Чужие ягоды

Лена как-то с детства не отличалась хорошим характером. То ли, потому что родили ее очень поздно придумали, поэтому и исполняли любое ее желание, то ли потому, что просто такой уродилась. Но с утра до вечера в квартире были только вопли и плач. То одно ей подай, то другое, то это хочу, то не это. Соседи говорили Анне Павловне:

-Ремня ей пару раз всыпать, может и перестанет так себя вести.

Анна Павловна обижалась, уходила, а дома продолжала исполнять все капризы доченьки. Время шло, Леночка подрастала. Нужно сказать, что красивая девка выросла. Такую увидишь, взгляда не отведешь. Только вот характер.. С трудом окончив школу, Лена наотрез отказывалась дальше учиться. Тут уж папа не выдержал, стукнул кулаком по столу. И Лена даже испугалась. За всю свою жизнь, она не слышала ни разу, чтобы папа голос повышал, а уж чтобы кулаком… Лена, скрипя зубами, подала документы в торговый техникум, благо у мамы были там знакомые. В общем, Леночку пристроили.

 

 

Папа Лены всегда хорошо зарабатывал, поэтому Леночка и не знала ни в чем отказа. Привыкла она к такому положению вещей, к хорошему привыкают быстро. Но аппетит приходит во время еды.

Когда Лена начала учиться, то поняла, что это намного веселее, чем учеба в школе. На старших потоках были очень даже приличные парни. Видно было, что учатся они здесь, совсем не потому, что у них рвение к профессии, а потому, что их, как и Лену, родители просто заставили учиться. Очень быстро Лена попала в компанию тех, кто был за то, чтобы жить весело.

Учебу Лена стала посещать редко и неохотно. Зато все чаще приходила домой с запахом алкоголя. Мать учуяв запах первый раз, ничего не сказала ни Лене, ни отцу. А во второй раз, когда Лена постаралась не качаясь проскочить в свою комнату, Анна Павловна схватила ее руку и затащила на кухню.

-Лена! Ты что делаешь? Не рано домой пьяной приходить?

-А кто пьяный, мать, ты ку-ку.

-Я тебе устрою ку-ку. Мы для чего тебя растили? Чтобы ты спилась под забором?

-Что ты начинаешь? Надоела своими нотациями! Отстань от меня уже! Иди вон отцу почитай нотации! Я взрослый человек! Как хочу, так и живу.

Лена вырвала руку, и скрылась в своей комнате. Анна Павловна стояла, чуть не плача. Что же это такое? Ее кровиночка, ее Леночка.. Пьет и хамит еще.

Мужу она ничего не сказала, Но вот деньги на карманные расходы Леночке на ее сумочку не положила. Она слышала, как дочь утром, собираясь на учебу, бубнила. Но к ней не подошла. Ничего, пусть побудет взрослой.

На следующий день Анна Павловна снова не оставила денег. И еще один. Вот на третий день Лена влетела на кухню, как фурия.

-Мама, что происходит? Ты мне предлагаешь слюнки глотать, когда остальные в кафе обедают?

Анна Павловна спокойно пила чай. Потом повернулась к дочери.

-Ты можешь сделать себе бутерброды. На перемене поешь.

-Денег мне дай!

-Денег больше не получишь. Если что-то нужно, то говори-я куплю.

-Так, да? Ну, вы все еще очень пожалеете об этом!

Лена с грохотом хлопнула дверью. Муж Анны Павловны удивленно поднял бровь.

-А что у нас происходит? Я что-то пропустил? Вы когда успели поссориться?

-А мы не ссорились. Она сказала, что взрослая, чтоб в ее жизнь не лезли, вот я и не лезу.

Муж хмыкнул, ничего не сказал жене, но подумал-давно пора. Совсем избаловали девчонку. А вечером…

Анна Павловна с мужем смотрели телевизор. На улице был уже глубокий вечер, а Лены еще не было с учебы. Вдруг они услышали в прихожей голоса. Вышли. Там была Лена, а с ней какой-то длинноволосый парень. Оба были в стельку пьяны. Отец Лены грозно спросил:

-Что здесь происходит?

