Бельмо на глазу

Татьяна вышла из дома, направляясь за дочкой в садик.

– Саша, закройся, мало ли что, вдруг кто-нибудь чужой зайдет, – крикнула она своему восьмилетнему сыну, – мы с Иринкой еще в магазин зайдем.

Она шла в садик и думала о том, что нужно искать подработку, ведь денег катастрофически не хватало. И она вдруг увидела на улице незнакомую бабушку, та шла по улице и разглядывала каждую табличку с номером дома.

– Бабуля, вы кого-то ищете? Я вам подскажу, я всех здесь знаю.

– Боярковых ищу, где-то здесь жили.

– Нет я таких не знаю, значит вы ошиблись, посмотрите на соседней улице, и она пошла дальше.

Шла она в садик с тяжелой душой, скоро выпускной у Ирочки, нужны деньги на него, а потом три месяца Иринка и Сашок будут дома одни, она даже не представляла, как это будет выглядеть. А потом школа, она не знала, на какие деньги их собирать в школу, бывший муж алименты не платил, совсем спился и нигде не работал.

В садике ей сказали, что родительский комитет решил собирать по три тысячи на выпускной.

– Вера Васильевна, а можно мы без выпускного?

– Татьяна, вы хотя бы тысячу принесите, чтобы Иринка могла в праздничном концерте поучаствовать, а на чаепитие вы можете можете не оставаться. Я вас понимаю, а вот остальные… – она отвела глаза.

– Постараюсь, – горько ответила Татьяна. Они с Ириной шли домой не торопясь .

– Мама, ты помнишь, что у нас выпускной скоро.

– Помню доченька, помню, – печально ответила Татьяна, они зашли в магазин, купили там только самого необходимого, Ирочка ничего не просила зная, что у мамы денег мало, а она уже умела считать и читать, поэтому знала, что всё стоит денег, а у мамы их всегда не хватает.

– Я вот вырасту, – думала девочка, – и буду работать так, чтобы у нас много денег было. Бабушка Катя, живущая по соседству, сказала ей как-то:

– Работа, это ещё не всё, нужно учиться, чтобы работать хорошо, а если у тебя нет специальности, то толку от тебя не будет, и денег ты будешь мало зарабатывать. Поэтому надо, Ирочка, – сказала баба Катя, – очень хорошо учиться.

– Я и Саше об этом скажу, – обещала ей Ирочка.

Сейчас Ирочка весело щебетала о сегодняшней репетиции, Татьяна слушала её речь, а сама думала, где ей взять деньги. Почти подойдя к дому она снова увидела незнакомую старушку, странную, совсем без ничего нет, ни сумочки, ни пакета, значит она не кому-то пришла, как она думала ранее. Откуда же она взялась? Таня почему-то запомнила фамилию сказанную ранее бабушкой.

– Бабуля, так вы и не нашли своих Боярковых?

Бабушка смотрела на неё странными, какими-то пустыми глазами. Она сидела на лавочке у их соседей.

– Вера, – крикнула Татьяна, – Вера выглянула из-за забора, это не твоя родственница?

– Нет Таня, я не знаю, кто она. Я ей уже воды давала, она пить попросила.

– Неужели потерялась ? – недоумевала Таня, – присев рядом с ней.

– Бабуля, а как вас зовут?

–Детка, а ты кто? Ты, наверное , сноха Анфисина.

– Нет бабушка, вы ошиблись, пойдёмте со мной я вас покормлю.

– Та послушно пошла с ней рядом, увидев незнакомую бабушку, Сашок поздоровался, а то погладила его по голове и сказала:

– Кирюша, ты уроки уже сделал?

– Да, – растерянно проговорил мальчик, – только меня Саша зовут и тихо спросил, Мама, это чья бабушка.

 

– Не знаю сынок, она на нашей улице ходила, все искала каких-то Боярковых или Поярковых, не знаю точно, не оставлять же её было на улице.

