Горе-интриганки

Имея за плечами диплом художника декоративной росписи, Татьяна Ерохина решила получить второе образование. Ее выбор пал на педагогический колледж и объяснялся просто. Диплом художника кормил не слишком-то сытно, а если совсем уж честно, практически не кормил.

-А чего не устроишься преподавать рисование? — спросила как-то тетка.

— А кто меня взял преподавать без педагогического образования? — хмыкнула Татьяна. — Все-таки моя специальность предполагает работу на производстве.

— А ты пробовала?

Откровенно говоря, не пробовала. А попробовав, убедилась, что была права. Так и родилась идея поступить в педагогический колледж на отделение социальной педагогики. Обучение было платное, но родители сказали:

-Без проблем. Главное, чтобы ты училась.

Проблемы начались еще в период поступления, но Татьяна пока об этом не подозревала.

Дело было в конце 90-х, когда абитуриенты сдавали несколько вступительных экзаменов. Колледж находился в областном центре, поэтому на время вступительных экзаменов Татьяне требовалось где-то остановиться. К счастью, абитуриентам предоставляли общежитие.

-Семьдесят пять рублей в сутки, — сказала дежурная воспитательница, и девушка растерялась. Родители дали ей всего сто пятьдесят рублей. Минус проезд. С учетом всех экзаменов и дня зачисления Тане предстояло недельное пребывание. И ведь никто не предупредил о том, что нужно платить, не говоря уже о расценках. Хотя, вопрос с ночлегом она выясняла!

 

 

Что ж, возмущаться можно сколько угодно, а вопрос надо решать. В городе было много знакомых, так что, проблем не предвиделось.

-Скажите, а можно оплатить потом? — спросила Татьяна, не зная, куда себя девать от стыда. — Просто как-то с деньгами не рассчитали. Я завтра или послезавтра у знакомых займу.

— А откуда знакомые? — спросила воспитательница, посмотрев на девушку так, словно в чем-то ее подозревала.

— Просто я раньше училась в этом городе. В художественном училище.

— Чего ж тогда у своих знакомых не остановилась?

Воспитательница не сводила с Татьяны глаз, отчего ей было ужасно неуютно.

— Ну, у знакомых могут быть свои планы, — уклончиво ответила девушка, от души желая, чтобы этот разговор закончился как можно скорее. И без того ужасно неловко!

Но это был лишь первый, слабенький тревожный звоночек. Такой слабенький, что Таня и не услышала.

Через пару дней она нашла деньги и полностью оплатила постой. А после успешной сдачи экзаменов Татьяна вновь стала студенткой.

31 августа девушка поехала на день рождения к другу Алексу, с которым они вместе учились в художественном училище. В гостях, конечно, хорошо, но Татьяна, несмотря на уговоры остаться переночевать, решила поехать в общежитие.

-Надо обживать новое место, — смеясь, сказала девушка.

— Ну, обживай, — улыбнулся виновник торжества. — А то осталась бы. Место есть.

— Нет-нет, Алекс, все в порядке. Как-никак, завтра первое сентября.

Путь был неблизкий, на другой берег, но Татьяну это нисколько не пугало. А еще ей хотелось подышать свежим воздухом.

Таня прибыла буквально за минуту до закрытия общежития. В каком состоянии обычно возвращаются с дня рождения? Понятно, что подшофе.

Вахтерша и воспитательница, как показалось Татьяне, проявили понимание. Да и что такого случилось? Кроме запаха алкоголя, надо сказать, не слишком сильного, ее и упрекнуть-то было не в чем.

Девушка приехала вовремя, вела себя прилично, и потом, они, что ли, на днях рождения пьют исключительно лимонад? Но, увы, звенел уже второй тревожный звоночек, которого Таня также не услышала.

Когда Татьяна поступала, она познакомилась с Юлькой Лазаревой, веселой, остроумной, очень симпатичной брюнеткой, начисто лишенной комплексов и привыкшей прямо говорить все, что она думает. Новая подруга перешла на второй курс. А вот с соседками по комнате, с которыми предстояло вместе учиться, как-то не сложилось.

-Колхозницы! — сморщила носик Юля, и Таня была с нею, в общем-то, согласна. Они, конечно, стремились выглядеть хорошо и наряжаться, но пока что у них это плохо получалось.

Соседок было трое — неуклюжая, слегка мужиковатая Вера, носатая, тонкогубая и худая, как жердь, Катя и румяная, пышногрудая дева с толстенной темно-русой по имени Надя. Вначале Таня пыталась с ними сблизиться, но соседки держали дистанцию. Все разговоры — только по делу. «Ну, и ладно, — подумала она. — Не очень-то и хотелось».

