Безнадзорное детство

— Мариша, у меня радостное известие, — сообщил Антон жене по телефону, — к нам приезжает мой дружбан детства Серёга со своей половинкой. Нет, ну не к нам домой, а в Москву, но у них заказана гостиница.

 

 

И вот они, сорокапятилетние, не видевшие друг друга очень долго, оказались в объятьях. Серёга так и остался высоким, как подсолнух, и довольно поджарым. Антон же прилично раздобрел. Наверно, сказалась работа. После школы Серёга уехал в Актюбинск, там у него жила родня, и поступил в высшее лётное училище гражданской авиации, после чего постоянно работал на севере и хорошо зарабатывал, а Антон окончил физкультурный институт и постепенно от учителя физкультуры рос до директора школы.

Серёга и Антон дружили всё детство.
После двух-трёх рюмок в уютном кафе размякшие душой и телом мужчины превратились в тех же пацанов, которые бегали босиком в закатанных до колен спортивных штанах.

— Помнишь нашу поляну, — сказал Антон.

При этих словах жены переглянулись. Они не раз и не два слышали откровения про какую-то поляну, на которой провели детство их мужья.

— Притаскивали из дома пустые пузырьки из-под лекарств с закручивающейся крышкой, — начал Антон, — брали у газосварщиков кусочки карбида, когда те освобождали свои аппараты, а иногда и просто просили: «Дядь, дай кусок карбида»…

— А я как-то пролез к ним в каморку, да стащил кусок без спроса. Они и не заметили, — прервал Серёга.

Оба рассмеялись: «Точно-точно, и так было».

— На дно наливали немного воды, сверху клали тонкий слой травы, а потом уж и кусок карбида и закручивали крышку. Пузырёк переворачивали, начиналась реакция карбида с водой, выделялся газ, а выйти-то ему некуда. Кидали в пруд, и там он взрывался. Восторг ведь какой! Если это же проделывали с большой бутылкой, то и рыбу глушили.

— Или в песок закапывали и наблюдали песочные тучи.

От приятных воспоминаний щёки раскраснелись. Было понятно, что одним эпизодом это не закончится.

Пацаны с соседних улиц всё лето проводили на поляне, захватив из домов по куску хлеба.
— А то брали консервную банку из-под сгущёнки или тушёнки, в дне пробивали дырку. Банкой делали ямку в земле, чтобы не шире, не уже диаметра банки. На дно ямки наливали воду, туда же кусок карбида. Когда шёл газ, банку вставляли в ямку дыркой кверху. Один пальцем на время затыкал дырку, другой поджигал конец длинной палки и подносил к дырке. Всё: банка взлетала метров на двадцать вверх. Та-там!

— Помнишь-помнишь, Толька с соседней улицы нагнулся над дыркой, а банка выскочила ему в лоб. Блин, скорую помощь вызывали. У него потом шрам так и остался.

На кончиках языков у обоих висели истории. У Антона даже влажно блестели глаза: как-никак детство почти реально расправило плечи из-под тяжести десятилетий.

— Представьте, девчонки, это ведь мы тогда первыми изобрели петарды. В кучах металлолома находили старые люстры, напильником точили магний, чтобы набрать кучку порошка, и смешивали с порошком марганцовки. Это и была взрывчатая смесь. В бумагу плотно завёртывали, обматывали нитками со всех сторон, привязывали спичку. На уровне спичечной головки делали отверстие, в него клали серу — кусочек другой спичечной головки — и спичку поджигали. Пакет взрывался и взлетал. Такие были петарды нашего детства.

Самая красивая петарда.
— Уже лет по пятнадцать нам было, сделали огромную петарду, зажгли её и кинули в мусорный ящик на бульваре. Метров двадцать прошли, и как бахнуло. Аж асфальт подпрыгнул. Хорошо, что рядом там никого не было.

— Весной, помнишь, я провалился под тонкий уже лёд, а ты меня вытащил и потом, мокрого, к себе домой отогреваться привёл?

— А ты языком прилип в ледяному турнику. Я бежал за кружкой теплой воды, но часть языка, е-моё, осталась на той железной палке. Мне так жалко было тебя, я ревел, а ты изо всех сил крепился.

Вся компания понимала, как это здорово, что они встретились и вернулись в своё детство. Мужчины, казалось, могли всю ночь просидеть за «а помнишь?», «А как мы тогда», «В футбол как гоняли до темноты»…

— Да вы бандиты были, — заявила Марина. – А танцевать ходили?

— Как-то не до танцев было, пацанских забот хватало, — признались оба.

— Тогда встали и — на танцы, — женщины уже стучали каблуками, приплясывая под музыку. – У вас ведь нескончаемый запас приключений. Где были родители? Как вы вообще живыми остались с таким активным и безнадзорным детством?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.53MB | MySQL:47 | 0,073sec