Она быстро приготовила ужин и усадила всех за стол, бабушка вымыла руки и тоже села, предварительно перекрестившись.

– Мам, а что это она шепчет?

– Молитву читает.

– А что такое молитва?

– Я вам после ужина расскажу, а сейчас давайте кушать.

Ужин был скудный но сытный, давно уже Татьяна использовала такие продукты, которыми можно было досыта накормить детей, вот и сегодня она в гречневую кашу положила 200 г куриного фарша с луком и они они не роптали, они знали, что так и надо, маме лучше знать. Бабушка, казалось, с утра бродила по улицам, поэтому с удовольствием аккуратно и не торопясь ела предложенную еду. Видно было, что она устала, а после ужина и вовсе её разморило. Выпив сладкого чая, она уже засыпала за столом.

Таня постелила ей в задней комнате, где стоял старый диванчик, который давно надо было выкинуть, да жалко было. И вот он понадобился к ее вящей радости.

Утром, приготовив завтрак, Татьяна разбудила детей и пошла за старушкой. Та уже встала и тихонько сидела на диване, собрав свою постель и аккуратно сложив её в уголочке дивана.

– Доброе утро, бабушка, пойдемте завтракать, но сначала пройдите умойтесь.

Она показала ей, где ванна и отправила её туда, дав ей полотенце. Старушка послушно шла за ней, она подождала её и повела на кухню. Дети уже поели и с любопытством смотрели на гостью.

– Саша, веди Ирочку пораньше, чтобы тебе в школу не опоздать, а я схожу перед работой к Виктору Михайловичу, расскажу про бабушку, что-нибудь он должен мне посоветовать. Дети ушли.

– Вас как зовут? – спросила Таня, когда они остались одни, бабушка пожала плечами и ничего не ответила,-

– А где вы живёте? – та посмотрела на неё внимательно и тоже спросила:

– А ты не Федина дочка будешь?

– Нет, – ответила Таня, которая уже поняла, что у бабушки болезнь Альцгеймера и она потерялась.

– Она приготовила ей воды и оставила остатки каши, потом перекрыла газ, закрыла на замок калитку и пошла к участковому.

– Виктор Михайлович, вы не подскажите, что делать? – и она рассказала ему про старушку.

– Пойдём к тебе, я ее сфотографирую и пробью по базе. Они пошли к Тане бабуля копала грядку.

– Вот те на, это ты её заставила?

– Да что вы, я о том, чтобы копать ещё и не думаю я ещё семена не покупала, да и рассада у меня маленькая еще.

– Девонька, а ты приготовила рассаду, давай неси сюда , я её посажу.

– Какую рассаду? – спросил участковый.

– Не знаю. Я пока ничего не сажаю, некогда.

– Ну ладно, я пошел, вечером зайду, отчитаюсь о том, что узнал, – и он вышел за калитку.

– Я вас буду звать баба Маша, Саша придет, и вы с ним вместе пообедаете, а потом, очень вас прошу, посидите рядом с ним, пока он уроки будет делать, хорошо.

– Я ему помогу, можно.

– Вы с ним сами все решите, а я на работу.

А далеко на Севере, где еще лежал снег, с работы в общежитие возвращался молодой человек, он шел быстро, потому что замерз, а на душе у него отчего-то было неспокойно. До конца вахты оставался почти месяц, а он рвался домой, его просто тянуло туда, но он не мог себе объяснить, почему это он так быстро в этот раз устал, ведь ничем другим объяснить свое стремление домой не мог. Он по нескольку раз в день звонил Ларисе, а она своим загадочно-певучим голосом, за который он ее и полюбил, отвечала, что у них все в порядке.

– Я на работе получила повышение, теперь, как старшему продавцу приходится на 2-3 часа задерживаться, а твоя бабка спит, ест и телевизор смотрит, а остальное время капризничает. Извини, дорогой, но она у меня здесь, как бельмо на глазу.

– Что ты такое говоришь, Лариса!?