Татьяна нисколько не кривила душой. В конце концов, у нее есть Юля, Алекс и немало других друзей. К слову, многие однокурсники, да и жители общежития искренне симпатизировали Тане. Ну, еще бы! Татьяна — личность небезынтересная. Какой-никакой, а художник.

-Кто у вас куратор? — поинтересовалась Юлия, когда девушки на перемене сидели возле гардероба и жевали пиццу, запивая ее кока-колой.

— Зовут Жанна Юрьевна, фамилия, кажется, Золотовицкая, — ответила Таня.

— Э-э-э, родная, тебе не повезло, — покачала головой подруга.

— Да? А мне она показалась приятной.

— Приятной, — усмехнулась Юля. — Махровая карьеристка, но, к сожалению, не в хорошем смысле этого слова. Выбирает себе любимчиков, и даже не считает нужным это скрывать. А тем, кто не входит в ее свиту, придется, ох, как несладко.

— И что же делать? — хихикнула Татьяна. — Стать ее любимицей?

— Ну, если получится, — хмыкнула подруга. — Только знай: статус любимчика госпожи Золотовицкой — это ж не только особые привилегии, но и обязанности.

— Какие еще обязанности?

— Ну как — какие? Стучать. Ну, и выполнять особые специфические получения. Так, Ерохина, я не поняла, тебя что, заинтересовала должность прихлебательницы августейшей Жанночки? Смотри, я тогда с тобой знаться перестану!

— Да нет, конечно, — задумчиво проговорила Татьяна.

— Ну, и ладушки! — с улыбкой кивнула Юлия. — И скажу тебе — держи ухо востро. Ваша Жанна мягко стелет, да жестко спать.

А вот это уже был самый настоящий набат. Но Татьяна и его не услышала. Точнее, не придала особого значения.

Прошло чуть больше месяца.

Юля уехала на выходные домой, а Таня осталась в общежитии. Так уж получилось, что и соседки по комнате тоже.

Татьяне не улыбалось провести уик-энд в их обществе, и она решила навестить Инну, подругу по художке. Та очень обрадовалась бывшей однокурснице, и когда Таня засобиралась в общежитие, Инна и слышать об этом не хотела.

-Мы с тобой сколько не виделись? — прищурилась она и, не дожидаясь ответа, кивнула: — Вот то-то! Так что, милая, сейчас мы с тобой поедем в сауну.

— Да у меня денег мало…

— У меня тоже! Но у моего, между прочим, холостого и симпатичного брата и его друга Лешки их хватает.

— Да ну, как-то неудобно…

— Очень даже удобно!

В итоге Таня дала себя уговорить и ни на секунду не пожалела об этом. Юрка, брат Инны, был действительно симпатичным и, между прочим, с интересом поглядывал на нее. В этот вечер молодые люди поняли, что у них что-то может получиться.

В воскресенье вечером Юрий привез девушку в общежитие, когда оно уже закрывалось.

-Одни гульки на уме, — проворчала вахтерша.

— Вы уж извините, — виновато улыбнулся Юрка. — Ну, влюбился я!

Однако вахтерша не приняла его дружеского тона. И ничего удивительного. Ведь именно она дежурила в тот день, когда Татьяна была на дне рождения Алекса.

Когда она взбежала по лестнице, весело напевая себе под нос, Людмила Ивановна недобро зыркнула на девушку и схватилась за телефон.

В комнате ее ждал сюрприз. Соседушки устроили неслабую вечеринку. Выпили, похоже, уже прилично. Но самое удивительное было даже не это. Дамы были с парнями, причем, вполне симпатичными. Видимо, и вправду, не в красоте дело. Впрочем, о вкусах не спорят.

-Танюшка пришла! — весело сказала Вера. — Присоединяйся! Винца?

Такая хлебосольная встреча, мягко говоря, удивила Таню, но, с другой стороны, может быть, девчонки действительно хотят наладить отношения? В конце концов, им жить вместе целых три года.

-Можно, — с улыбкой ответила она.

— А может, водочки? — предложил один из парней.

— Точно, давайте водочки! — воодушевилась Надя. Вот уж от кого Татьяна ожидала этого меньше всего на свете! С такой косой и румянцем только крепких детишек рожать одного за другим да хлеб печь. Именно такие ассоциации возникали у Татьяны при виде соседки по комнате. Но никак не рюмки с водкой!

Таня выпила пару стопок водки, посмаковала бокал вина, после чего ей вдруг сильно захотелось спать.

-Устала, — смущенно улыбаясь, проговорила она и рухнула в свою постель.

Проснувшись наутро, Таня посмотрела на часы и схватилась за голову. Занятия начались больше часа назад. Это как же ее угораздило проспать?! Она и выпила-то всего ничего!

