Беги, хороший, беги

Пёс стоял и смотрел на неё своими глазами, полными понимания. Он всё понимал. И тогда единственное правильное решение пришло ей в голову. Она обняла собаку и, сделав из платка пакетик, поместила туда две коробки лекарств. Потом написала записку и прикрепила всё это к ошейнику. Женщина обняла темно-рыжую собаку и сказала: — Ты должен. Должен отнести. Некому больше, кроме тебя…

Женщина ехала в своей маленькой машинке. Она очень спешила. Рядом сидел большой пёс, очень странного темно-рыжего окраса…

Когда-то, много лет назад, маленький щенок ткнулся в ноги её мужу. И тот не смог пройти мимо. Щенок оказался на редкость послушным и спокойным. И сообразительным не по-собачьи, а если точнее, то и не по-человечески сообразительным. Вот, только одно…

Он совершенно не лаял. И не визжал. И не выл. Он был абсолютно молчалив. Женщина и мужчина возили его множество раз к ветеринарам. Пока один, самый лучший, не сказал:

— Перестаньте! Перестаньте уже. Мне неудобно брать с вас деньги. Поймите, в конце концов, ваш пёс здоров. Он просто не хочет лаять. Не хочет. Не возите его больше никуда. Примите его таким, какой он есть.
Его назвали – Хороший. Ну, просто потому, что именно таким он и был.

Он понимал всё с первого слова или даже взгляда. Стоило только один раз показать ему, и он навсегда запоминал. Правда, необходимо было сказать:

— Хороший, принеси, пожалуйста, пульт от телевизора.
И показать на пульт рукой. И пёс очень осторожно, чтобы не раздавить, нёс его.

Слово «пожалуйста» было обязательно. Без него Хороший ничего не делал. Такая вот странность, дамы и господа.

Это был шестой член семьи. Его обожали муж с женой и их дети. Он был таким же, как и все другие люди. Вот только, молчаливый. Никто никогда не слышал от него ни звука.

Зато он обувь не грыз, провода, и ни разу не сделал свои собачьи дела в доме. Только на улице.

Он смотрел своими глазами в лицо и казалось что они были не собачьими и не человеческими, а какими-то совершенно неземными. В них был ум и знание чего-то такого, что недоступно нашему пониманию.

А потом у мужчины случился инфаркт. И необходима была срочная операция.

Вот только, выявилась аллергия на большинство известных анестезиологу лекарств. Они немедленно обзвонили все соседние больницы и в одной, километров за двадцать, нашлось одно. Выбор был невелик. Либо так, либо смерть.

Больница должна была отправить лекарство машиной скорой помощи, и женщина хотела сопровождать её. Не смогла она сидеть и просто ждать, сложа руки.

 

Посадив Хорошего в машину, помчалась к этой больнице. Зачем? Она сама не могла объяснить себе. Но не могла не поехать.

А когда она поднялась в отделение, и лекарство уже было передано водителю машины, произошло это…

Крупная авария на электростанции. Уже наступил вечер, и всё вокруг погрузилось в кромешную тьму. Женщина бежала вниз к машине вместе с водителем в мерцающем свете аварийного освещения больницы. Заработал генератор, но…

Добравшись до въезда в город, они увидели, что все дороги забиты. Проехать было невозможно. Внезапно возникшая темнота и отключенные светофоры создали неимоверные «пробки». И тогда женщина забрала лекарство и поехала в своей маленькой машинке по пешеходным дорожкам и переулкам.

Но у въезда на мост, ведущий к центру города, где находилась центральная больница, было столпотворение. Столкнулись сразу несколько машин, перекрыв движение.

Она вышла из машины и побежала. Рядом бежал пёс. Он смотрел на женщину снизу вверх. Они бежали рядом. Женщина прижимала к себе самое дорогое — две коробки с лекарствами.

Фары машин освещали улицы, на которых толпились люди. Но им нечем было помочь. Связь тоже не работала. Только бежать. Это единственное…

И они бежали. Пока она не упала. Прислонившись спиной к стене дома, она плакала, прижимая к груди две коробки. Растяжение. Встать было невозможно. Она ещё раз проверила телефон – всё бесполезно! Женщина пыталась кричать и звать на помощь, но…

В царящей неразберихе никто не слышал её. И тогда взгляд упал на собаку.

Пёс стоял и смотрел на неё своими глазами, полными понимания. Он всё понимал. И тогда единственное правильное решение пришло ей в голову.

Она обняла собаку и, сделав из платка пакетик, поместила туда две коробки лекарств. Потом написала записку и прикрепила всё это к ошейнику.

 

Женщина обняла темно-рыжую собаку и сказала:

— Ты должен. Должен отнести. Некому больше, кроме тебя. Иначе, он умрёт. Доставь лекарства туда, где он лежит. Беги, Хороший! Беги!!
И добавила – «Пожалуйста».

Пёс наклонился и лизнул её в лицо, а потом…

 

 

Потом сорвался с места и, как пуля, помчался по тёмным городским улицам…

*****
Когда мужчина вернулся домой, то обнимая своего спасителя, он рассказывал жене, детям и собравшимся родственникам и друзьям:

— Мне сквозь марево казалось, что я слышу лай. Будто, наш Хороший, лает. Представляете? Он лаял! Первый раз в жизни.
Охрана, санитарки, медсёстры, врачи и техники — все бежали за странной тёмно-рыжей собакой, дико лающей и нёсшейся по коридорам больницы. Никто не смог остановить её. Пока она не добралась до предоперационной. Там медсестра увидела большой платок, привязанный к ошейнику и записку. Мужчину успели спасти.

Вот только Хороший опять замолчал. Навсегда. Он больше не лаял. А мужчине так хотелось услышать ещё хоть раз этот звук, спасший его жизнь и вырвавший его из рук забытья.

— Ну, хоть разочек. Хороший. Хоть разочек! — просил он.
Но Хороший молчал. Он смотрел на мужчину и ничего не говорил.

Именно так. Всем казалось, что пёс должен говорить.

Хороший так и живёт в этой семье. Он всё такой же молчаливый. Но иногда…

Иногда не надо слов, и лая тоже не надо. Достаточно только взгляда.

Беги, Хороший. Беги!

***

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.37MB | MySQL:57 | 0,257sec