Чужая дочь

Катеньке было шесть лет, когда от нее ушла мама. Она ждала братика, когда маме стало плохо и ее увезли в больницу. А оттуда она не вернулась, и братика тоже никакого не было. Отец сидел на кухне и тихонько скулил, приходили и уходили чужие люди, другой родни, кроме отца, у девочки не было.

 

 

Потом маму провожали в последний путь. До Кати тогда еще не доходило, что такое последний путь, она все ждала, что мама вернется. Но та не возвращалась, и Катя тоже начала плакать. Тогда она услышала, как соседка сказала отцу, что девочке нужна другая мама.

-Мне не нужна другая мама, мне своя нужна, — взвыла Катя.

Отец посадил ее в коляску мотоцикла и отвез в то место, где стояли одни кресты.

-Вот здесь лежит твоя мама, — показал он на холмик земли, — оттуда никто не возвращается. Тебе придется привыкать жить без нее, дочка.

-Я не хочу жить без мамы, — слезы снова брызнули из глаз девчушки.

-Ну, ты не совсем без нее, понимаешь, душа мамы улетела на небо. Она смотрит сейчас на тебя и беспокоится, ей вовсе не хочется, чтобы ты плакала. На-ко лучше, положи эти розы для нее, она их очень любит.

-И что, мама увидит это? — спросила недоверчиво.

-Непременно увидит, — погладил отец дочь по голове.

С тех пор они часто стали приезжать вместе к маме и привозить цветы. Катя смотрела на небо и разговаривала с мамой.

Осенью Катя пошла в школу, и ей стало полегче, новые подруги, занятия, домашние задания. Отец уделял достаточно внимания своей дочери, так пролетел еще год.

А однажды он пришел после работы не один, с ним была яркая, нарядная женщина.

-Вот, доченька, знакомься, это тетя Таня, теперь она будет жить вместе с нами.

Катя оторопела от неожиданности, а незнакомка улыбнулась и протянула ей шоколадку. Но девочке стало так обидно, что мамино место займет другая женщина, что она обиженно фыркнула и убежала, не приняв гостинец.

-Ничего, привыкнет со временем, — успела услышать голос отца за спиной.

Целую неделю отец уговаривал ее принять новую маму, но Катя не соглашалась.

-Представляешь, Катюха, у тебя будет сестренка, на год тебя младше, подружитесь, вдвоем веселее будет.

Только это склонило Катюшу к мысли, что надо согласиться с папиным решением.

Но все вышло совсем не так, как она ожидала. Ее сводная сестренка, Аленка, оказалась довольно своенравной и капризной. С Катей она дружить не хотела, а, напротив, все время старалась рассориться, показывая свое превосходство, ведь тетя Таня была ее родной мамой, а для Кати — чужой. Возможно, это было из ревности, но скорее всего от беспредельной любви к ней и вседозволенности.

Кате приходилось убирать за ней разбросанные книжки и игрушки, мыть посуду, даже постель Аленкину заправлять по утрам. Делала она это терпеливо, ибо с детства привыкла следить за порядком в доме. К тому же, тетя Таня хвалила ее за это, А Кате это нравилось. Ей так не хватало тепла и внимания, что она старалась заслужить его таким образом.

Так и росли, родная дочь вела себя как «Марфушечка-душечка», росла ленивой, требовательной, заласканной. А Катя терпела от нее многочисленные обиды и во всем помогала мачехе, стараясь ей угодить.

Кате исполнилось четырнадцать лет, когда не стало и отца. На нефтебазе, где он работал, случился пожар. Вытаскивая из-под огня своего коллегу, сильно обгорел сам. Спасти не смогли, так девочка осиротела во второй раз.

На этот раз плакала она долго, никак не могла прийти в себя. Ее даже в санаторий отправили, чтобы подлечить. Там она познакомилась с мальчиком из соседнего села, с Димой, он и помог ей выбраться из своего горя. На Катю обрушилась первая, еще по детски наивная, чистая и светлая любовь.

Парнишка приезжал к Кате на мотоцикле, вместе ходили в кино, катались, летом купались на речке. Через год впервые поцеловались и дали клятву друг другу, что после школы поженятся.

Все это время в их отношения пыталась влезть Алена, она напрашивалась вместе с ними в кино, на прогулки, а сама при этом вела себя навязчиво по отношению к Диме. Когда Катя попыталась отказать Алене в совместном времяпрепровождении, та устроила истерику, и тетя Таня попросила Катю не отвергать свою «сестру».

-Вы же друг у друга единственные, — сказала она, — вот не станет меня, единственный родной для тебя человек, Катерина, это Алена.

И Катя нехотя согласилась.

И однажды вышла чуть попозже из дома, когда приехал Дима, помогла тете Тане спустить банки с закрутками в погреб. И увидела, как Алена целует Диму, обвив его руками за шею.

Увидев Катю, Дима снял ее руки с себя и посмотрел виновато. Но Катя бросилась прочь, она бежала по улице, не чуя под собой ног. Слезы застилали ее лицо. Очнлась на краю села, рухнула под большой дуб, закрыла лицо руками и разрыдалась.

Дима потом нашел ее и попытался все объяснить, Катя даже поверила ему и слегка успокоилась. Но в следующий раз увидела, какие пожирающие взгляды он бросает на Алену, и отношения их разладились.

