самые соседки не давали окончательно пропасть ни Витьке, ни псу. Как бы то ни было, но Витька даже соорудил щенку какую-то городушку, похожую на будку. Двор его условно приобрел статус двора. Рос на такой кормёжке щенок плохо, а может, и сам по себе крупным не был, за что и получил кличку Малыш.

Пока Витька бывал трезв, Малышу жилось неплохо. Хозяин ставил небольшую миску с едой, наливал воды. Но уж, если он напивался, щенку приходилось прятаться подальше. Иначе и пинка доставалось, и швырнуть пьяный Витька мог чем угодно. Дважды ломал, а потом вновь восстанавливал будку. Неизвестно, почему пёсик не убегал, бывая битым и голодным. То ли привык за это время к Витьке, то ли понимал, что идти некуда.

В конце весны в соседний, пустующий, дом заехали жильцы.

Дотошные селяне сразу выяснили все подробности. Оказалось, дом этот приезжие купили под дачу у хозяйкиной племяшки Людки. Сама хозяйка несколько лет, как умерла, дом пустовал. Людка изредка наведывалась проверить, цело ли ее наследство, и вновь уезжала в город. Когда выдался случай продать эту обузу, она быстренько избавилась от надоевшего дома.

А Игорь с Полиной как раз искали место для летнего отдыха. В садовых товариществах, где все сидят друг у друга на головах, участок покупать они не хотели. Искали именно домик в деревне, чтобы места много, чтобы речка, лес рядом. У пары подрастал сынишка Павлик, и родители хотели, чтобы мальчик лето проводил на свежем воздухе, на просторе, которого в городе так не хватает.

Молодые и деятельные, они быстро привели старый дом в порядок. Игорь и сам многое умел, но в строительных делах, где одному справляться было тяжеловато, обращался к Витьке, как к ближайшему соседу. Платил хорошо, и Витька никогда не отказывался помочь. Даже приосанился, почувствовав себя востребованным. В миске у Малыша теперь редко, но появлялись небольшие косточки и другие вкусные кусочки.

Сын новых жильцов, Павлик, как и родители, без дела не сидел. Помогал отцу по мелочи, строил домик из остатков досок и бегал по всей округе, знакомясь с местными. Ясноглазый шестилетний мальчуган быстро полюбился жителям посёлка. Весёлый оптимизм паренька вместе с его приветливостью и умением найти подход к каждому скоро сделал Павлика любимцем всех соседей.

Только к Виктору Павлик относился настороженно. Пару раз он видел, как сосед замахивался на щенка, живущего в его дворе, и очень переживал. Добрый и справедливый мальчуган не мог понять, что плохого такой маленький пёсик мог сделать взрослому дядьке.

— Папа, зачем дядя Виктор бьёт щенка? Разве так можно? — Спрашивал он у отца, удивлённо поднимая белёсые бровки.

— Нет, Павлушка, конечно нельзя. Маленьких и слабых никогда нельзя обижать. Я поговорю с дядей Виктором. Но это его собака, а мы здесь пока люди новые.

Игорь, действительно, поговорил с Витькой, но тот заверил соседа, что собаку не бьёт, а малой просто что-то напутал. Игорь кивнул, а мальчик хмуро отошёл в сторону. Уж он точно знал, что не показалось, и ничего-то он, Павлик, не напутал.

С этого момента Павлушка начал наблюдать за соседом. А однажды, когда Витька отлучился, пошёл к его забору. Нашёл дырку между досками. Долго искать и не пришлось, забор у непутёвого хозяина щербатился кривыми деревяшками. Павлик залез во двор. Из непонятной постройки выбрался щенок и вопросительно басовито гавкнул. Мальчик приложил палец к губам, тихо, мол, и достал припасённый с завтрака кусок колбасы. Почуяв лакомство, щенок умильно завилял хвостиком и подбежал к гостю.

Слизнув в один миг угощение, он ткнулся мокрым носиком в пальцы мальчика. Павлик начал гладить щенка. Увидев занесённую руку тот сначала испуганно отпрянул и припал к земле, ожидая удара. Но, поняв, что бить его никто не собирается, приблизился снова. Никогда до этого не видевший ласки от человека, щенок почувствовал, как по тельцу разливается приятная истома, расслабился и прижался к мальчику. Павлик продолжал гладить грязную тоненькую шерстку.

С этих пор мальчик часто приходил к своему маленькому другу, приносил еду, играл с собакой. Малыш ждал Павлика, крутил хвостиком едва почуяв его присутствие, радостно повизгивал. Он чуть-чуть поправился, повеселел, и уже не казался таким робким. Это преображение и сыграло с Малышом дурную шутку.

Как-то Витька вернулся домой нетрезвым и очень злым. Павлик, игравший до этого со щенком, заметив возвращающегося соседа, погладил Малыша, велел ему идти в будку, и быстренько нырнул в дырку забора. Но взбудораженный Малыш, не успел сообразить, что надо поскорее спрятаться, и, виляя хвостиком, выскочил из будки, провожая мальчика. В этот момент его и увидел Витька.

