Две Анечки

— Для тебя ничего не изменится, – говорил мужчина, складывая вещи в чемодан. – Это от Люськи я ухожу, а ты мне как была дочерью, так и останешься.

 

 

Девочка молча наблюдала за поспешными сборами. Маме она уже позвонила, но та никак не могла сорваться с работы пораньше. Лишь только попросила идти прямиком к соседке и подождать её там. Еще пообещала, что все будет хорошо. Хорошо… Будет… Нет! Ничего хорошего больше не будет!

Когда семья рухнула? Почему Аня этого не заметила? Ведь не было ни ссор, ни скандалов… Особо теплых отношений, в принципе, тоже не было, но все же…

— Деньги буду присылать на твою карточку, не зря же делали, – отец даже смотреть на Аню отказывался. Как будто она в чем-то виновата! – По выходным буду забирать к себе, ну, если захочешь. Заставлять не буду. Сам понимаю, ты на меня здорово обиделась. Вот только это взрослые дела, жить с твоей матерью я больше не могу, да и другую встретил. Кстати, у неё есть дочь от первого брака, всего на год старше тебя. Самое интересное, её тоже зовут Аня. Милая девочка, отличница…

Аня тихонько вышла из комнаты, схватила курточку и рванула к соседке. Мама была права, нужно было сразу уходить! И не выслушивать о новой семье папы. Милая девочка… Ну да, конечно! А родная дочь уже не нужна? Да, не отличница, с учебой есть проблемы, но это же не повод считать её вторым сортом!

На выходные он брать её будет… Куда, блин? В квартиру к новой женушке? Знакомится с сестричкой? Да ни за что!!!

Соседка открыла сразу, будто возле двери поджидала. Тамара Степановна была женщиной очень доброй и ответственной, её уважал каждый житель дома и она отвечала им тем же. Посидеть с ребенком пока мама сбегает в магазин? Никаких проблем! Позаниматься математикой с ребятней? Да, пожалуйста, она только рада будет! На пенсии все равно делать нечего.

— Баб Тамара! – девочка, вся в слезах бросилась в спасительные объятия старушки. – Папа… Он… Она…

— Я знаю, деточка, знаю. Люся позвонила, – поглаживая Аню по голове сказала женщина. – Понимаю, как тебе сейчас плохо, как больно и обидно. Вова поступил очень неправильно! Так резко объявлять об уходе, да еще и в отсутствии жены…

— Он сказал, у него новая семья, и дочка тоже новая! – не сдерживаясь, кричала девочка. – Я ему теперь не нужна, да?

— Не говори глупостей! – строго сказала Тамара Степановна. – Да, видеться вы теперь реже будете, но поверь, это лучше, чем каждый день наблюдать за ссорой родителей. Их чувства угасли, вместе они жили только из-за тебя.

— Они не ссорились! – упрямо качала головой Аня.

— Просто твоя мама не хотела тебя травмировать. Еще пару дней, и они бы все рассказали в спокойной обстановке. Пойдем, я тебе чайку заварю, с травками.

У соседки Аня провела три часа. За это время она немного смирилась с мыслью, что отец теперь будет жить отдельно. А еще он прислал несколько сообщений, в которых обещал, что на каникулах они вдвоем! (без всяких там новых дочек) поедут в огромный зоопарк, расположенный в соседней области.

Вот только… не дождалась. Отговорки, отговорки, отговорки. За три месяца Аня увидела отца хорошо если раза четыре.

********************

— Ты что ли, Аня Резина? – высокая худая девушка с неким презрением осмотрела девочку.

— Да.

— Ну, привет, типа сестренка! – кривая ухмылка и до боли сжатая рука… Аня едва сдержалась, чтобы не закричать. А группа поддержки девушки, состоящая из пяти таких же гламурных фиф, дружно рассмеялись. – Надеюсь, ты понимаешь, что Вова теперь мой папа? Он меня вчера официально удочерил, между прочим. Я хочу, чтобы ты исчезла. Аня Резина в школе может быть только одна, и это я.

— А мне что делать? – растерялась девочка. – И он МОЙ папа!

— Свалить с этой школы как можно дальше! – проигнорировала слова девочка “сестренка”. – Куда хочешь, это не мои проблемы. Иначе я устрою тебе такую райскую жизнь, какую ты даже представить себе не можешь!

И ведь слово свое сдержала! Одноклассники и просто друзья новой доченьки при каждом удобном случае спешили толкнуть, задеть, обозвать… Учителя делали вид, что ничего страшного не происходит и на возмущенные требования матери огородить дочь от издевательств лишь плечиками пожимали.

— У детей сейчас сложный период, – отточенным жестом поправляла очки замдиректора, – переходный возраст. А тут такая непростая ситуация… Аню тоже можно понять, у неё внезапно появился отец, который принялся её воспитывать. А еще ваш бывший муж часто вспоминает родную дочку, звонит ей, делает подарки. Девочка просто пытается выместить эмоции.

— А моя малышка при этом остается крайней? Каждый день новый синяк. Порванные учебники, испорченные вещи. А о её психическом состоянии вы подумали? Почему вы спускаете все этой дряннoй девчонке?

— Поаккуратней со словами, пожалуйста, – холодно улыбнулась дама. – Аня звезда нашей школы, победы в конкурсах, призовые места на олимпиадах. А ваша дочь? Будем честны, середнячок. Ничего особенного из себя не представляет.

— Я жаловаться буду, – едва сдерживая злость, произнесла Люся. Выложила на стол телефон и продемонстрировала опешившей женщине включенный диктофон. – Посмотрим, что на подобную дискриминацию скажут в министерстве!

А уже дома, крепко обнимая плачущую дочь, женщина твердо сказала:

— Потерпи один месяц. И мы уедем. Я договорилась на работе, меня переводят в другой филиал, за сотни километров от сюда. Поверь, был бы хоть какой-то вариант… Школы другой у нас нет…

Жалоба сыграла свою роль. В открытую к Ане больше никто не лез, что, впрочем, не отменяло едких высказываний в её адрес.

— А мне папа телефончик новый подарил, – издевалась “сестренка”, крутя в изящных пальчиках вышеобозначенную вещь. – Стоил почти восемьдесят тысяч. А тебе? Ой, забыла… Пять тысяч на алименты, да?

— А мы на зимние каникулы на море поедем. Хочешь с нами? Мы снимаем домик на берегу, прислуга нам не помешает…

— Что, папочка больше не пишет, да? Да ты ему больше не нужна!

— Как ты мне надоела! – в один прекрасный момент Аня все же не выдержала и резко развернулась к преследовавшей её девочке. Та от неожиданности отшатнулась, не удержала равновесие и упала, серьезно повредив ногу.

Обвинений Ане не предъявили никаких. Она никого не толкала и это потвердели и камеры, установленные в каждом коридоре школы, и многочисленные ученики, спешившие на урок. А уж когда стало известно о травле… Аня просто ушла на дистанционное обучение, в котором ей раньше было категорически отказано дирекцией школы.

Люся свое обещание сдержала – новый год они отмечали уже в другом городе, в небольшой, но очень уютной квартире, предоставленной женщине от работы.

С отцом Аня общаться отказалась. Слишком уж были свежи воспоминания о том, как он орал в трубку после происшествия, обвиняя родную дочь во всех смертных грехах. Единственной формой взаимодействия остались деньги – алименты Владимир выплачивал своевременно.

“Сестренка” же за свои злодеяния поплатилась – травма оказалась очень неудачной и полностью избавиться от легкой хромоты она уже никогда не сможет…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.27MB | MySQL:47 | 0,293sec