Долгая дорога домой. Рассказ.

Воскресное утро в частном доме на окраине города. На столе лежат два свёртка в серой обёрточной бумаге. В одном — палка ливерной колбасы, а в другом, излучающий немыслимые запахи, хороший ломоть колбасы любительской. Хозяин только, что принёс их из магазина, положил на стол и вышел.

Серый, лохматый кот Василий осторожно поднял морду, и втянул носом. В животе заурчало. Хозяйка Нина за стенкой что-то сердито говорит детям. Они возятся в соседней комнате. «Такого случая может больше никогда не представится!» — думает кот и решается.

Он ловко и бесшумно прыгает на стол. Осматривает свёртки. Делает выбор на любительской. Но потом обнюхивает свежую буханку хлеба. Зажаристая корочка искушает. Он несколько раз откусил и быстро прожевал. «Чего это я?» — одёргивает он себя, — «Я не собираюсь получать оплеухи из-за какой-то корки хлеба. Если и пострадать так за неё!»

Он подтягивает лапой колбасу поближе к себе и рвёт бумагу. Откусив несколько кусков, он решает унести добычу в удобное место и не спеша там насладиться. Но входит хозяин.

Василий быстро вцепился зубами в кусок и спрыгнул со стола. Никита заметил воришку и кинулся за ним. Они мечутся по комнате, как белка в колесе. Оставляя за собой обрывки бумаги и куски колбасы. Всё это сопровождается матом хозяина и урчанием кота. Кот, помимо того, что убегал от погони, прямо на ходу жрал колбасу.

Наконец гонка закончилась. Схватив кирзовый сапог, что стоял у порога, Никита метнул его в вора. Кот рявкнул, и выпустил остатки добычи. Тут он и был пойман.

На шум вышли жена и дети.

— Ах ты, паршивец! – возмущается хозяйка, — Сожрал наш недельный завтрак. Теперь будем завтракать только хлебом…

— Да, ладно… — пытается вступиться за кота муж, — Тут колбасы-то…

— А вот ещё ливерная осталась, — говорит сын Серёжа, показывая на стол, — Целая.

— Ну, конечно! – восклицает мать, — Эту он нам оставил. Так! – обращается она к мужу, — Чтобы сегодня же его больше не было в нашем доме! Ясно?

Никита, молча, пожал плечами и глянул на кота, которого он держал за шиворот.

Спустя час, кот, сидящий в мешке, ехал с хозяином на электричке. Никита хоть человек деревенский и не сентиментальный, но утопить кота не мог. Рука не поднималась. Хотя жена приказала – «именно утопить, эту дрянь». «Ясно, что она сгоряча», — убеждает он себя, — «Кому понравится, когда кот лазит по столам, и жрёт всё, что ему понравится».

Василий сытый, но не на шутку перепуганный тихо сидел у ног хозяина. Он ожидал хорошей трёпки веником или ещё чем, но такого, нет. Кот принюхивается к незнакомым запахам и слушает грохот колёс.

Наконец, мешок подняли и понесли. Свежий воздух немного успокоил кота. Никита прошёл по перрону и свернул в лес. Макушки сосен тихо покачивались, сбрасывая шишки. Мужчина постоял немного, размышляя, что делать. Развязав мешок, опустил его на землю. Затем, кот услышал быстро удаляющиеся шаги. Стало тихо.

Василий выбрался из мешка и огляделся. Он никогда не был в лесу, и запахи вскружили ему голову. Он долго лежал, втягивая носом ароматы трав и хвои.

Потом опомнился и бросился следом за хозяином. Его остановил грохот огромного зелёного чудовища, что неслось по стальным канатам. Когда оно скрылось, кот снова вылез из укрытия и продолжил поиски хозяина. Нет никакого следа.

«Ладно!» — думает кот, — «Сам доберусь домой. Только не пойму, почему он меня здесь оставил? Забыл, наверное. Вон, какая тут красота. Положил мешок, а потом забыл где. Люди, люди. Какие они рассеянные». Так началось путешествие Василия домой.

 

 

Почти неделю он пробирался через заросли и кусты в совершенно пустом от людей лесу. Только на восьмой день он услышал отдалённые голоса. Выйдя на открытое пространство с небольшими домиками и насаждениями вокруг, кот успокоился. «Ура – люди!» — обрадовался он, — «Меня накормят!»

