Брось, а то уронишь

 

Вся деревня гуляла на свадьбе Мироновых. Ленка в белом платье, Виктор в своём тёмно-синем костюме с огромным белым пионом в петлице. Красавец, а не жених. Точнее, жених — красавец. Всё обыденно, празднично. Если бы не одно…, точнее несколько неприятных моментов, и ведь чувствовала баба Нюра…

Не буду забегать вперёд. Читайте сами.

***

Михаил долго скакал на одной ноге, пытаясь засунуть вторую ногу в штанину.

 

 

— Верка! Кольца где? — кричал опаздывающий свидетель на свою жену, хлопая себя по карманам.

— Ищу, видишь же? Ба, не видела кольца? — Вера раскидывала подушки на диване, осматривала журнальный столик.

— Витя вчера не забрал разве? — завязывая платок, ответила баба Нюра. Она была уже готова к отъезду. Внучка с мужем приехали на свадьбу вчера, остановившись у неё, и обещали увезти сначала на выкуп, а потом и до ЗАГСА в поселковую администрацию.

— Нет, он Мишке отдал и сказал привезти на регистрацию.

— Нашёл! — обрадовался Мишка, вынимая кольца из внутреннего кармана пиджака.

Одно кольцо выскользнуло и, звякнув о пол, закатилось под диван.

— Ой, примета плохая! Чьё кольцо упало, Витькино что ли? — посетовала баба Нюра.

Внука своего Виктора Анна Ивановна любила больше внучки Веры, которая сразу после школы вышла замуж и уехала из деревни. А Виктор — первенец. Красавец. Помощник во всем. Чаще у бабушки, чем дома. И совсем не ожидала она, что вернётся из армии и женится. Да ещё и не на соседской Маринке, с которой дружил с пятого класса, а на городской девчонке, которую баба Нюра в первый раз перед свадьбой и увидела. Невеста была против свадьбы в деревне у мужа, но тот настоял «или дома или нигде». Согласилась.

— Ленкино кольцо. Теперь не достать, Вер, ну посмотри, я отодвину диван.

Мишка пыжился, хватая тяжёлый бархатный предмет мебели.

— Нашла, — Вера, смахивая залежалую пыль с золотого изделия, произнесла свои мысли вслух. — Могли бы и гравировку сделать, простенькие какие-то.

— Ба, что у Витьки денег нет, колечки тоненькие, простенькие?

Бабушка, ожидающая пару в дверях, не ответила. Не знала она. Ничего теперь не знала о внуке. Вырос и не заметила. Своя жизнь у него, женится вот.

Анна Ивановна в два своих потайных кармана с изнаночной стороны кофты положила деньги, что откладывала на похороны. Зацепила карманы булавками, чтобы не выронить случайно, а сейчас она их коснулась тихонько, проверила задумчиво и решила: как поведёт себя невеста, так и одарит родственница молодых. Если что, то лучше после свадьбы Вите отдать деньги, чтобы жена не знала.

От утренней свежести росы уже не осталась и следа. Ветер набирал силу и гнал тёмные облака к деревне. Выкуп прошёл скомкано и не весело. Невеста всё время надувала розовые щёчки «Скучно» и просила жениха скорее отправиться в ЗАГС.

А тучи сгущались, закрыв половину голубого неба. Порывы ветра усиливались и, казалось, сами гнали молодых на первое совместное мероприятие.

Виктор подхватил невесту на руки и понёс до машины. У ворот остановился, лужа.

— Не прыгай только! — кричала Ленка, крутя головой.

Фата с гребнем быстро съехала с гладких волос и уже готова была упасть. Невеста хотела было её поправить, но Виктор схватил первым, чуть не уронив Лену.

— Брось, а то уронишь! — закричала она. — Да меня держи, а то уронишь, ну эту фату!

Фата обиделась и улетела в ту самую лужу.

Баба Нюра покачала головой. Вышла позже гудящей весёлой толпы, фату вынула из лужи и на забор повесила.

— Слышь, Нюра, плохо это фата в грязь.

— Знаю, Зоя, знаю… — не обернувшись, ответила бабушка родственнице.