-Папа! Мама! Выперлись уже? ик! Это Гена! Он мой жених.

Лена засмеялась собственным словам, Гена поддержал ее смех, его длинные волосы при этом подпрыгивали, создавалось ощущение, что они живые и жизнь у них своя.

-Жених? Отличный выбор!

-Что вы имеете против Гены? Вы должны уважать мой выбор! Гена будет сегодня ночевать у нас.

И Лена попыталась пройти в комнату сама и провести с собой своего ухажера. Анна Павловна схватилась за сердце, А папа схватил Лену за руку, закинул в комнату и закрыл дверь. Потом осторожно взял за воротник Гену и выставил его за дверь. Лена попыталась выйти из комнаты, но отец толкнул ее обратно, и зашел сам. Стянул с себя ремень, сложил и наподдал дочке по первое число. Лена визжала, кричала, грозила ему милицией, обещала уйти из дома, отравить их и много чего еще, но с каждым ударом ремня заметно трезвела.

Отец бросил ремень в угол и вышел из комнаты. Анна Павловна стояла ни жива, ни мертва, она никогда не видела мужа таким.

Через пол часа ему стало плохо. Так плохо, что он слабым голосом сказал:

-Ань, что-то жмет у меня в грудине. Сильно жмет, наверное, скорую нужно.

Скорая не успела. Муж Анны Павловны скончался, когда доктора еще шагали по лестнице. Когда женщина поняла, что мужа, защитника, хозяина больше нет рядом, то с криком упала ему на грудь. Рыдала страшно, больно, громко. Из комнаты выглянул заплаканная Лена. Не сразу поняла, что происходит. А когда поняла, то бросилась вон из квартиры.

Правда гуляла недолго. Голова проветрилась, она поняла, что натворила, что отца теперь нет, что мать дома совсем одна, а потом она поняла, что жизнь очень поменяется, ведь деньги в дом приносил отец, у матери была мизерная зарплата.

Лена вошла в квартиру. Анна Павловна стояла на кухне. Свет не был включен. Лена щелкнула выключателем.

-Мам, чего в темноте?

Анна Павловна не обернулась, не отозвалась…

-Мам, ну что? Ну, я –то в чем виновата?

Мать продолжала молчать. Тогда Лена собрала все свое мужество и сказала.

-Мам, ну прости..

Мать повернулась к ней. Ее взгляд был пустой.

-Прости? Мне тебя простить? Ты у отца проси прощения, у меня не нужно.

Она прошла мимо Лены, как будто она чужой человек. Закрыла дверь в сво комнату, как ы давая понять, что следом идти не нужно.

Лена потопталась еще какое-то время на кухне. Ее волновал один вопрос. Как они теперь жить будут?

На похоронах Анне Павловне несколько раз становилось плохо. Ей давали нашатырь понюхать, и она снова склонялась к гробу. Когда пришло время прощаться всем, подошла и Лена. Мать глянула на нее и сказала:

-Отойди.

Лена испуганно посмотрела вокруг. Но мать повысила голос:

-Отойди.

Лена шагнула назад. Люди зашептались. Поминки, люди, Лена старалась. Посуду уносила, приносила, мыла. Но мать не обращала на нее никакого внимания. Когда все разошлись, Лена увидела, что мать собирает чемодан. Она с тревогой за ней следила. Но Анна Павловна молчала. Когда чемодан был собран, Она поставила его в прихожей, а сама вернулась в комнату и легла. Лена тихо к ней подошла.

-Мам, зачем тебе чемодан?

Какое-то время мать молчала, потом села.

-Лена, если бы тебе было 10 или даже 15, и ты довела бы отца до сердечного приступа, то я бы не смогла тебя ни в чем винить. Но тебе 19, и ты уже понимаешь, что ты делаешь, что вытворяешь. Ты хоть понимаешь, что ты убила отца?

