Когда есть что скрывать

Сергей подъехал к старой пятиэтажке и припарковался так, чтобы номера не бросались в глаза. Хмуро посмотрел на облезлые не застеклённые балконы, слепые окна. Современные стеклопакеты выглядели как новые заплатки. В общем, дом был похож на бомжа — что нашёл на помойке, то и надел.

 

 

Затерянная среди чахлых деревьев и других домов, пережившая не одну смену власти и строя, пятиэтажка доживала свой век, как и хозяева квартир.

На Сергея дом навевал тоску и скуку до ломоты в зубах. Именно в таком доме провёл он своё детство. И отчаянно мечтал поскорее вырваться отсюда. Надо сказать, не только мечтал, но и прикладывал все силы для этого. Хорошо учился в школе, поступил в правильный институт и на правильный факультет, а после его окончания поступил на экономический. Построить успешный бизнес без знаний экономики невозможно.

Когда он добился всего, о чём мечтал, перевёз родителей в более престижный район. Купил им небольшой, но современный домик с участком, где у фасада росли ровно постриженные кусты и яркие цветы, а позади дома мама развела огород. Ну как без него? Да и сидеть без дела не могла.

Женщины Сергея любили не только за деньги. Был он хорош собой, не жадный, умел красиво ухаживать. Пару раз он даже чуть не женился на красавицах, успешно смоделировавших свою внешность, не без помощи пластических хирургов. А потом представил, как приведёт знакомить длинноногую невесту к своей простой маме, как та потеряется, потускнеет на фоне силиконовой красавицы, и передумал.

Даша покорила его неброской естественной красотой и милой улыбкой. Он, конечно, влюбился. Уже через месяц познакомил её с родителями. Мама посмотрела на девушку и одобрительно улыбнулась, едва заметно кивнув сыну.

Да и кто устоял бы против природной красоты и спокойного характера? Привыкшая довольствоваться малым, Даша была нетребовательна и скромна. Отец у неё умер, а следом сгорела от скоротечного рака мама. Сергей окружил любимую заботой и нежностью. Даже через год после свадьбы он всё ещё робел пред женой, как влюблённый мальчишка.

Однажды его заместитель по бизнесу и друг сказал, что видел Дашу в этом самом захолустном районе, возле вот этой облезлой пятиэтажки. Что она могла тут делать? Никаких дел у неё тут не могло быть.

— А ты там что делал? – в свою очередь спросил Сергей.

— Случайно попал. Объезжал пробку дворами, заблудился, выехал к дому.

«Изменяет? Даша?! Не может быть!» — подумал Сергей, но по позвоночнику пробежал противный холодок, руки непроизвольно сжались в кулаки.

— Может, я обознался, — пошёл на попятную друг, увидев реакцию Сергея. — Она хоть и красивая у тебя, но одна из многих. Извини.

Дома Даша мило улыбалась, вела себя естественно, ластилась к нему. По его мнению, проведя время с любовником, изменившая жена должна была бы избегать близости. Но Даша и не думала отталкивать его. Наоборот, ещё теснее прижималась. Вся такая податливая, доверчивая, беззащитно отдавалась на его волю.

Нет, тут что-то не так. Или она хорошая актриса, или друг обознался. А может, он вводит Сергея в заблуждение, хочет поссорить с Дашей? Только зачем? Или это не измена, а что-то другое?

Тайна жены не давала Сергею покоя, и он принял решение проследить за ней. В обеденный перерыв, именно в это время друг встретил Дашу, Сергей подъехал к пятиэтажке и стал ждать. Чтобы скоротать время и не думать, он включил музыку.

Когда потеряв терпение, он хотел, уж было, уехать, неожиданно показалась Даша. Она торопливо подошла к одному из подъездов, открыла ключом кодовый замок двери, залепленной обрывками объявлений и разрисованной надписями и знаками, оглянулась и юркнула внутрь.

«У неё ключи есть. Интересно». Сердце Сергея отбивало степ, как у собаки, взявшей след добычи. Он рванул было за женой, но вовремя спохватился — ключа-то у него нет. Пока будет прозванивать по домофону квартиры, в надежде, что кто-то откроет ему дверь, Даша скроется в одной из квартир. Не ломиться же во все двери.

И он остался ждать, нетерпеливо поглядывая на окна пятиэтажки и постукивая пальцами по рулю в такт мелодии итальянской группы «Иль-Диво». Через сорок минут к подъезду подъехало жёлтое такси, а ещё через две минуты вышла Даша, села в такси и уехала.