Неизвестно почему, вид весело виляющего хвостиком Малыша, привёл хозяина в бешенство. Он невнятно замычал, развернулся, и мощным пинком отбросил маленькое тельце к будке. Щенок страшно закричал, перевернулся в воздухе и, врезавшись боком в кривую стену своего жилища, шлёпнулся на землю подле него.

Не успевший ещё уйти Павлик, увидев эту картину, бросился обратно. Бледный, с полными слёз глазами, он трясущимися руками схватил первую попавшуюся палку, коих великое множество валялось во дворе, и пошёл на Виктора.

— Н-н-не смейте трогать Малыша! — Заикаясь от потрясения и слёз, сжимая маленькими пальчиками своё оружие, Павлик смело приближался к пьяному здоровому мужику.

Тот одним движением вырвал палку и легонько оттолкнул мальчика:

— Иди отсюда, малой. Не доводи до греха. — Пьяно растягивая слова, произнёс Виктор, и не обращая больше внимания на Павлика, ушёл в дом.

Малыш был жив. Он тяжело дышал и поскуливал, когда Павлик попытался взять его на руки, потом с трудом приподнялся и заполз в самый дальний угол будки под старую доску. Мальчик попытался достать пёсика, но тот только заскулил и глубже забился под доски. Плача, Павлик убежал домой.

Дома, рассказав отцу о случившемся, Павлушка всё никак не мог успокоиться:

— Папа, давай заберём у дяди Виктора Малыша. Он не любит его, он его бьёт! Зачем ему собака?!

— И, правда, Игорь. — Поддержала сына Полина. -Поговори с Виктором. Собака ему не нужна. А издеваться над живым существом позволять нельзя. Денег ему предложи, в конце концов.

Разговор ничего не дал. Постоянно ищущий на выпивку денег Витька неожиданно упёрся, и ни в какую не желал отдавать собаку. На все убеждения Игоря он упрямо мотал головой, а потом сказал:

— Ты, сосед, мужик хороший. Но в мою жизнь не лезь! Думаешь, Витьку за деньги купить можно? Привыкли у себя в городе всё покупать. А здесь у нас свои порядки. Если я сказал нет, значит нет! И свести пса не пробуй. И мелкому своему скажи, чтоб не лазил сюда. И поаккуратней играл. А то лето жаркое, вон в соседнем селе, говорят, дом сгорел…

Про сгоревший в соседнем селе дом Игорь с Полиной уже слышали. Мало того, вместе с домом сгорел и его хозяин, одинокий старик. Причину никто точно не знал, но жители села поговаривали, что, может, дом загорелся и не сам. Приезжал следователь. Тело увезли в город.

Угрозу Игорь понял. Он, как мог, успокоил сына и велел ему не приближаться к соседскому дому. Но Павлик, переживая, за щенка, всё равно пробирался к забору и пытался увидеть Малыша. Пёсик потихоньку выздоравливал. Отлежавшись, он стал сначала выползать, а потом и выходить из будки. Правда, после того случая, Виктор начал привязывать собаку. Несмотря на все запреты, пару раз Павлушка пролезал в дыру и гладил своего маленького друга. Малыш так же радовался мальчику, облизывал его, а маленькое сердечко Павлика сжималось от того, что он ничем не может помочь щенку.

Однажды мальчик решился. Рано утром, когда Виктор куда-то ушёл, он отвязал Малыша и повёл его в сторону леса. Щенок трусил за мальчиком, но всё время останавливался, оглядывался нерешительно. Не привыкший покидать пределы двора, пёсик нервничал, а Павлушка, как мог уговаривал друга:

-Не бойся, Малыш. Мы сейчас пройдём через лес, а там есть станция. Это недалеко, я по карте у папы смотрел. Мы сядем с тобой в электричку и уедем к бабушке. Мы ездили на этой электричке. Там можно с собаками. У меня добрая бабушка. Я тебя у неё спрячу, там никто тебя не найдёт. А сам быстренько вернусь, чтобы никто не догадался и у папы неприятностей не было. И пусть потом думают, куда ты делся. Правда, Малыш? Может, ты убежал сам, правда?

Павлик конечно ещё не знал ни слова «масштаб», ни того, что стороны света бывают разными, и маленькому городскому мальчику очень легко запутаться в них, и что в лесу не все тропинки ведут куда-то, некоторые из них просто обрываются. Ничего этого не знал Павлик, и поэтому смело шагал через лес, ведя за собой Малыша.

Дважды они останавливались отдыхать. Съели бутерброды, предусмотрительно взятые мальчиком из дома, попили воды в лесном ручейке, который попался по дороге. Шли долго. По расчетам Павлика они должны уже были выйти к станции, но лес не кончался. Мальчик расстроился и немного испугался, но продолжал идти, разговаривая с Малышом.

Овраг, попавшийся на пути, озадачил его. Он не помнил, был ли тот на карте. Там всё было нарисовано ровное и зелёное. Папа сказал, что это лес. Павлик решил, что овраг был, просто под деревьями его видно не было. Он смело шагнул вниз, но нога поехала по склону, что-то хрустнуло, и мальчик скатился вниз. От неожиданной боли заплакал, попытался встать и не смог. Павлик заплакал сильнее.

