Друзья

Сейчас понятие дружбы какое-то размытое. В соцсетях у нас сотни и тысячи «друзей». Мы принимаем в друзья всех, приславших запрос. Даже соревнуемся, у кого их больше. И после первого контакта не заходим на страницы многих из них. Но на страницу одного человека Николай заходил часто, хоть тот и не был в составе «друзей».

 

 

***

На школьном дворе шумно и людно. Взрослых гораздо больше, чем детей, потому что на одного ребёнка приходилось по двое родителей, а то и больше, включая бабушек и дедушек. Да и старшеклассники казались Кольке взрослыми. От белых девчачьих бантов рябило в глазах. В новом костюме, с букетом и ранцем за плечами, Колька прижимался к маме, крепко вцепившись в её руку.

Он не понял ни слова, что говорила в микрофон полная кудрявая женщина на крыльце школы. Вдруг мама подтолкнула его вперёд и отступила назад. Ряды стоявших позади школьников постарше сомкнулись плотной стеной, и Колька потерял её из виду. А микрофон искажал слова, получался какой-то лай, что окончательно напугало Кольку. На глаза набежали слёзы.

— Перестань вертеться. Всё лицо мне исколол своим букетом, – сказал совсем рядом детский голос.
Колька повернул голову и увидел такого же мальчика с точно таким же букетом. Но выглядел он таким спокойным и счастливым, что Колька сразу успокоился.

Он перестал оглядываться, обратив всё свое внимание на мальчика. Когда подошла молодая учительница и построила первоклашек парами, Колька, не раздумывая, вцепился в руку мальчика. Они поднялись по ступенькам крыльца к дверям школы. Колька на мгновение остановился и оглянулся, пытаясь разглядеть в толпе взрослых, оставшихся во дворе, маму. Но его пихнули в спину и протолкнули в дверь.

Они сели за одну парту. После уроков, когда учительница парами вывела их на школьный двор, к Сереже (так звали нового друга) подошла некрасивая женщина, показавшаяся Кольке старой. Серёжа обнял её, помахал рукой Кольке и ушёл, рассказывая свои впечатления от первого дня в школе.

Колька тоже радовался, что всё закончилось, мама, наконец, рядом, что она лучше всех, потому что красивая и молодая.

— Разве бывают такие старые мамы, как у Сережи? — спросил он маму.

— Но для него она самая лучшая мама в мире. Такая же красивая, как я для тебя, — смущенно попыталась объяснить мама. – Просто Сережа поздний ребёнок.

Колька недоверчиво посмотрел на маму, но уточнять про позднего ребёнка не стал, боясь ещё больше запутаться.

Сережа стал часто приходить к ним домой после уроков. У него не было отца, поэтому от Колькиного он не отходил ни на шаг. Колька даже начал ревновать. А вот к себе не звал.

В шестом классе Серёжа перешёл в другую школу, потому что они с мамой переехали в другой район. Кольку снова охватила паника. Да ещё к нему за парту посадили девчонку.

В выходные Сережа приехал к Кольке сам. Рассказывал про школу, про квартиру. Оказалось, они до этого жили с мамой в общежитии.

— Там пруды прямо за домом! Утки плавают, пиявки. Приезжай! – звал он Кольку, написал адрес и как доехать.

Две недели Колька уговаривал маму отпустить его к другу. Однажды, когда пришёл отец с работы, Колька услышал их разговор на кухне. Мама сказала, что Сережу взяли из детского дома, что такая дружба опасна, слишком он самостоятельный и смелый. Отец ответил, что Сережа умный хороший мальчик, что дружба с ним пойдёт Кольке на пользу, а то растёт маменькиным сынком.

Мама сдалась, но не отпустила Кольку одного. В следующие выходные поехала с ним. Сережа жил в одной из новостроек на окраине города.

Мамы разговаривали на кухне за чаем, а Колька с Серёжей пошли на улицу.

— На пруды не соваться! — крикнула им вслед Сережина мама.

— Хорошо, — ответил Сережа и подмигнул Кольке.