Лена вскочила.

-Никого я не убивала. Я же не виновата, что он такой нежный оказался. Мне 19, и у меня должна быть личная жизнь!

-Вот и я об этом. Я завтра переезжаю на дачу. Заберу необходимые вещи, а ты живи. Хочешь личной жизнью, хочешь общественной.

-Интересно, а за что я жить буду?

-Лена, ну ты же взрослая, сама говорила. Решай свои проблемы сама. Может твой жених Геннадий будет тебя содержать. Я не могу знать.

Мать снова легла и отвернулась к стене. Лена понимала, что разговор закончен. Она была в ярости. Мать должна быть раздавленная, и лежать не переча. Не споря. А тут, посмотрите на нее, какая стала. Но, потом, когда Лена лежала в постели, ей пришла в голову мысль-мать просто воспитывает ее. Хочет напугать, подчинить. Она надеется, что Леночка испугается, и дальше будет во всем слушать мать. А на самом деле она никуда не поедет, а если и поедет, то на недельку, не больше. С этими хорошими мыслями Лена уснула.

Утром ее никто не будил, поэтому она отлично выспалась. В квартире было так тихо, как будто Лена одна. Она встала, прошла по комнатам, и правда никого не было. Потом уже увидела на столе связку маминых ключей и несколько тысячных купюр. Рядом записка-пока найдешь работу.

Лена даже ногой топнула. Какая работа? Она совершенно не готова работать. Но потом успокоилась. Конечно, мать ее запугивает. К вечеру у Лены в квартире был полный аншлаг. Вся компания в сборе, деньги есть, гуляем. Дым в комнатах стоял такой, что с трудом было можно вообще что-то рассмотреть. Два Раза приходили соседи. Смотрели на Лену в изумлении и говорили:

-Лена, ты только вчера отца похоронила, а сегодня такая гулянка. Или вы тихо себя ведете, или мы вызовем полицию!

-Вызывайте. Мне плевать и на вас, и на вашу полицию.

У Лены частенько стали ночевать какие-то мужики. Они-то и снабжали Лену продуктами и алкоголем. Но в один из трезвых дней Лена поняла, что нужно устраиваться на работу, иначе скоро придет каюк. Неделю ходила по собеседованиям, наконец, нашла то, что ее вполне устроило. Работа не пыльная, конечно, и зарплата не ахти какая, но побольше, чем у некоторых. Лена приступила к своим обязанностям, параллельно знакомясь с коллективом.

Мужиков нормальных не было, разве что начальник, но он был женат.. Хотя.. Кто такая жена? Она ведь тоже не была когда-то женой. Лена решила, что нужен ей именно он. Ведь тогда можно будет не работать.

Анна Павловна уже два года не видела свою дочку, поэтому, когда Лена вошла во двор, сначала растерялась. Лена очень изменилась. Осунулась, повзрослела. В глазах печаль.

-Привет..

-Здравствуй, Лена..

-Не прогонишь?

-Не прогоню. Какими судьбами? Ты же дачу не жаловала, и маленькая сюда ездить не хотела.

Лена села на лавочку. Вздохнула.

-Мне поговорить с тобой нужно.

-В дом пошли, покормлю тебя с дороги. Они вошли в дом, Лена скинула куртку, и Анна Павловна вскрикнула. Дочка была беременна, судя по животу-месяцев 7-8. Как она сразу-то не заметила. Говорить ничего не стала, просто накрыла на стол. Лена ела молча. Потом отодвинула тарелку.

-Спасибо.

-На здоровье.

-Ну, чего не спрашиваешь, где твоя дочь пузо нагуляла?

-А чего спрашивать, какая теперь разница. Я так понимаю, что папы нет…

-Есть, но он женат, и ребенок ему не нужен. И мне не нужен.

-Лена, что ты такое говоришь? Как не нужен? Ты же мать, это же твое дите.

