Дочка рыжего соседа.

 

Аня вбежала запыхавшись с улицы, на их пятый этаж она влетела, перескакивая через две ступеньки, и дыша, как паровоз, выпалила, — Мам, я знаю, кто мой отец, тётя Сима, что с собачкой Булькой гуляет, мне сейчас сказала!

— Так уж и сказала? — Инна улыбнулась и сняла пенку с бульона, что стоял на плите, — Молодец, что пришла, Нюта, обедать будешь?

— Мам, ты что, не понимаешь что про обед я и думать не хочу? Ты почему меня всегда обманывала, что папа нас бросил и уехал с богатой иностранкой? А я всегда знала, что всё не так, меня дядя Слава и на санках с Борькой катал, и мороженым угощал. И зовёт меня ласково — рыжее солнышко, он ведь тоже рыжий, как и я! А тебе дядя Слава сумки на пятый этаж всегда помогал носить, а когда у нас мойка в кухне засорилась, ты же его и позвала. Почему это, а? И Борька рыжий, он наверное брат мой, а я всегда это знала. Борька добрый, ему дядя Слава мелкие деньги даёт, а Боря мне шоколадки покупает. Конечно, жалко немного, если он мой брат, я бы за него замуж пошла.

— Нюта! — мама положила на тарелку шумовку, — Ну что ты мелешь, ну какой же дядя Слава твой папа? Он ведь на тёте Тасе был женат, на Борькиной маме.

— Вооо-от, тётя Сима так и сказала, что Таисия с горя заболела, наверное не вынесла она измены мужа, да и померла. Инна так и села от этих слов на табурет, — Да что ж это такое? Тётя Сима эта совсем уже в маразм вошла такую чушь говорить, да ещё ребёнку! Да как ты о матери своей такое подумала? И вообще, если бы такое было, я бы разве смогла вот так, у всех на виду тут жить? Да я бы уехала куда глаза глядят от стыда.

— Ага, так я и знала! А ты не уехала, потому что сильно дядю Славу любила. Ну ведь так, да? Ну так же? И потом тётя Сима это всё не мне рассказывала, а собачке своей Бульке. Видишь, говорит, Булька, вот и Анечка идёт, такая же рыженькая, как и папка её, Славочка — наш сосед. Ну и всё остальное сказала.

И вообще, я уже не ребёнок, мне двенадцать через месяц будет, я уже всё понимаю, — вспыхнула Аня.

— Господи, Нюта, ну это всё неправда, — от бессилия Инна рассмеялась. Вот ведь люди, напридумывают чёрти что, задурила дочке голову эта тётя Сима, а она и рада поверить. Конечно девочка растет без отца, не парень, но ей тоже папа нужен. А Слава сосед — хороший отец, жену два года назад схоронил, но не раскис. Сына один растит, Боре поди уж тринадцать, он на год Анютки постарше. А про отца Анюткиного Георгия и вспоминать не хочется. Обманщик, пустой человек. Инна вздохнула и бросила в куриный бульон лапшу,

— Нюта, мой руки, скоро будем обедать.

Аня дула на горячую лапшу, морщились, бульон был горячий, но ждать не хотелось — куриный суп очень вкусный.

Инна смотрела на Анюту, и вспоминала.

С Георгием они в гостях познакомились. Он был постарше, ухаживал красиво, цветы дарил. Говорил красивые слова, через месяц предложение сделал. Инна была на седьмом небе от счастья — как же ей повезло! Решили, что жить вместе будут, Инна в общежитии жила, а у Георгия хорошая квартира. Инна почти сразу забеременела, переживала, что платье свадебное мало будет. Но однажды Георгий пришёл очень озабоченный, сказал, что ему ненадолго надо уехать. А оказалось — навсегда, он встретил женщину из другой страны и с ней уехал навсегда. Квартиру свою продал через риэлтора, правда распорядился купить Инне квартирку попроще, спасибо ему хоть за это. Вот и живут в ней Инна и Анютка по сей день.
Через неделю Инне кто-то позвонил с незнакомого номера. Пару раз она звонок проигнорировала, но незнакомец позвонил опять и Инна ответила.

— Привет, а я тебя разыскал! — голос был незнакомый, и Инна уже хотела отключиться, но услышала, — Это я вернулся, Инна! К тебе и к дочке вернулся, ты как, рада? Не смог я там жить, другая страна, люди равнодушные, тоска просто. Да и моя так называемая жена наврала мне про свой возраст, ни детей, ни радостей, устал я там жить.

— Георгий, это ты? — Инна не поверила своим ушам, — В смысле — ты вернулся? Мы тебя не ждали, мы с тобой не женаты, дочь тебя знать не знает!

— Узнает, Инночка! Я человек теперь обеспеченный, развелся, имущество поделили, бизнес у меня там был. Так что заживём, Инна, мы же хотели пожениться?

— Так сколько лет прошло, Георгий, ты что, ты же уехал, бросил нас, разве может у нас с тобой теперь что-то быть? Найди себе другую, — Инне стало не по себе, так он был настойчив.