– Правду, Кирилл, правду.

Она ещё не решила, когда именно сказать мужу о том, что старуха пропала. Она вчера дома не ночевала, а когда вернулась с работы, то дверь в квартиру была открыта, а старухи не было. Она ждала ее целый день, но та так и не вернулась.

– Подожду ещё, не буду ему сообщать, он всё равно точно не узнает, когда это произошло. Хоть отдохну от неё.

 

Прошла неделя, к Татьяне пришел участковый Виктор Михайлович.

– Думаю, что эту женщину никто не ищет, нет такой в базе данных.

– Да, плохо дело, – расстроилась Таня.

– Ох, Татьяна, боком тебе выйдет твоя доброта, – сказал он, протягивая пакет с продуктами, – возьми вот, ты же её не прокормишь на свои.

– Спасибо, – Таня застеснялась, но отказаться не могла – до зарплаты несколько дней, а в холодильнике уже пусто, одни макароны да крупа остались.

Тысячу за Ирочку в садик она внесла, экономила, думала ещё две накопит, но не получается. Осталась всего неделя, она поделилась своим горем с бабушкой зная, что она может только пожалеть ее и погладить по голове, но уж очень ей хотелось выговориться, а кому? Только этой старушке, которую она стала называть бабой Машей, и детям сказала, чтобы они по имени называли.

А в нескольких кварталах от них, в центре города, Лариса решила, что пора сходить в полицию и заявить о пропаже старухи. Она пошла, но решила, что скажет будто бы она пропала только вчера, надеясь, что её заставят прийти еще раз через 3 дня, но ее расчет не оправдался  у неё тут же приняли заявление. Фотографию она приложила десятилетней давности, бабка сейчас выглядела совсем по-другому. Поэтому Виктор Михайлович, каждый день просматривая все фотографии пропавших людей, не узнал её, ещё через три дня дня она позвонила Кириллу, тот заволновался и сказал, что сможет приехать только через неделю. Он звонил Ларисе каждый день, и каждый раз день она отвечала:

– Нет, милый, никаких новостей нет.

Таня решила попросить денег на выпускной у соседки:

– Вера, ты меня не выручишь?

– Нет подруга, не могу мы только вчера кредит заплатили, сами на картошке сидим.

Это слышала и баба Маша:

– Пойдем, детка, я тебе тебе что-то дам, может ты разберешься, а я старая не могу, память у меня, сама видишь, совсем никудышная стала.

– Ну что вы себя на себя наговариваете? Чтобы я без вас в огороде делала, да и с Ирочкой вы занимаетесь, вы наверное учителем были?

– Да в начальной школе, но это когда было, а сейчас я чувствую, что полдня я себя ощущаю нормальным человеком, а полдня не ощущаю никак. Вот посмотри.

Она вытащила из кармана своего платья кошелёк, а из кошелька пластиковую карту Кирилла. Таня покрутила карту и сказала:

– Нет, баба Маша, без пин-кода она бесполезна.

– Так Кирюша мне говорил, что она работает, когда назовёшь 4 цифры.

– Не назовешь, а ведёшь.

– Да какая мне разница, всё равно я не знаю, что с ней делать, а вот цифры знаю: 23 марта, – Значит 2303 подумала Таня. –Может быть ты сумеешь? – в голосе бабушки слышилась надежда.

– Сумею, но только это ваши деньги, как я могу их тратить.

– Танюша, сколько я уже у тебя живу?

– А я не считала.

– Недели две, наверно, а ты ведь меня кормишь. Поэтому бери сколько нужно.

– Я сниму 3 тысячи, чтобы нам до зарплаты хватило, вашему внуку придет сообщение, что с его карты сняли деньги, но он может и не обратить внимание на это сообщение, поэтому мы еще снимем, чтобы нас зафиксировали, где это произошло, в каком банкомате. Ему снова придёт сообщение на телефон, что с его карты сняли денежки, вот тогда он и поймет, что вы живы и здоровы. Он поторопит полицию с поисками в нашем районе, понимаете?