Но, к сожалению, его не только не накормили, а кинули в него осколком кирпича.

— Пошёл вон! – орал мужик в трусах и майке, — Только тебя нам не хватало. Пошёл!

— Гони, гони его! – кричала вдогонку дама, — Не хватало ещё, детям заразиться от это паршивого кота какой-нибудь гадостью. Приехали, называется отдохнуть на дачу!

Василий поспешно удалился. Спрятавшись в кустах малины, он заснул. Только к вечеру ему удалось полакомиться кусочками шашлыка, оставленными на тарелке в беседке. Несколько дней он вёл ночной образ жизни, для безопасности. Ловил мышей, благо их здесь вдоволь, гонялся за мокрыми лягушатами, а днём прятался в укромном месте и отсыпался. Отдохнув и набравшись сил вблизи «дружелюбных» людей, он снова отправился в путь. Так пролетело лето.

Зарядили дожди. В мокрую, промозглую погоду он старался найти крышу и переждать непогоду. Но таких мест становилось всё меньше. Дачи опустели. Переходя от одного дачного участка к другому, он искал укрытие и пропитание.

Наконец ему повезло. В один из солнечных, осенних дней он забрёл в дом, где ещё были люди. Василий подбежал к женщине и громко мурлыча, принялся тереться о её ноги. «Возьмите мня себе!» — кричало всё его существо, — «Не пожалеете! А какой я ласковый и как пою…» Он не успел закончить своё резюме, как его больно пнули в бок.

— Фу! Фу, пошёл отсюда! – заорала женщина, — Гена! Убери этого кота. Не хватало ещё, чтобы он спрятался в нашем домике и издох. Помнишь, как прошлой зимой тот кот… Фу! Проследи, чтобы он ушёл с нашего участка. Не хочу дохлятину дома найти весной. И закрой все окна! Ген, кому говорю!

— Да иду я, — проворчал голос из дома, — Иду!

Василий бросился бежать. Он долго бежал, пока не забрёл в сухую веранду с небольшой дыркой в окне. Здесь на диванчике он свернулся калачиком и заснул.

Проснулся от того, что его кто-то обнюхивал и фыркал. Открыл глаза и подпрыгнул. На него смотрело странное, рыжее существо похожее на лысую крохотную собачонку на тоненьких ножках.

— Ты кто? — поинтересовался кот, — Я — кот Василий.

— Я — Жужа! — виляя хвостом, загнутым в колечко, ответило чудо, — Я любимая собака хозяйки!

— Да, ладно? – засомневался кот, и тщательно обнюхал Жужу, — Действительно! Пахнет псиной, но… — он заметил у порога миску с едой и направился к ней, — Ты щенок?

— Нет! – кокетливо возразила собака, — Я уже лет пять живу у хозяйки. Хочешь с нами жить?

— Ну! – ответил кот, вылизывая паштет из миски, — Если тебя всегда так кормят, то я не против. Только, что скажет хозяйка?

В этот момент двери отворились, и крупная женщина вышла на веранду.

— Жуженька, девочка моя, — начала женщина, ласково улыбаясь, но заметила кота у миски, — А-а-а! Пошёл вон! Сёма, тут кот хочет съесть нашу Жужжу! Помоги нам! Да, где ты?

С улицы послышались шаги. Василий забился под лавку.

— Ларочка, что случилось? – спрашивает мужчина, поправляя очки, — Я всё погрузил, можем ехать.

— Тут кот! – брезгливо тычет она пальцем, — Выгони его. Он съел всё, что я дала Жужечке! Она бедняжка голодная теперь. Где моя сумка? Надо её покормить…

— Ларочка, накормим Жужу дома, — просит мужчина, — Сегодня последний тёплый день, надо съезжать с дачи. Посмотри, мы последние. Все уехали, Ларочка!

— Выгони его! – просит женщина. С обиженным видом, берёт собачку на руки и идёт к машине, — Закрой всё!

Василий не стал ждать ударов палкой или веником, а выскочил вон. Сытый, но совершенно потерянный, он весь день бродил по участкам. Ночью забился под доски у дома и заснул. Спустя какое-то время услышал шорохи. Поднял уши и прислушался. Он явно здесь не один.

По дорожке медленно шла красивая, пушистая, рыжая кошка. Василий ободрился и вылез из укрытия. Кошка шарахнулась и зашипела.