Конечно, они побежали сразу к прудам. Была весна, берега от недавно растаявшего снега были влажными и скользкими. Завидев людей, утки выходили на берег и нагло просили еды, крякая отрывисто и громко. У Серёжи в кармане куртки нашёлся кусок чёрствого батона. Утки дрались за каждый брошенный кусок. Кто пошустрее, ловил хлеб на лету.

Потом они кидали в пруд камешки, кто дальше. И Кольке казалось, что они как браться, а братья не расстаются никогда в жизни.

Откуда-то прибежал вислоухий щенок и стал охотиться на уток, которые ради хлеба вышли на берег. Щенок распугал их и загнал в воду, а потом и сам прыгнул за ними. Утки, испуганно крякая, вылезли на берег и разбежались. Щенок барахтался в грязной воде. Сережа, не раздумывая, спустился к воде и попытался вытащить щенка. Но тот только скулил и бросался прочь от протянутой руки.

— Найди длинную крепкую палку! — крикнул он Кольке.

Колька заметался по берегу в поисках, нашел длинную ветку.

— Держи крепк!, — крикнул отчаянный друг и стал наклоняться над самой водой, пытаясь ухватить испуганного щенка.

Палка, конечно, выскользнула из рук Кольки, и Сережа упал в воду, подняв столб грязных брызг.

— Не ходи вниз, здесь скользко! – крикнул он попытавшемуся спуститься к воде другу.
Колька остановился, не зная, что делать. У прудов никого не было.

А Серёжа барахтался в воде, пытался руками зацепиться за землю. Но соскальзывал по влажному илистому берегу назад в воду. В пруду оказалось довольно глубоко, и встать он не мог. А пёс выбрался из пруда и тут же убежал.

— Коля! Нам пора! – Услышал он голос мамы.

Бросил последний взгляд на друга и бросился прочь. Мама стоял у подъезда, ожидая его. Сердито отчитала, что сорвала голос, пока звала его, что Колька перемазался весь. А Колька подумал, что Серёжа ещё грязнее, что от мамы ему попадёт по полной, потому что она предупреждала, чтобы не ходили к прудам.

— А где Серёжа? – спросила мама, подозрительно глядя на сына.

— Там. Со щенком. — Он махнул рукой в противоположную от прудов сторону.

— Нам пора домой. Пошли быстрее. – Мама потянула Кольку к остановке, и он не сказал про барахтающегося в пруду Сережу.
Испугался, что попадёт, и ему не купят давно обещанный велосипед.

Всю дорогу до дома Колька молчал, боясь даже думать, что Сережа не выберется на берег. Но он же не виноват, Сережа сам полез спасать щенка. На вопросы мамы, как прошла встреча друзей, уклончиво отвечал, что всё хорошо.

Кольке так было стыдно, он так сильно переживал, что не помог другу выбраться, что не мог ни есть, ни спать. Только когда учительница сказала, что видела маму Сережи, что новая школа ему нравится, и он всем ребятам передавал привет, немного упокоился.

К Сергею он больше не ездил, и тот не приезжал тоже. Они встретились на олимпиаде по математике в десятом классе. Поздоровались сдержанно. Колька заметил, как вырос Сережа, стал совсем взрослым. Только и успел спросить, чем тот занимается.

— Борьбой, — охотно ответил Сережа.
И Колька услышал в этом осуждающий подтекст – занимается, чтобы не попадать в такие ситуации как на пруду, и отомстить таким предателям как Колька, бросившим друга в беде.

Тогда он и нашёл его страницу в соцсети и стал следить за жизнью друга. Уговорил мать отдать его тоже на борьбу в местном клубе. Но Кольке не понравилось заниматься, вскоре бросил.

Они встретились в институте. Вернее, Колька увидел друга, бегущего по коридору за руку с красивой девушкой. Колька никогда не видел таких голубых глаз, как у неё. Вскоре он увидел их общую фотографию на странице Сергея. Он долго рассматривал девушку, и сердце сжималось от ревности и зависти. Учились бывшие друзья на разных факультетах, виделись редко. Сережа был занят девушкой, не обращая внимания других. А Колька ни разу не подошёл к ним. Только следил за жизнью друга по соцсетям. Несколько раз собирался написать, но стыд за своё давнее предательство помешал.