Соседок по комнате, понятное дело, не было. А ведь они выпили прилично. И куда столько лезло? Вот теперь Таня услышала не просто набат, а набатище. Но что-то подсказывало: поздно!

Вдруг она увидела мужские трусы, лежащие под кроватью Веры. Девушка усмехнулась, хотя, на самом деле было не до смеха. Что-то будет!

«Спокойно! — уговаривала она себя. — Я ни разу не накосячила, занятий до сегодняшнего дня не пропускала, в порочащих связях замечена не была. Все будет хорошо!» Однако уверенности в этом не было.

«Е-мо-е! — неожиданно осенило Таню. — Да ведь и Катя, и Вера, и Надя так и метут хвостом перед Жанночкой! Что-то тут нечисто!»

В дверь постучали. На пороге стояла Дина Куракина, однокурсница, которая проживала в соседней комнате и была дружна с этой троицей. И, между прочим, с Жанной свет-Юрьевной тоже.

-Ерохина, тебя вызывают к завучу! — сказала она своим писклявым, зато полным превосходства голосом. Как же, такая миссия!

— Хорошо, сейчас приду, — со вздохом ответила Таня, не обращая внимания на ехидный взгляд Дины.

В кабинете завуча Ирины Львовны на нее обрушились самые несправедливые обвинения.

-И как вам не стыдно? — вопрошала Жанна Юрьевна. — Вас постоянно видят пьяной! Зависимость налицо.

— Кто это меня постоянно видит пьяной? — опешила девушка.

— Например, вахтерша Людмила Ивановна.

— Когда? Когда я 31-го августа с дня рождения приехала?! Знаете, я молодая девушка, и поэтому вполне естественно, что меня приглашают на дни рождения.

— Ну, допустим, — вмешалась завуч. — Однако позднее вы приехали в общежитие в компании мужчины.

— Ну, знаете, я со своим мужчиной встречаюсь на нейтральной территории, а не в комнату тащу, как это сделали мои соседки по комнате! — возмущенно воскликнула Татьяна. — И, в отличие от них, я выпила всего ничего, после чего почти сразу легла спать. А они продолжили банкет.

Наверное, стоило промолчать и не уподобляться им. Да, да, именно им. Ведь ежу понятно, что эти дамочки так ловко провернули дельце. «Интересно, что они мне подсыпали?» — вдруг подумала девушка. Поэтому-то Таня и не могла молчать. Ну уж нет, она не позволит этим клушам гадить себе на голову! Пусть скажут спасибо, что умолчала об их амурах. Уж о Вере-то точно было что сказать!

-Что за ерунду вы говорите? Да вы таких ты таких интеллигентных девочек нигде еще не видели!

— Я видела интеллигентных девочек, — разозлилась Татьяна. — И при этом еще и талантливых. Но они не имеют ничего общего с этими хабалками! Вы сами-то знаете, насколько они интеллигентны?

— Эти, как вы выражаетесь, хабалки, явились на занятия, в то время как вы проспали.

Татьяна хотела было высказать свои предположения, но поняла, что это бесполезно.

-В общем, так, Ерохина, — привычным канцелярским тоном сказала завуч. — У меня на столе лежит уже практически подписанный приказ о вашем отчислении!

— Это с какой стати? — воскликнула Таня. — Можно подумать, я систематически не являюсь на занятия!

— Что скажете, Жанна Юрьевна? — обратилась завуч к куратору. — Как у студентки Ерохиной с посещаемостью?

— Н-ну, в общем-то, — промямлила куратор, и ее глаза подозрительно забегали.

— В общем-то? Жанна Юрьевна, говорите конкретно! У Ерохиной были прогулы?

— Нет, — ответила куратор, судя по тону, неохотно.

— Вот и замечательно, — кивнула Ирина Львовна. — Тогда сделаем так. Вы говорите, что выпили немного. Прекрасно. Тогда езжайте в вытрезвитель и берите справку о том, что процент алкоголя в крови небольшой.

— А разве такие справки выдают? — с сомнением спросила Татьяна.

— Если объяснить ситуацию, то дадут. У вас есть время до вечера.

Девушка поняла, что спорить бесполезно. Что ж, поборемся за свое местечко под солнцем. Под солнцем ли?

Ближайший вытрезвитель находился через пару остановок. Но, как и предполагала Таня, таких справок не выдавали.

-Вот если бы сразу, по горячим следам, — сказала женщина в белом халате.

Татьяна и не думала падать духом. Она решила наведаться в другой вытрезвитель. А вдруг? Но и там ее ожидала неудача.

-Мы таких справок не даем, — отрезала медик. — Ее нужно было брать сразу, когда все выпивали, а сейчас анализ крови в любом случае покажет отсутствие алкоголя. Ну, или самый минимум.