— А я о тебе справочки навёл, женщина ты ещё молодая, красивая по прежнему, одинокая, скромная и правильная. Мне другая не нужна, да и дочка родная наконец-то мне душу будет радовать. Думаешь, я тебе просто так эту квартирку купил, из чувства альтруизма? Нее-ет, это я себе запасной аэродром оставил, а как ты думала? Так что на днях я заеду.

Инна в ужасе откинулась на спинку дивана.

Когда он её бросил, она поначалу думала, что это неправда, что он вернётся. Потом поняла, что Георгий её никогда не любил и ему наплевать на неё и ненавидела его. А потом она о нём забыла, вычеркнула из жизни, кто бы мог подумать, что он захочет вернуться, и зачем?

— Мааа-ам, мы у нас с Борей музыку послушаем, ладно? — Анютка вернулась с улицы, увидела выражение лица Инны, — Мама, что случилось? Инна не выдержала и слёзы покатились, — Да так, дочка, на работе не ладится.

— Ну ладно, мам, мы тогда у Бори музыку послушаем, мы недолго, — и они ушли. А через полчаса — звонок в дверь.

Инна даже вздрогнула, неужели Георгий, от него похоже всё можно ожидать.

— Инна, это Слава, отец Бори, я на минуточку, — послышалось из-за двери и Инна радостно открыла.

— Анечка сказала, что у вас какие-то проблемы, они с Борей у нас на компъютере в игру играют. Может я могу чем-то вам помочь?

У Славы в глазах было столько участия, что Инна сама не знает почему, вдруг всё ему рассказала.

— И знаете, Слава, я теперь его даже боюсь, он мне угрожать стал, не знаю, что мне делать!

— Не бойтесь, Инна, пусть он приходит, я с ним чисто по-мужски поговорю. Только не переживайте, мы без кулаков разберемся, — и Слава улыбнулся. У Инны сразу высохли слёзы, рядом со Славой ей было надёжно и хорошо. Она его знала много лет и доверяла этому открытому доброму парню. И пожалуй он ей был даже симпатичен.

План, который предложил Слава, Инне понравился …

Когда Георгий позвонил в дверь, ему открыл Слава в майке, трениках и фартуке, держа в руках сковородку,

— Вам кого?

— Я к Инне, — удивлённо глядя в глубь квартиры, сообщил Георгий, — А вы кто?

— Я её муж, Инна с детьми на кухне, — улыбаясь сообщил Слава. Тут же из кухни вышла Инна в халатике и рыжие и даже чем-то похожие Анюта и Борис. Георгий попытался что-то сказать, но Слава вышел из квартиры, оттеснив Георгия, и прикрыл дверь в квартиру,

— Слушай ты, падаль, если ты ещё раз зайдешь к моей женщине или подойдёшь к моим детям, тебя никакие деньги не спасут, понял? И про квартиру забудь, я про тебя всё знаю, ты им в пять раз больше должен, чем эта однушка в пятиэтажке, понял? Радуйся, что у меня сегодня выходной и я не при исполнении, и не вздумай ей больше угрожать! Исчезни, если увижу тебя ещё раз — пеняй на себя!

Георгия словно ветром сдуло, а Инна, Слава и Аня с Борей потом долго хохотали!

— Расскажи ещё раз, дядя Слава, как ты ему сказал? Ты ведь полицейским прикинулся, да? — хохотала Аня.

— Да, а ещё я сказал, что если он подойдёт хоть раз к моей женщине — ему не сдобровать, — Слава, говоря это, смотрел прямо в глаза Инне.

Аня толкнула Борю в бок, — идём, пусть они вдвоем поговорят.

— Инна, ты мне давно очень нравишься, я конечно может не такой, не очень богатый, но я подумал, — Слава никак не мог слова подобрать, махнул рукой, потом к Инне подошёл и вдруг обнял её и поцеловал. И она его не оттолкнула.

Свадьбу играли всем домом. Инна была потрясающе красива, Слава глаз с нее не сводил.

— Мама, а теперь же Борька будет моим братом, да? — шепнула Инне Анюта, — И мы с ним теперь точно не сможем пожениться?

— Нюта, ну включай голову, — дядя Слава услышал это и улыбнулся.

 

 

— А я всегда говорила, что Слава ей, как папка! — вдруг вылезла откуда-то тётя Сима, — Эххх, хорошая семья получилась, дай-то бог вам счастья, уж горестей то вам хватило уже! Иди, Булька, скушай со мной колбаски за молодоженов. Вот теперь вся семья вместе — и душа на месте, ишь, рыжики какие!

Через год у Инны и Славы родилась рыженькая девочка Аришка.

— Ну что, золотинки, рыжие солнышки мои, — зовёт детей Слава и счастливо улыбается, глядя на детей и любимую жену Инну.

Где любовь и совет — там и горя нет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.22MB | MySQL:47 | 0,337sec