– Ты хочешь чтобы я ушла? А я так к вам привыкла, – старушка расстроилась.

– Баба Маша, нам очень хорошо с вами, я оставляю на вас Ирочку, вы и за Сашей приглядывали, пока каникулы не начались, следили, чтобы он как следует выполнял домашние задания. Мне совсем не хочется чтобы вы уходили, но внук ваш беспокоится.

– Не хочу я к ним, – заплакала старушка.

– Ну не переживайте, всё будет хорошо, мы всё-таки должны его найти, а там я ему скажу, что вам у нас лучше.

– Да, ты права, – согласилась с ней баба Маша.

– Тогда я сейчас попробую снять деньги, но не одна, а со своим участковым, чтобы все законно было.

И она, взяв карту, пошла к нему.

– Виктор Михайлович, ваша помощь нужна, – она показала карту и все ему объяснила.

– Правильно Таня, так и сделаем, я сейчас начальству доложу об этом, ведь дело это за мной и оставили, я за вашу старушку ответственность несу.

Баланс на карте составлял 17.000, они сняли три, как Таня и планировала.

– А через день повторим, ладно? А то бабу Машу даже переодеть не во что. Я ей куплю одежду, – беспокоилась Таня за свою гостью.

– Лучше завтра, вдруг внук не увидит сообщение, а после второго точно спохватиться, – советовал ей участковый.

Но Кирилл он отреагировал сразу, он пошел в полицию, рассказал о случившемся с бабушкой, а дальше действовал Виктор Михайлович, потому что уже ждал звонка от коллег. Он тут же сообщил, что бабушка жива и здорова, и дал номер телефона Татьяны. Было очень поздно, все давно спали, когда раздался звонок:

– Извините, я больше не мог ждать, как бабушка?

– А вы Кирилл? Не оправдывайтесь, я ждала вашего звонка, с бабушкой все хорошо, хотите я ее разбужу, она ведь тоже с нетерпением ждёт, когда вы позвоните. Она так рада, что у неё получилось вспомнить пин-код, только так вас и нашли. вот уже три недели она у нас.

– Как три недели, а мне жена сказала, что она пропала 5 дней назад.

– Нет три недели, это вам участковый может подтвердить, – в трубке долго молчали, – Алло, извините, – ответил, наконец, мужчина – я вас слышал, что-то со связью было. Кирилл не мог сказать ей, что он просто был в шоке от той лжи, которую ему так бессовестно преподнесла Лариса.

– Вы меня простите, мы сняли 3.000, но две я вам обязательно верну, когда получу зарплату.

– Девушка о чём вы говорите? Немедленно снимайте все деньги и тратьте, чтобы вам хватило на всё.

– Тогда я ещё бабушке на одежду сниму.

– Все, все снимайте, я через неделю приеду и тогда разберёмся.

– Вы работаете спокойно, у нас всё хорошо. – Но услышав разговор баба Маша сама решила вмешаться, она зашла в комнату и Таня отдала ей телефон.

– Кирюша, внучек, как я рада, что ты нашелся, – плакала от радости старушка.

– Я-то не пропадал, это ты решила погулять, но я рад, очень рад, что с тобой всё хорошо и ты здорова, – с облегчением произнес Кирилл, услышав родной голос бабушки.

– Да, Кирилл, мне давно так хорошо не было, как сейчас, ты когда вернешься?

– Через неделю.

– Ну мы будем тебя ждать.

– Кто мы? – удивился он.

– Я, Таня и мои внучата.

– Внучата?

– Да, Саша и Иринка.

– Дай девушке телефон, – улыбаясь, счастливая баба Маша отдала телефон Тане.

– Тебя, Татьяна.

– Вы мне свой адрес скиньте, чтобы я по приезде не искал вас через полицию.

– Хорошо, ждите, утром отправлю.