Девушка поняла, что никакой справки ей не видать, как своих ушей. «Да они изначально знали! — неожиданно поняла она. — Все-таки не дети малые. Что ж, чему быть, тому не миновать».

Татьяна уныло брала по двору общежития и думала, как бы поделикатнее преподнести родителям эту пренеприятную новость.

-Чего нос повесила? — услышала она голос Юли.

— А! — махнула рукой Таня. — Нажила тут себе неприятностей.

— Да слышала уже, — вздохнула подруга. — И как тебя угораздило?

— Да я и сама ничего не понимаю! — в отчаянии покачала головой Татьяна и рассказала Юле все, как на духу.

— Да, дела, — протянула та. — Кстати, сегодня собрание. Но что бы ты без меня делала?

Подруга таинственно улыбнулась и решительно сказала:

-Пошли!

— Куда?!

— Спасать твое честное имя, что же еще?

— Да как?

— Ты мне доверяешь?

— Ну, в общем, да.

А что еще оставалось? Сейчас любая возможность на вес золота. Чем черт не шутит?

-Есть у меня в РОВД один, кхм, поклонник, — поведала Юля по дороге к остановке. — Он тебе сделает справку без проблем.

— Правда?

— Правда, правда.

Поклонник Юли, молодой и симпатичный оперативник Игорь выслушал историю и скомандовал:

-А ну, за мной!

Таня растерянно посмотрела на подругу.

-Все нормально, — шепнула Юлия. — У него мать работает в вытрезвителе.

Анализ крови был готов через пару часов.

-Не о том беспокоитесь, милые дамы, — сказал Игорь.

— В чем дело? — испугалась Таня.

— Алкоголь алкоголем, но в вашей, Татьяна, крови, имеется клофелин.

— Ничего себе! — присвистнула Юлия. — А колхозницы, оказывается, не промах! Скажи-ка, Игорек, а она может написать заявление?

— А почему нет? Судя по вашему рассказу, Татьяну, грубо говоря, «развели», да не без помощи кое-кого из любимчиков куратора. Уверен, что вскроются интересные детали.

Когда девушки вернулись в общежитие, собрание шло уже минут десять. Они вошли в зал как раз вовремя.

-Ерохина Татьяна, — вещала завуч. — Выпивала уже будучи абитуриенткой.

-Что за бред? — возмущенно шепнула она Юле. — Когда это я?..

— Да тише ты! Все под контролем.

А завуч продолжила:

-По сведениям вахтера Людмилы Ивановны Шалагиной и воспитателя Ирины Ивановны Быковой, Татьяна Ерохина все время искала какие-то деньги…

— Да что она несет? — ахнула Таня.

— Да успокойся!

— Легко тебе говорить!

По окончании собрания Игорь подошел к Наде и спросил:

-Надежда Ивановна Михайлова, как давно вы этим промышляете?

— Чем? — испуганно спросила девушка.

— У меня есть сведения, что вы подрабатываете клофелинщицей.

— Нет, я нигде не… подрабатывала, — попятилась Надя. — Все не так…

— А как же?

— Ну, это Вера предложила.

— Предложила — что?

— Ну, это…

— В общем, так, Надежда Ивановна, — сухо сказал Игорь. — У меня на руках заявление от вашей соседки по комнате, ммм, Татьяны Петровны Ерохиной. Вы и ваши подруги обвиняетесь… Впрочем, пройдемте в комнату. Мне нужно задать вам несколько вопросов.

-Обманывать не советую, — сказал Игорь уже в комнате. — Для чего вы добавили клофелин в спиртное, которое пила Татьяна?

Да, партизанки из Кати, Веры и Нади, мягко говоря, неважные. Как выяснилось, планировалось выселить Таню из общежития для того, чтобы предоставить место одной из любимиц куратора, проживающей в городе далеко от колледжа.

Жанну Юрьевну Золотовицкую уволили с треском, лишив права занимать должность в учреждениях данного профиля. Татьяна была полностью реабилитирована, но теперь это неважно.

В жизни девушки колоссальные перемены. Теперь они с Юрием снимают квартиру и после летней сессии планируют пожениться. А горе-интриганткам ничего не осталось, как отдать Тане деньги, которые она потратила на ремонт комнаты и неуклюже извиниться. Таня великодушно приняла извинения. Откровенно говоря, ей нет-нет, да и становится жаль их. Своих мозгов Бог не дал, но и чужие подвели. Кстати, та самая любимица Жанны Юрьевны живет в той самой комнате, где жила Татьяна, и «строит» Веру, Катю и Надю. Что ж, за что боролись, на то и напоролись.

Автор: Наталья С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.33MB | MySQL:57 | 0,384sec