Сергей не стал её преследовать, поехал на работу. В офисе всё валилось из рук. Из головы не выходила Даша и бомжеватая пятиэтажка. Оставив заместителя решать рабочие вопросы, Сергей раньше времени поехал домой.

Дома он выпил порядочную порцию коньяка. Обычно не позволял себе пить в столь раннее время, его могли сорвать на работу. А тут не выдержал, мозгу нужна разрядка. «Ах, Даша, Даша. Зачем? Чего тебе не хватает? Казалась такой надёжной, скромной, а оказалась, такой же, как все…» Сергей метался по большому дому, как медведь в клетке.

Хлопнула входная дверь, звякнули брошенные на тумбочку ключи. Сергей налил и залпом выпил ещё порцию коньяка. Он знал, что жена вот-вот войдёт на кухню, ждал. И всё же, когда она окликнула его, от неожиданности вздрогнул.

— Ты почему сидишь без света? – раздался за спиной голос Даши. Сергей обернулся. – Ты пьёшь? Что случилось? На работе? – спросила Даша, увидев в руке мужа стакан.

Сергей заметил, как расширились от удивления её глаза. В них мелькнул… страх?

— У меня всё хорошо. А ты не хочешь мне ничего рассказать? – хрипло спросил он.

— Не понимаю. О чём?

«Такое искренне удивление не каждая актриса сыграет. Браво, девочка!» — Сергей усмехнулся своим мыслям.

— Где ты была в обеденный перерыв? – он покосился на бутылку, не выпить ли ещё.

— Ты заезжал ко мне на работу? Мне ничего не сказали, – чуть помедлив, ответила Даша.

Сергей не сводил с жены глаз. Она вдруг сникла, опустила плечи, с лица исчезли все краски.

«Что, растерялась? Давай, расскажи. Мне интересно послушать, к кому ты ходишь. Ладно бы любовник приличный был, но в ужасной потрепанной пятиэтажке могут жить только безнадёжно несчастные люди».

— Только не ври мне, — вслух сказал он.

— Я давно хотела тебе признаться… – Даша дошла до дивана и упала на него.

Сергей проводил взглядом её сгорбленную спину. «Ага, продолжаешь играть? На жалость давишь? Не выйдет».

— Почему же не сказала? – холодно спросил он вслух и взял в руку бутылку. – Как давно ты обманываешь меня?

— Я… Я хотела с самого начала рассказать, но не смогла. А потом…

«Давай, продолжай, не останавливайся». – Сергей плеснул порцию коньяка в опустевший стакан.

— Не пей. Утром будет болеть голова, — попросила Даша.

— Она у меня уже болит. Ты лучше за свою голову бойся, — резко ответил Сергей и выпил.

В глазах жены снова заплескался страх. Она отвернулась.

«Нет, так не пойдёт. Я должен видеть твоё лицо, детка. Не лишай меня удовольствия…»

Сергей поставил на барную стойку пустой стакан, подошёл к дивану и с силой крутанул его, разворачивая на колёсиках к стойке, вместе с сидевшей на нём женой. Даша ойкнула и чуть не свалилась на пол от неожиданности. А Сергей как ни в чём не бывало вернулся к барной стойке. Сердце от напряжения билось в грудную клетку, голова кружилась. «Больше не пить, иначе потеряю контроль…»

— Я боялась. Если бы ты узнал правду, ты, возможно, выгнал бы меня. Поэтому молчала, — тихо добавила Даша, держась руками за диван, словно это у неё кружилась голова, а не у Сергея.

Так ты изменяла мне всё это время, пока жила со мной? Вот я попал, — дурашливо и пьяно усмехнулся Сергей. — В тихом омуте или как там…

— Пожалуйста, не пей больше, — повторила просьбу Даша.

— Начни уже рассказывать, наконец. Я жду. — Сергей качнулся на высоком стуле.

— Я хожу к отцу. Там живёт мой отец, а не любовник, — сказала Даша.

— Ах, отец? Ну, это совсем другое дело. – Сергей снова опасно качнулся. — А разве он не умер? Ты же говорила… Или я что-то перепутал?

— Говорила. Потому что было стыдно сказать правду. Я думала, он давно умер. Не знала, что живой, пока мне не позвонила одна знакомая. — Даша зажала ладони между колен. – Он сильно пил. Мама мучилась с ним. Все деньги пропивал. Однажды она не выдержала и выгнала его из дома. Потом страдала, даже искать ходила. Через год она заболела и умерла. — Даша замолчала, посмотрела на Сергея.