Малыш, оставшийся наверху, заволновался, начал спускаться к мальчику и случайно зацепился за кусты верёвкой, служившей ему и привязью и поводком. Щенок дёрнулся раз, другой, растерянно остановился и заскулил. Павлик вытер слёзы и, закусив от боли губу, начал потихоньку продвигаться к щенку. Ползти было трудно, нога очень болела, и с каждым движением эта боль становилась сильнее, но Павлик не отступал. Наконец он дотянулся и слабеющими пальчиками отвязал щенка.

Малыш тут же бросился вылизывать Павлушкино лицо, слизывая пыль и слёзы. В другое время мальчик бы засмеялся от такого бурного проявления чувств, но сейчас он чувствовал только, как кружится голова и боль в ноге становится всё сильнее.

— Малыш, давай немного полежим. — Попросил он пёсика. — Нога немного пройдёт, и пойдём дальше. Мы совсем чуть-чуть полежим.

Пёсик послушно лёг. Павлик обнял щенка, прижал к себе и провалился в горячечное забытье. Когда очнулся, понял, что собаки рядом нет. В лесу темнело. Павлику стало страшно. Слёзы полились против его воли. Он попробовал в очередной раз встать, но нога распухла и сильно болела. Наплакавшись, мальчик устроился поудобней и стал думать, что ему делать дальше и куда делся Малыш. Может быть, побежал за едой? Когда вернётся? А вдруг его кто-нибудь напугал? Обессилев, мальчуган заснул, так ничего и не придумав.

В посёлке в этот день никто не спал. Когда поняли, что пропал мальчик, жители, полюбившие уже Павлика, бросились на поиски. Игорь сразу обратил внимание на то, что Малыша тоже нет в соседском дворе. Кинулся к соседу.

— Не знаю я ничего. Сам только вернулся. — Буркнул тот. — Твой малец собаку со двора свёл. Не иначе. От меня чего надо?

Игорь не поверил. Обратились к участковому, рассказав о прежних угрозах соседа. Участковый вызвал наряд. Виктора задержали до выяснения. Поиски вели всю ночь. На реке мальчика не видели. Предположили, что заблудился. Искать ночью в лесу было трудно, но ни один человек не ушёл домой.

А утром навстречу людям из леса вышел уставший грязный Малыш. Щенок остановился, боясь подойти близко, потом развернулся и потрусил обратно в лес. Изредка он останавливался, проверяя идут ли за ним, и, принюхиваясь, шёл дальше. Дойдя до оврага, ловко спустился к густому кустарнику.

— Малыш, ты пришёл? — Запекшиеся губы мальчика растянулись в улыбке.

Игорь подхватил сына на руки, но Павлушка, с трудом поворачивая голову, только и повторял:

— Малыш! Папа, где Малыш? Он убежит. Он боится.

Пришлось положить мальчика на траву и отойти. Павлушка прижал к себе снова подбежавшего щенка и передал его матери:

— Мама, только не отпускай его. Он боится. Мамочка, подержи его пока!

Всё то время, пока Павлик находился в больнице, Малыш ждал его в городской квартире. Игорь и Полина отвезли щенка в клинику, где пёсика тоже немного подлечили и сделали необходимые прививки.

С Виктором объясняться не пришлось. Задержанный в тот вечер участковым до выяснения, в посёлок он больше не вернулся. Неожиданно выяснилось, что сгоревший в соседнем селе дом сгорел в результате поджога, а найденный в нём хозяин дома погиб совсем не в огне, а от удара тяжёлым предметом по голове. В ходе следствия один из подозреваемых указал на своих подельников, среди которых был и Витька-алкаш. В поисках денег, хмельная компания заглянула в дом к одинокому старику с просьбой занять на бутылку. Хозяин отказал. В ходе ссоры кто-то из компании ударил его по голове. Желая скрыть содеянное, подожгли дом. Так что вместо дома Виктор прямиком отправился в СИЗО.

* * * * *

— Мам, пап, мы дома! — Первоклассник Павлик стоял в прихожей, одной рукой снимая резиновый сапожок, а другой придерживая подозрительно оттопыривающуюся куртку. Малыш с грязными лапами терпеливо стоял рядом на коврике и с любопытством смотрел на маленького хозяина.

— Папа, помнишь, ты говорил, что маленьких и слабых никогда обижать нельзя?

— Помню. — Игорь украдкой глянул на жену. Полина пожала плечами.

— Вот! А его обижали! — Павлик тожественно вытащил из-за пазухи тощего серого котёнка. — Мы с Малышом его у мальчишек отобрали!

Ясноглазый, вытянувшийся за лето, мальчуган с надеждой смотрел на родителей.

— Игорь, я что-то забыла, ты молоко купил сегодня? Пойду посмотрю. — Полина с улыбкой вернулась на кухню.

— Купил. — Хмыкнул Игорь. — И воду горячую, к счастью, ещё вчера дали. Быстро все трое в ванную

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:57 | 0,161sec