Полгода Алена встречалась с Димой, а Катя с ней не разговаривала. Пока однажды она сама не подошла:

-Да брось ты, Катька, обижаться. Не я, так другая увела бы его. Ведь он как телок, какая позвала, за той и пошел.

-И то верно, — подключилась к разговору тетя Таня, — Аленка тебе еще добро сделала, глаза тебе на этого изменника открыла. А ты еще найдешь свою настоящую любовь, и все у тебя будет хорошо!

Закончив школу, Катя поступила в медицинское училище, переехала в город, устроилась в общежитии.

Подрабатывала уборщицей в том же общежитии, заменяла на отпуск вахтерш. Домой приезжала с гостинцами.

-Вот, Катя, плохо без тебя, я уже поросей не завожу, чистить некому и курочек немного, только для яичек. Хорошо хоть с огородом помогаешь, без него бы пропали. Ну, ты понимаешь, что денег у меня на тебя нет? — заводила разговоры тетя Таня.

-Конечно, понимаю, — пыталась успокоить ее падчерица, — да мне хватает, стипендия, подрабатываю еще…

-Ну вот и хорошо, вот и славненько, — улыбалась тетя Таня,- а то Аленке новая шубка нужна и из сапожек выросла.

Несмотря на жалобы, одевала женщина свою дочь хорошо. А обноски посылала Катерине.

И вот в один из визитов Кати в отчий дом, разразился скандал. Тетя Таня полезла в шкатулку за деньгами, которые она копила на будущее Алены, и не обнаружила там крупной суммы.

-Алена, признавайся, на что деньги брала? — закричала она.

Иногда Аленка приворовывала оттуда, но по мелочам, признавалась матери, что спустила на брошь или серьги.

-Я не брала, мам, — ответила та спокойно.

-А кто брал?

-Может Катька, мне то они зачем? У меня и так все есть, а Катька нуждается. Посмотри, откуда у нее новые туфли? Да еще и лакированные?

Катя долго копила на эти туфли, и решила шикануть в них в деревне.

Как не старалась Катя убедить тетю, что это не она деньги брала, та ей не поверила.

-Видеть тебя больше не хочу, — кричала она, — убирайся вон, и чтобы духа я твоего больше не слышала. На дом не претендуй, он уже давно на меня переоформлен.

Катя уехала с большой обидой и болью в сердце. А, закончив училище, уехала по вербовке на север, подальше от таких родственниц. Там она и встретила свою настоящую любовь, родила сына и дочь, через двадцать лет вернулась на большую землю.

За это время боль поутихла, и ей очень захотелось узнать, как живут тетя Таня и Алена.

Когда женщина вошла во двор, не узнала его, некогда в нем цвели цветы, а теперь бурьян выше головы. Дом постарел, покосился, обветшал. На окне, вместо занавесок, висели грязные тряпицы.

Катерина робко постучала в дверь, из окна появилась заспанная лохматая голова.

-Вы к кому?

-Я к тете Тане Симоновой.

-А ее нет.

-А дочь ее, Алена, не знаете где?

Голова исчезла, и тут-же открылась дверь. На пороге стояла полная женщина в засаленном халате.

-Ну, я Алена. А ты кто?

-А я Катя…

-Катька? Да тебя не узнать, ух ты, какая шикарная, — радостно закричала хозяйка, тряся за плечи гостью, — ну заходи, заходи же.

Катя вошла и невольно поморщилась, в доме было грязно и дурно пахло.

На кухне осторожно опустилась на краешек стула, на столе валялась гора грязной посуды.

-Как ты? — спросила у Алены.

-Я хорошо! Первый брак неудачным был, хорошо хоть не родила. А теперь у меня другой муж, молодой. Правда, работать негде, вот, перебиваемся. Может, ты денег займешь?

Катя покосилась на батарею пустых бутылок из-под спиртного.

-А ты как думала? — Алена перехватила ее взгляд, — это ты городская, у вас там и работа, и все развлечения, а нам здесь заняться нечем.

-Где тетя Таня? — перебила ее Катя.

-А вот и не скажу, на что она тебе?

Катя молча вынула из сумочки купюру и положила на край стола.

В инвалидском доме она, позвоночник повредила, ходить не может. А мне ее не прокормить, сама видишь, в какой нужде выживать приходится. А ты что-то мало дала, сеструха, не жадничай…

Но Катя уже встала и двинулась к выходу. Ком тошноты подступил к ее горлу.

Небольшой Дом инвалидов был в райцентре, туда она и направилась. Когда увидела худенькую, осунувшуюся тетю Таню, сердце ее сжалось. От красивой, цветущей женщины не осталось и следа. А в глазах такая тоска, что Катя взяла ее морщинистые руки в свои и сказала:

 

 

-Тетя Таня, простите, что меня так долго не было. Я не знала, что с Вами такое…

-Это ты меня прости, дочка, — ответила та. Когда я узнала, что деньги Аленка вытащила и отдала своему хахалю на мотороллер, я хватилась тебя. Повиниться хотела, да только поздно было. В общежитии мне сказали, что ты уехала, а куда — не сказали.

Катерина забрала тетю Таню к себе, представила своим детям, как бабушку. Повреждение у той было не такое уж и страшное, при помощи реабилитации она даже стала немного ходить, при помощи палочки. Всю оставшуюся жизнь тетя Таня была благодарна своей падчерице. И всем рассказывала о том, что порою чужая дочь может стать роднее своей.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.57MB | MySQL:47 | 0,079sec