И они, обнявшись, долго еще разговаривали, сидя в темноте. За неделю он позвонил еще три раза, словно хотел убедиться, что все, что произошло с бабушкой правда, но сейчас она в полной безопасности.

Лариса сама названивала ему чуть ли не каждый день, не зная никаких подробностей, но он не отвечал. Звонила она и в полицию, где ей, наконец, сообщили, что бабушка нашлась.

– А где же она, почему её домой не везут?

– Это не к нам, мы её нашли, а дальше разбирайтесь сами.

Она обрадовалась, что до приезда Кирилла она будет одна, видно о местонахождении бабушки ему сообщили, как внуку, и она ждала, наслаждаясь покоем и одиночеством, пока не выяснила, что она истратила на карте все деньги, а до возвращения мужа было ещё три дня, на звонки Кирилл так и не отвечал.

– Ну ничего потерплю три дня, а в холодильнике ещё кое-что осталось, мне хватит, но, подумав, она решила, что негоже мужа встречать с пустым холодильником, скрепя сердце, она сняла деньги с собственной карточки, куда она складывала деньги на черный день, и о которой Кирилл не знал, и приготовила романтический ужин, даже свечи купила и бутылку дорогого коньяка.

Муж не приехала не в этот день, ни на следующий, а его телефон по-прежнему не отвечал.

 

– Где же он, негодяй, мне же деньги нужны, а он обо мне и не думает.

Она и не подозревала, что Кирилл приехавший в тот же день, когда и планировал, сразу отправился по адресу, данному неизвестной ему Татьяной. Мужчина вышел из такси, местность была незнакомая, это почти окраина города, причем, на его взгляд, довольно убогая. И домишко был невзрачный, но он отбросил все негативные мысли и сосредоточился на встрече с бабушкой, уверенно открыв калитку. На крыльце он увидел детей, они радостно закричали:

– Приехал, приехал! – и вдруг они расступились, и вышла бабушка, любимая, родная, заменившая ему и отца, и мать – Мария Яковлевна Вольская, он побросал все вещи, кинулся к ней, обняв, он шептал ей том, как он переживал за нее, как хотел всё бросить и ехать её искать. Он гладил её седые волосы и целовал её руки, и не чувствовал, что по его щекам катятся слезы.

– Родная моя, ты жива, это главное, а с болезнью твоей мы разберемся, вылечим тебя.

Дети стояли рядом, с удивлением наблюдая, как такой большой дядя плачет.

– Разве такое бывает? Это только дети плачут, а, Ирка ?

– Я не знаю, я же маленькая.

Наконец, вышла мать и заставила всех войти в дом, дети с надеждой поглядывали на багаж приехавшего мужчины, баба Маша сказала, что он должен привезти подарки. Татьяна хлопотала на кухне, когда её позвали дети. Она зашла в комнату и увидела, как гость одну за другой вытаскивает из чемодана игрушки.

– По бабушкину списку, – произнес он, доставая последнюю, – а это для нашей спасительницы.

Он достал маленькую коробочку, Сашок с Ириной замерли, они даже не догадывались, что там может быть, в этой маленькой коробочке. А там были золотые серьги, всё так, как и просила Мария Яковлевна, а ей Кирилл подарил телефон.

– Бабуль, это тебе, почему я раньше не догадался, может тогда такого бы не случилось?

– Нет Кирюша, это должно было случиться, неужели ты этого так и не понял.

– Понял, бабуля, поэтому завтра подаю на развод ,только вот ехать домой не хочу, можно у вас приютить на время? – он повернулся к Татьяне, внимательно посмотрел на неё: перед ним стояла обычная женщина, только лучистые добрые глаза выдавали радость и искренность, она смотрела на него открыто и доверчиво, как бы призывая его к полному взаимопониманию.

– Это мне? – Таня зарделась.

– Ой, какие маленькие штучки, мам, а зачем они нужны?