***

Все эти годы Николай не забывал своей трусости и побега. И очень мучился. Ему казалось, что девушки не обращают на него внимания, потому что они видят его насквозь, знают о его поступке, что слово «трус» написано у него на лбу.

Однажды мама попросила его купить в подарок машинку для сына племянника. Николай стоял у разноцветных коробок в отделе игрушек, не зная, что выбрать. В нём проснулся мальчишка, захотелось купить всё сразу.

— Колька! – окликнул его кто-то радостно. – Надо же, Колька. Я сразу тебя узнал. Ты совсем не изменился. – На Николая смотрел красивый крупный молодой мужчина, широко и радостно улыбаясь.

— А ты изменился. — Николай тоже улыбнулся.
Он узнал бы его из тысячи, потому что видел, как бывший друг детства менялся и взрослел, но, конечно, не сказал об этом.

 

 

Сережа задавал тысячу вопросов, успевая рассказывать о себе.

— Друга встретил? – Колька повернул голову и встретился с голубоглазой красавицей с фотографии.

Николаю показалось, что на небе выглянуло солнце, так радостно стало от её взгляда.

— Познакомься, это моя жена Марина. А ты женат?
Николай не ответил, задохнувшись от нахлынувшей зависти.

«Марина. Какое красивое имя. Словно лодка покачивается на волнах и веет прохладным бризом», — подумал он.

— Нам пора. – Марина настойчиво посмотрела на мужа.

— Да, прости, нам действительно пора. – Серёжа достал из кармана визитку и подал Николаю. — Обязательно позвони. Нам нужно встретиться. Я же ничего не знаю о тебе. Не пропадай больше.

Николай взял визитку, но так и стоял, держа её в руке.

Сергей, наконец, заметил состояние Николая.

— Ты что такой?

— Сереж, прости меня. Я тогда струсил… — Николай выдавил эти проклятые слова, потому что больше не мог мучиться. – Я не трус, но тогда испугался, сбежал, не сказал про тебя…

Сергей перестал улыбаться и внимательно посмотрел на Николая.

— Ты все эти годы думал об этом? Переживал? Носил в себе? Вот дуралей! Я давно забыл уже. Сам же виноват, полез спасть пса. Ох, и влетело же мне от матери! Два дня не мог садиться. – Он снова улыбнулся, но улыбка быстро потухла. Он посерьёзнел, желваки заиграли на скулах. – Мама умерла в прошлом году. Я до сих пор не могу смириться с этим. Мне не хватает её.

Они ушли, а Николай долго смотрел им вслед, держа в руке визитку. Сергей несколько раз оглядывался, махал на прощание рукой и улыбался.

Сколько лет он терзался муками совести. Как просто было бы тогда приехать к нему, попросить прощения и дружить. Почему он этого не сделал? Николаю за многие годы надоело копаться в себе. Чего уж теперь. Сергей простил его. Другом назвал. Он расправил плечи и пошёл пробивать самую дорогую машину в красочной большой коробке.

Придя домой, он сразу включил ноутбук, нашёл на страницу Сергея и попросился в друзья, написав несколько приветственных слов. Откинулся на спинку стула и подумал, что у Марины наверняка есть такая же красивая подруга… Впервые за долгие годы он дышал свободно. Начал мечтать, как они будут дружить и общаться, навёрстывая упущенное время.

Николай подумал, что настоящая дружба проверяется временем, обидами, ссорами, примирениями и ещё бог знает чем. Что из сотен «друзей» у него нет ни одного такого, как Сергей. И надо почистить от них страницу. Достаточно одного, настоящего.

Много о чём думал Николай в тот день. Что есть ещё время исправить свои ошибки. Что сделает всё возможное, если Сергею или его Марине потребуется помощь. Больше не сбежит, не струсит. Он справится.

«Хорошие друзья, хорошие книги и спящая совесть – вот идеальная жизнь».
Марк Твен

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.23MB | MySQL:47 | 0,288sec