А дальше всё пошло стандартно. ЗАГС, двухдневные свадебные гуляния всей деревней. А потом наступили будни. И даже вроде бы сложилась у внука жизнь. Недалеко от родителей взял участок, поставил на нём новый дом, обживаться стал. И вроде налаживаться всё стало. Но у бабы Нюры душа всё равно за внука болела. Заглядывал редко, надолго не оставался, так, поздороваться и убегал. Да и правнуков бабушка ждала, а детей всё не было, ни у Вити, ни у Веры .

Но случилось то, чего от Ленки не ожидала даже Анна Ивановна.

Взволнованную Веру баба Нюра заприметила ещё издалека. Даже если и приезжала внучка с мужем в деревню, обычно останавливались у матери и бабушку не жаловали.

— Ба, привет, — кричала Вера ещё с улицы, заметив бабушку в огороде.

Анна Ивановна вымыла руки, вытерла их и открыла дверь в дом. Было видно, что Вера чем-то очень озабочена.

— Ба, ты представляешь, я такое сегодня узнала, меня колотит до сих пор, — Вера ходила по комнате из стороны в сторону.

— Да ты присядь и расскажи, что там у тебя случилось?

— Да не у меня, ба! У Витьки.

— Ой, Господи!

Вера подошла и села на стул напротив бабушки.

— Ленка, оказывается, три аборта сделала и никому не сказала.

— Откуда знаешь? — бабушка недоверчиво посмотрела на внучку.

— Сама видела! Пришла я, значит, в женскую консультацию анализы забирать, у меня там подружка Катя работает. А из её кабинета выходит Лена, я не успела даже добежать, хотела с ней поздороваться, как дела расспросить, но она быстро ушла.

У подружки спрашиваю, что Лена приходила? А врач и рассказала. Я то думала, что беременна. Так-то оно и есть, но Лена врачу говорит, что муж детей не хочет, в платок рыдает и в очередной раз берёт направление. Катя предложила ей спираль, чтобы не мучить организм. Третий раз всё-таки.

— Подожди… Как муж детей не хочет?

— Да вот так. Я к родителям приехала, рассказала. А они: «Не твоё дело, своих детей рожай». Ба, как так-то? Витька очень хочет ребёнка.

— Хочет… А у Вити была?

— Нет ещё, к тебе побежала. Баб, ну как быть? Обманывает, получается она его.

— А зачем ей это? Дети — это же счастье. Она же замужняя женщина. Ты знаешь что. Ты Витьке не говори, попроси ко мне зайти, я сначала хочу с Леной переговорить, а потом с ним поговорю.

— Так Ленка в больницу я так понимаю с направлением и пошла, от ребёнка избавляться.

Бабушка нервно поджала губы и не дала воли эмоциям. На этом и расстались, Верка уехала домой.

Виктор пришёл Анне Ивановне поздно вечером, от него пахло спиртным.

— Ба, Ленка в больнице, ребёночка моего потеряла, — сжав зубы, процедил Витька. Если бы не стойкий запах, и не скажешь, что пил.

— Знаю, Витенька, Вера Лену в городе видела.

— Ба, ну как так, за что? Я ведь так ребёнка хотел, сына… или дочку, а теперь никого нет у меня.

— А Лена что сказала, что случилось?

— Выкидыш.

— Знаешь, внучок, молодость нам на то и дана, чтобы изменить что-то в своей жизни. Когда молод, проще это. И любить, и прощать и заново начинать. Я до твоего деда с офицером встречалась. Ох, и любовь была, замуж звал, но я сразу не соглашалась. А потом его у клуба с девчонкой какой-то встретила, зажимал её, в любви клялся.

Рассталась я с тем офицером, ни любовь не помогла, ничего. Кто предаёт раз — сделает это снова. И Лена тебя предала, только скрывала. Ты спроси у неё, сколько раз она беременела, поговори с ней без ругани и злости. Может, и нет у вас семьи, только штамп.

Витя молчал. Он плохо понимал в силу своей молодости, о чём говорит бабушка. Посидел ещё и ушёл.

Через неделю Лена собрала свои вещи и уехала в город. На развод подал Виктор. Женился он снова только через десять лет и только тогда, когда новая избранница забеременела.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.24MB | MySQL:47 | 0,279sec