– Сейчас покажу, закройте глаза, – и они послушно закрыли. Таня подошла к зеркалу и надела сережки ,– открывайте,– они открыли глаза и вновь посмотрели на коробочку, она была пустая а где же эти блестящие штучки.

– Ищите, – сказал дядя, они стали оглядываться, полезли под стол, посмотрели на подоконнике, а незнакомый дядя всё говорил и говорил знакомое слово из маминой игры “холодно, холодно” а потом позвал их, обнял за плечи и тихонько сказал:

– Вы лучше на маму взгляните, а то она обидится и заплачет, – они подняли глаза на маму и увидели сережки, а баба Маша объяснила:

– Эти штучки называются сережки, ими женщины украшают себя, ведь правда мама красивее стала?

– Ну если только чуть-чуть, – сказал Саша, – она ведь у нас и так самая красивая.

Потом сидели за столом, заставленным вкусными блюдами, и разговаривали о воспитании детей.

– Таня, – сказала Мария Яковлевна, я должна тебе признаться в том, что я тебя обманула.

– А я знаю.

– Откуда?

– Случайно, на родительском собрании, вернее в коридоре, я услышала разговор двух учителей – они произносили фамилию Боярков, одна из них сказала, что его семья переехала, но школу он будет заканчивать нашу. И я поняла, что вы искали их, чтобы временно пожить у них, но у вас не получилось их найти, а возвращаться вы не хотели. Ну а дальше.. дальше схитрила и я, мне ведь очень надо было пристроить Иринку, какой-то придурок придумал детей перед школой из садика забирать на лето, а куда ее девать? Бросить работу я никак не могла,так что пострадавший в этой ситуации один – ваш внук, простите нас, уважаемый Кирилл, но так видно карты легли, что быть вам крайним.

Кирилл слушал женщин с большим удивлением.

– А Лариса, какова её роль в этом.

– Кирюша, неужели ты не замечал какая она подлая, как только я стала притворяться больной, она поняла, что может безнаказанно издеваться надо мной, ведь я оказалась перед ней совсем беззащитной. Ну конечно, если бы не Таня, мне бы пришлось возвращаться, ведь я только в тот день, узнала, что моя подруга умерла полгода назад, а дети продали дом и купили себе квартиру.

– Ну а теперь бабуля, давай вдвоём просить хозяйку оставить нас у себя, на то время, что я буду разводиться с Ларисой.

– А у нее другого выхода нет, да Иришка, тебя ведь девать некуда, – она тихонько засмеялась и ласково обняла девочку. Таня смутилась и сказала:

– Живите сколько надо но, по-моему ни Саша, ни Ира больше вас не отпустят, баба Маша, вы теперь наша, ведь мы даже имя ваше угадали, что не так разве, – с вызовом сказала Таня и на глазах у неё навернулись слёзы, – тем более ваш внук вряд ли захочет, уезжая, оставить вас одну, – уже уверенно закончила она.

– Свою ближайшую жизнь вы, дорогие женщины, наперёд знаете, а меня вы в расчет не берете, вот видишь, Сашок, какая дискриминация, – тот с пониманием кивнул головой:

– А мне ранец новый покупать, да и Иринке тоже, они об этом и не думают, только и знают друг друга спрашивать, что на обед приготовить.

Через два месяца Кирилл получил развод, квартира, хозяйкой которой являлась единолично Мария Яковлевна, была закрыта до лучших времен, ведь внук опять уезжал на на вахту, а она опять оставалась в приютившем ее в тяжелое время маленьком домике с двумя внуками и Таней, своей спасительницей, а дальше.. Дальше судьба распорядится по-своему, а вот мне кажется, что.. да собственно моё мнение героев не интересует, у них своя голова на плечах. Время расставит все по местам. Не будем торопить события.

Живите по совести, мои уважаемые читатели, любите друг друга и будьте счастливы, несмотря ни на какие перипетии.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.32MB | MySQL:57 | 0,212sec