-Ну, нет во мне материнского инстинкта. Понимаешь, нет! Мне жить хочется, полной грудью дышать, а пеленки стирать.

-Ты приехала мне это сказать?

-Да нет.. Подумать приехала.

-Это правильно. Подумать тебе нужно, крепко подумать.

Лена пробыла у матери три дня, потом стала собираться в город.

-Ну, что надумала?

-Ничего не надумала.

Лена уходила по дороге, а Анна Павловна смотрела ей вслед и плакала.

-Господи, сохрани мою доченьку…

А через месяц женщину разбудил какой-то звук. Ей показалось, что от дома отъехала какая-то машина. Она выглянула в окно, и правда, еще видны были габаритные огни легковушку. Может воры какие? Брать у Анны Павловны было особо нечего, но она решила выйти, посмотреть. Зажгла свет на улице, вышла на крылец. И увидела на нем сумку переноску. В таких детей маленьких носят. Как-то сразу нехорошо сердце защемило. Она осторожно спустилась на одну ступеньку. Присела. Заглянула в переноску.

Анна Павловна сразу поняла, что это девочка. Такая прекрасная, маленькая. Она спала, как ангелочек. В переноске лежала записка. Женщина уже догадывалась, от кого она.

Мама, это твоя внучка, зовут Настя. Все документы в кармашке. Я уезжаю. Мне нужно устраивать личную жизнь. Пусть она немного побудет у тебя. Годик, я вернусь и заберу ее.

Анна Павловна заплакала. Как, каким образом, у них получилось вырастить такое чудовище? Оставить крошку, совсем маленькую… А самой ехать что-то там устраивать.

Ребенок зашевелился, Анна Павловна подхватилась и понесла сумку в дом. Дома на кровати распеленала. Это была девочка. Хорошая, красивая девочка.

-Настенька.. Ничего, мы с тобой жить будем, ты хорошей будешь, не такой, как твоя мамка…

С этого дня хлопот у женщины появилось. Вспомнила Анна все, и как пеленать, и как кашки варить. Пришлось соседям сказать, что дочка лечиться уехала далеко, и ребеночка бабушке оставила. Что он еще могла сказать? Не хотела женщина, чтоб за ее спиной шептались. Только вот время шло, дочка все не появлялась. И потихоньку соседи стали понимать, что не нужен дочке ребенок, а Анне Павловне придется растить внученьку одной.

Жалко им было женщину. Вроде и неплохая. Не пьющая, одинокая. Домик у нее старенький, небольшой. Но участок всегда в порядке. И ягодки растут, и огурцы. Тепличка, хоть и старенькая, но в порядке. Все понимали, что тяжело ей-пенсия совсем маленькая, но Анна Павловна никогда не жаловалась. А соседи, такие же пенсионеры, особо помочь не могли. Хотя и не пытались, знали, что женщина откажется, а может, и обидится.

Настеньке было уже пять лет, когда Анна Павловна сломала ногу. Да так неудачно, что пришлось ее снова сломать, да опять гипс накладывать. Настенька понимала, что бабушка не может много из того, что делала раньше. Женщина с трудом готовила обед. Опираясь на табуретку, допрыгивала до плиты. Хорошо хоть, что вода в домике была.

Ногу Анна Павловна сломала ранней весной. С тоской смотрела в окно на свой зарастающий травой огородик. Плакала иногда, говорила внучке:

-Ох, Настенька, ничего мы с тобой в этом году не посадили. Что кушать будем-совсем непонятно.

-Бабушка, ты только не плачь, мы что-нибудь придумаем.

Настя прижималась к ней. И старалась помогать во всем. А Анна Павловна чувствовала себя все хуже и хуже. Из-за того, что все время плакала и переживала, давление то вверх уходило, то вниз падало. От таких качелей в голове Анны Павловны, шумело, щелкало и болела. Настенька уже умела чайник сама вскипятить, чаю себе и бабушке сделать. Могла яйцо пожарить, хлеба отрезать. Только вот яйца бывали в доме редко, колбасы давно уже не было. Одна радость для внучки-это сладкая земляничка и клубничка, которая всегда хорошо росла на участке бабушки. Но в этом году заросло все бурьяном. Если и есть там какая зеленая мелкая ягодка, то разве найдешь ее в той траве?