— Я, правда, думала, что он умер. Некуда ему было идти. На улице не выжить. А уже после нашей свадьбы мне позвонила знакомая. Она раньше нашей соседкой была, потом замуж вышла, уехала с мужем.

Только муж её бросил, отнял квартиру, и оказалась она в той пятиэтажке. Там у неё мать жила, умерла уже. Она работает в больнице санитаркой. Как-то к ним привезли сбитого машиной бомжа. Выжил, хоть и покалечился сильно. Нашла меня, сообщила. — Даша снова помолчала.

— Как я могла сказать тебе об этом? Ты крутой, богатый, а мой отец пьяница, бомж. Я попросила знакомую ухаживать за ним, платила ей, покупала продукты. Один он жить не может.

Ты давал мне деньги, никогда не проверял, на что я трачу… Ты не думай, из твоих денег не давала ни копейки. Я отдавала всю свою зарплату.

Теперь пришла очередь Сергея отвести взгляд.

Он хорошо помнил тот вечер. Зима, темно, метель. Ветер бросал в лобовое стекло комья снега. Сергей ехал по узкой тёмной улице, объезжая возможные пробки.

Вдруг наперерез ему метнулась чёрная тень. Машина словно споткнулась обо что-то. Сергей мог поклясться, что за секунду до этого улица была абсолютно пуста. Он вышел из машины и под колёсами увидел груду одежды. Не сразу понял, что это человек. Наклонился к нему. В нос ударил запах давно немытого тела, перегара.

Ему даже показалось, то бомж ждал его. Увидел приближающиеся фары и бросился под колёса. Наверное, он устал от собачьей жизни и решил покончить с ней.

Сергей выпрямился, размышляя, что делать. Хотел оставить бомжа на дороге. Но в последний момент позвонил в «Скорую» и уехал. Откуда он мог знать, что бомж окажется отцом Даши? Естественно, он никому ничего не рассказал.

Сергей подошёл к дивану и сел рядом с Дашей.

— Прости. — Он взял её руки в свои, сжал между горячими ладонями.

— Значит, ты навещала отца. Чем ещё мы можем помочь ему? Нужна операция?

Даша снова удивлённо посмотрела на мужа.

— У него проблемы с печенью, сердцем. Врачи сказали, операция его убьёт. Сколько поживёт. – Даша опустила голову.

— У нас пустует флигель. Твоего отца нужно перевести к нам. Тогда тебе не придётся мотаться в тот район, тратить время. Нужно нанять хорошую сиделку. А хочешь, пусть твоя знакомая переезжает сюда вместе с ним? — Сергей и сам не верил, что говорит это.

— Ты не злишься? – удивилась Даша.

— Нет. Отец же.

— Серёжа, ты самый лучший муж на свете! Я так люблю тебя! – Даша обвила его шею руками.

«Знала бы ты, какой я хороший. Ведь это я сбил твоего отца и чуть не бросил умирать. Когда-нибудь я расскажу об этом. Но не сейчас, любимая».

— Только уволь меня от встречи с ним, – сказал он, поморщившись, как от зубной боли.

— Конечно. Спасибо.

Иногда он видел, как полная женщина вывозила на веранду флигеля коляску, заботливо кутала мужчину в плед. Сергей не делал попыток подойти, поговорить. Стыдно? Может быть. Бывший бомж не мог его узнать, не видел тогда. И всё же…

Через месяц Даша сказала, что у них будет ребёнок. До Сергея не сразу дошло, о чём она говорит. Не хватало ему ещё чужого ребёнка. И только когда увидел её сияющие счастьем глаза, он всё понял.

— Сын! У меня будет сын! – кричал он, кружа на руках жену.

Когда у Даши заметно округлился живот, умер её отец. Сергей вздохнул с облегчением. Ему показалось, что и Даша тоже.

Нет человека, значит, нет его, Сергея, вины перед ним.

Судьба может тесно переплести жизни людей ещё до встречи друг с другом так сильно, что и не распутаешь. Скелеты в шкафу – обычное дело. Но тайны имеют свойство со временем раскрываться. И что тогда?

Думаю, что простивший получит и сам прощение. В своё время.

«Каждый человек что-то скрывает. У каждого в шкафу свой скелет. У одних это скелет канарейки, у других это скелет слона. Во многом это зависит и от объёма шкафа, который вы себе можете позволить»
Владимир Свержин
«Любой наш недостаток более простителен, чем уловки, на которые мы идем, чтобы его скрыть»
Ф. Ларошфуко

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,076sec