— Ты, чего? – успокоил он, — Свои! Я — Василий, а ты?

Она села на тропинку и внимательно посмотрела на него.

— Я Мурка! – представилась она, — Я живу здесь. А ты чего тут делаешь?

Василий поделился с новой подружкой своей грустной историей, как его забыли в лесу, и как он теперь пробирается домой.

— А меня, похоже, тоже забыли, — загрустила Мурка, — Я давно здесь одна…

Подойдя ближе и обнюхав красавицу, Василий понял, что она беременная.

— Что будешь делать? – спрашивает он, — Скоро совсем холодно будет. Снег выпадет.

— Не знаю, — вздыхает кошка, — А что такое снег?

— Ты никогда не видела снега? – удивился он.

— Нет! – ответила Мурка и пояснила, — Я родилась осенью, но жила в квартире и снега не видела. А весной меня привезли сюда.

— Снег – это плохо! – начал Василий, — Но и это не самое худшее. Будет так холодно, что можно замёрзнуть. У меня был знакомый кот. Так его хозяева оставили на ночь на улице, он отморозил уши.

— Как это? – испуганно спрашивает она.

— Кончики ушей почернели и стали, как бумажные, — вспоминает он, — Говорил, что болели… А потом отвалились. Смешной стал… Уши, как отстрижены. Только разной длинны.

Он посмотрел на живот кошки и пожалел её.

— А можно совсем замёрзнуть, — говорит он, — Уходить надо. Пока не настали морозы и не выпал снег. Надо найти тёплое жильё, где сможем переждать зиму.

— Нет, я останусь здесь, — отказалась Мурка, — За мной обязательно вернутся, вот увидишь.

Василий не стал отговаривать доверчивую глупышку. Предложил подождать вместе несколько дней.

— Так и теплее вдвоём… — говорит он, — А если, что я могу тебя защитить… Ладно, ждём твоих хозяев.

Прошло ещё несколько дней. Ночами вода в лужах замерзала, покрываясь тонким льдом. Днём солнце прогревало воду и снова появлялись лужи. Настал день, когда вода больше не растаяла. Полизав лёд, кошки отправились в дорогу.

Почти месяц они брели по полям. Василий ловил мышей и таскал их беременной Мурке. Она округлилась. Ночами, они, прижавшись, согревали друг друга. Когда выпал первый снег кошки добрались до деревни. По хрюканью и чавканью из хлева они поняли, что им сюда.

Поросята с любопытством следили, как два измученных кота жадно лакают из их корыта. Потом забравшись повыше на сеновал, они долго отсыпались с дороги. На следующий день Мурка родила двоих котят.

Почти месяц они прятались от постороннего взгляда. Но в одно прекрасное утро писк котят привлёк внимание хозяина. Он заглянул в укрытие. Василий с виноватым видом сидел рядом с котятами.

— Так! Квартиранты значит! – воскликнул мужчина, подсмеиваясь, — Ну, ну!

Василий прижал уши, ожидая оплеухи, но не покинул котят.

— Придётся вам тоже миску поставить, — спускаясь, ворчит он, — Только, чур, мышей всех извести! Чтобы чисто было!

Когда вернулась Мурка, то обнаружила миску молока. Они с Василием вдоволь напились и успокоились.

— А может, — спрашивает Мурка, — Здесь останешься со мной? Я теперь никуда не пойду, — она показала мордой на котят, — Ну, куда я с ними?

— Я бы остался, — отвечает Василий, — Но меня дома ждут! Там без меня никак, сама понимаешь…

Так они прожили всю зиму на сеновале. А когда растаял снег и на деревьях набухли почки, Василий отправился в путь.

В конце июня, сидя в огороде на лавке Никита увидел худого, ободранного, всего в колючках Василия. Кот радостно подбежал и громко мурлыча начал тереться о его ногу. «Хозяин, хозяин, я вернулся! Ура, я дома!» — тыкался кот мордой в мужчину, — «Ты рад, что я нашёлся? Как я люблю тебя, хозяин!»

Никита растерялся от такого неожиданного появления кота. Он был уверен, что тот не вернётся. Машинально опустил руку и погладил его по спине.

— Ладно! Живи! – произнёс он виновато.

***

Как легко мы берём на себя право решать – кому жить, а кому нет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.58MB | MySQL:47 | 0,077sec