О проблемах Анны знал только один человек во всей деревне. Это фельдшер из медпункта. Женщина молодая, видимо еще не до конца очерствевшая. Поэтому приходила она к ним в дом, как на работу, то есть каждый день. Правда, времени почти не было. Дома Галину ждал муж и девочки близняшки. Иногда приносила Настеньке конфет, печенья. Но зарплата в деревне небольшая, поэтому сильно не разгуляешься.

Как-то раз, когда давление у Анны Павловны никак не хотело становиться нормальным, Галя присела к ней на постель.

-Анна Павловна, вы простите меня, что лезу не в свое дело, но где мать Настеньки. Неизвестно, когда вы полностью оправитесь, тяжело вам совсем, я же вижу. Вам с девочкой не справиться.

-Галечка, ты не переживай, я справлюсь. Я на табуретке приловчилась скакать, я что-нибудь придумаю, только Настенька чтобы рядом была. А мать… Бросила ее мать, уж 5 лет не знаю, где она, жива ли… Квартира-то у нас была. Хорошая. Мы дочку свою так любили, что когда она совершеннолетняя стала, на нее переписали. В прошлом году ездила я в город. Думала может застану ее поговорю. А нет ее. И квартира уж 3 года, как продана. Так что теперь нам с Настенькой тут жить. Мы постараемся, мы справимся.

-Анна Павловна, тогда вам нужно обратиться в собес или в опеку, чтобы назначили какое-то пособие Насте. Вам тогда легче жить будет. Хотите, я узнаю точно?

-Нет, Галечка, ни в коем случае. Ты же пойми, я старая, больная.. Настеньку сразу у меня заберут. Мне бы только встать. У нас, когда огород-то хватает пенсии. В этом году вот только, никакой подмоги, но мы что-нибудь придумаем.

Галя понимала, что, скорее всего Анна Павловна права. И как только соответствующие органы узнают, что в этой семье такое происходит, то девочку сразу заберут. И в детском доме ей будет гораздо хуже, чем с родной бабушкой. Поэтому больше к этому вопросу возвращаться не стала.

Все лето, практически все Анна Павловна провела лежа. Иногда вставала, что приготовить поесть. Даже редкие походы в магазин совершала внучка, а бабушка следила за ней в окно. Помимо всего, приходилось покупать множество лекарств, так как оставить Настеньку сиротой совсем не хотелось. Галина уехала на повышение, вернее, на какие-то курсы. Уже две недели у них не показывалась. И вот, настал тот день, когда в доме закончились не только деньги, но и запасы. Было пару пакетов круп, но не будешь же ребенка такой едой кормить. Настенька понимала, что у них все плохо, что вкусненького давно нет, и непонятно, когда будет. Играла в свои немногочисленные игрушки, ходила во двор посидеть. А Анна Павловна второй день встать не могла. Понимала, что нужно, но давление, видимо от переживаний устраивало страшные скачки.

Настенька снова убежала. Девочки не было уже полчаса и Анна Павловна стала переживать. Она выглянула в окно, но внучку было не видно. Прошло еще минут 15, как она появилась. В ее руках была баночка с ягодами. Анна подумала, что кто-то из соседей угостил внучку. Настя насыпала бабушке, и сама поела.

На следующий день Настенька снова принесла ягод. Анна Павловна пыталась расспрашивать ее, но отвечала девочка как-то уклончиво, и бабушка отстала от нее. Настя с таким удовольствием поглощала крупный и сладкий крыжовник, что и Анна Павловна с удовольствием поела немного.

В это время, у них во дворе стояли две соседки, они разговаривали, и не знали как зайти, с таким щекотливым вопросом. Дело в том, что одна из соседок заметила вчера, как Настенька выбиралась с ее огорода с банкой ягод, а сегодня Настеньку увидела другая соседка. В скором времени к ним присоединилась еще женщина.

-Ох, что и делать-то? Живут-то они трудно, может и пусть, не победнеем мы от баночки ягод.

-Нин, тут дело-то не в том, что ягод жалко, а что так делать нельзя… С детства по чужим огородам шастать, что с нее вырастет? Потом сама же Нюрка и плакать будет. Вот где ее дочка, мать Насти? Явно же по 5 лет не лечатся! Ни разу не приехала за все время. Небось какая-нибудь непутная. Вот и не рассказывает Нюрка ничего про нее. Пришла бы попросила бы, неужто не дали бы ей эту банку ягод? Огорода нет у них в этом году. Как жить-то будут на минимальную пенсию?

-Тоже верно. Надо что-то решать, в опеку может позвонить, пусть девочку определят куда.

-Нин, ну это ты переборщила.

В разговор вступила третья женщина.

-Внучку у родной бабушки отобрать и отдать в детдом. Это не дело. Встанет же на ноги Нюрка. Не навечно же она к постели прикована.

Все замолчали. Никто не понимал, как правильно поступить в этой ситуации. Никто и не заметил, как ним подошла Галина. Она возвращалась из города, увидела, что бабы во дворе у Анны Павловны толпятся, подумала о самом страшном. А когда узнала, из-за чего сходка, сказала:

-А пойдемте как со двора, пака Анна Павловна не увидела нас. Расскажу я вам про жизнь их.

Галя рассказала все, что Анна Павловна когда-то ей рассказала. И про дочку, и про смерть мужа, и про квартиру, и про то, как Настенька к ней попала.

Нинка всхлипывала, да и остальные как-то загрустили.

-Галя, ну вот ты женщина умная. Посоветуй, что нам делать, как быть? Может помочь как-то, но и с Настей поговорить нужно. Не нам, а Анне Павловне.

-Нужно. Знаете, что я подумала…

На следующий день к Анне Павловне пришла соседка. Ну как соседка, через несколько домов жила.

-Здравствуйте.

Анна удивилась, но и обрадовалась. Столько времени никого не видела. А тут живой человек, хоть поговорить. Соседка посидела немного, поговорила, а потом сказала:

-Ань, ты что, совсем не встаешь?

-Нет, встаю. Со стулом до плиты, до туалета. Долго, но могу.

-А сидеть-то можешь?

-Сидеть могу.

-У меня в этом году огурцов уродилось, хоть выкидывай. Может принесу тебе ведерко, другое? Сидя замаринуешь, все подмога на зиму?

Анна Павловна так обрадовалась. И подмога, и занятие. Настенька ей поможет: огурцы помоет, банки, специи разложит.

-Ох, если лишне, приноси, конечно, у меня в этом году с огородом сама видишь что…

Соседка ушла, вернулась уже спустя полчаса. Помимо огурцов, целого ведра, принесла всякой зелени, томатов и большую чашку желтой малины.

-Это Настеньке. Сладкие ягоды, вкусные.

Анна Павловна чуть не расплакалась. Долго благодарила соседку. Весь вечер они с Настей огурцы мариновали. Девочка зимой с картофельным пюре хорошо их кушала. Спать Анна Павловна легла в хорошем настроении, даже и не вспомнила, что давление не мерила.

А на следующий день пришла другая соседка. Капуста принесла, картошечки молодой

-Аня, в этом году картошку посадили на новом месте. Такая уродилась, как копать будем, так я тебе мешочек принесу. А то у вас в этом году совсем ничего.

А потом еще одна пришла. Меда принесла, сала две банки.

-Нюр, скоро поросенка резать, а у меня еще прошлогоднего пол подвала. Вот, раздаю. Возьмешь? Может пригодится.

Анна Не знала, что и думать. Почему вдруг у всех все лишнее стала. Приносили, и приносили. И ведь всем она пыталась сказать, что с пенсии отдаст деньги, но никто не слушал. Все говорили-что теперь, выкинуть? У меня лишнее, я же не за деньги. А как-то под вечер, был уже конец лета, услышали они во дворе страшный грохот. Настенька испугалась, к бабушке прижалась. А Анна Павловна поставила перед собой стул и заковыляла на улицу. Там Муж Гали был. Дров им привез.

-Анна Павловна, здравствуйте. Там делянку мы убираем. Себе навозил, вот больше некуда, решил и вам тележку закинуть.

Анна Павловна смотрела на него, а по щекам слезы текли. Вот оно что. Все Галя… У всех лишнего много всего сразу стало, даже и дрова вон лишние. Анна Павловна была очень благодарна и людям, и Гале. Низкий поклон им всем.

К зиме Анне сняли гипс. Врач сказал, что можно понемногу ходить, только пока не очень нагружая ногу. Дела пошли веселее, тем более, что к зиме они подготовились так, как будто и свой огород был у них.

А перед самым новым годом пришло письмо. Письмо было от Лены. Вернее, Анна думала, что от Лены. Потому что адрес незнакомый был. Но как оказалось, письмо не от нее, а о ней. Писала ее подруга, а если быть еще точнее-сокамерница.

Аня бегала глазами по строчкам и чувствовала, как слезы текут, как душа каменеет.

«Добрый день, Анна Павловна. Пишет вам Евгения, мы с вашей Леной вместе сидели. Лену посадили за то, что она своего сожителя пришибла. Обижал он ее сильно. А тут сразу и заболела. Срок она свой не досидела. Умерла раньше на полгода. Вам не сообщили, потому что Лена никому не рассказывала о вас, только мне. Она-то и просила, чтоб я обязательно вам написала, чтобы сообщила. А еще, Лена от своего сожителя деньги брала, прятала. Мне сказала, где они. Просила вам их перевести. Я как только выйду, а осталось мне всего два месяца, сразу вам их перешлю. Лена очень сожалела о своей жизни. Плакала, Настеньку вспоминала. Просила, чтобы простили вы ее. Ну, вот и все. С уважением Женя.»

Видя, что бабушка плачет, Настенька прижалась к ней, обняла.

-Бабушка, почему ты плачешь, что случилось?

Анна Павловна взяла себя в руки.

-Ай, внученька, бабушка у тебя старенькая, вот и плачет постоянно. Не обращай внимания, все хорошо. Пойдем мы с тобой лучше чай попьем.

-Пойдем, бабушка.

Зима уже закончилась. Настеньке последнее лето оставалось, а потом в школу. Анна Павловна как раз с внучкой грядку под огурцы доделывали, как к ним во двор почтальонка вошла.

-Ань!

Женщина разогнулась.

-Ну, чего кричишь? Тут я.

-Там тебе.. Ань, в нашей деревне первый раз такое… Там тебе перевод пришел.

-Перевод? А чего, раньше никто переводы не получал?

Анна Павловна вспомнила, что та Женя обещала прислать денег от Лены. Она, правда не надеялась, но очень кстати. Все подмога Настеньку в школу собрать будет.

-Получали. Но чтоб столько…

Почтальон растерянно на нее смотрела.

-Ну, пойдем в дом, распишусь за твой перевод.

Женщина замахала руками.

-Что ты, что ты… Я брать его не стала. Лежит в сейфе на почте. Я с такими деньгами ходить не буду. Туда пойдем.

-Да неужто там столько денег?

Анна улыбнулась. Откуда у Ленки большие деньги могли быть?

Почтальон обернулась и наклонилась к Анне Павловне. Прошептала сумму. Глаза у Анны Павловны полезли на лоб.

Когда она пришла на почту, то в описании к переводу прочла:

-Я для Настеньки и от себя добавила, Ленка мне, как родная была…

Автор Кристинка

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.19MB | MySQL:47 | 0,308sec