Тайник

— Да, я нашел двух отделочников. Нормальные, вопросов лишних не задают. Главное, в квартиру к ней попасть, тайник найдем. Человек от тебя нужен, Антиквар. — Владимир был скуп на слова, как обычно.

Немолодой человек с бородкой, к которому он обращался, потер подбородок. Может, и выгорит, попробовать стоит. Те украшения, что он когда-то видел на бабке, тянули на пару лямов.

— Ладно. Вот, Санёк пойдет. Типа бригадиром будет.

Санёк представлял из себя крепкого невысокого мужчину среднего возраста без печати острого интеллекта на физиономии. Владимир с сомнением посмотрел на него, но возражать не стал. За бригадира сойдет.

— Хорошо. Завтра встречусь с ней, скажу, что бригада освободилась и может начинать. Я позвоню, как отмашку даст. Думаю, через пару дней.

 

 

* * *

Василиса стояла посреди квартиры и думала, как пережить грядущий ремонт. Придется поселиться в спальне и туда же перетащить мебель из столовой. Кроме, конечно, монстроподобного старинного шкафа с секретером, который не пройдет ни в какие двери. Придется его выдвинуть на середину, а потом вернуть на место. А после столовой, наоборот, надо будет освободить спальню.

— Да, бабуля, завтра начнется ремонт, — прошептала она, глядя на портрет, висящий в центре столовой. — Но ведь ты же сама его хотела? Жаль, что не увидишь результата… но я сделаю все так, как мы планировали, обещаю.

Ей даже показалось, что статная дама на портрете, в мехах и драгоценностях, чуть заметно кивнула. Ничего не поделаешь. Все люди умирают, но жизнь продолжается.

Заверещал мобильный.

— Привет, Володя! Да, готова, завтра можно начинать. Я вас встречу и расскажу, что делать. Да, я отгулы взяла.

Василиса работала в библиотеке. А куда еще устроиться филологу? Зарплата никакая, зато спокойно, и директриса незлая.

Владимир, ее новый временный сосед, въехал в квартиру напротив недели три назад. По его словам, он арендовал ее на пару месяцев, чтобы переждать ремонт, который шел в его собственной квартире. Крупный, спокойный мужчина лет сорока, он нравился ей, и она понимала, что нравится ему тоже. Скромная девушка с неброской внешностью, в свои тридцать пять она уже немного забыла, как это приятно — нравиться мужчине, ходить с ним на целомудренные прогулки в близлежащий парк и беседовать за чашечкой кофе в «Старбаксе» на различные культурные темы. Давний и не слишком удачный роман отвадил ее от мужчин, а работа в библиотеке не способствовала случайным знакомствам. Недавний уход любимой бабули совсем превратил ее в затворницу, но неожиданное возникновение приятного соседа вернуло ее к жизни. Она даже сходила с ним в театр на новую постановку.

Высказанное во время одной из прогулок предложение Володи помочь с рабочими подтолкнуло ее к тому, чтобы, наконец, и ей самой сделать ремонт в бабулиной квартире. «Хватит уже киснуть», решила она, продала бабулины антикварные серьги и колье, как и планировалось, и… вуаля. Завтра начнется ремонт.

И он действительно начался. Утром на пороге возникло такое большое количество мужчин, которое привело бы ее в трепет, не будь она морально готова к этому событию.

— Василиса, здравствуйте, — приветствовал ее Володя, — Знакомьтесь. Это Александр, бригадир. А это Ильяс и Карим, рабочие.

И все компания ввалилась в квартиру. Выслушав план работ — косметический ремонт потолка, стен и пола — бригада приступила к переноске мебели, а Володя вернулся к себе, в квартиру напротив.

* * *

Эта квартира на самом деле планировалась им как штаб операции. Однако, познакомившись с Василисой пару недель назад, он стал замечать за собой странности. Вместо того, чтобы думать о том, как не проколоться с легендой, как умыкнуть заветные драгоценности и замести следы, он каждый день думал о следующей встрече с симпатичной соседкой. Миниатюрная тихая Василиса с ее милой ироничной улыбкой сильно отличалась от его прошлых брутальных пассий. Хотелось взять ее на руки и защитить от всех невзгод. Это настроение совершенно не вязалось с планом, который был разработан им и Антикваром и сегодня вступил в стадию реализации.

По плану, работяги должны были сегодня трудиться весь день и заодно простукивать стены и пол в поисках тайника, а ему полагалось сегодня ближе к вечеру зайти к Василисе, проведать ее и уточнить, как прошел первый день ремонта.

Однако все пошло не по плану.

Около трех часов дня раздался звонок.

— Володя, Володя… вы дома? — голос Василисы подрагивал от сдерживаемых рыданий. — Вы не можете зайти? У нас тут ЧП… я в панике… не знаю, что делать…

— Да, Василиса, я дома. Сейчас зайду.

Что там за фокусы?

Василиса ждала его в дверях, все так же едва сдерживая слезы и время от времени хватаясь за голову.

— Пойдемте, я все расскажу…

В столовой обнаружился огромный шкаф, вытащенный на середину комнаты, и сильно запыленный Санек, сидящий на табуретке рядом со шкафом. Вид у него был злой и озабоченный. Со стен были ободраны обои и свалены в углу. Рабочих не было.

— Что случилось? Где эти… Ильяс, Карим?

— Володя, послушайте, — голос у Василисы стал чуть тверже, она торопилась рассказать о ЧП. — Я, наверно, совершила страшную глупость. Видите шкаф? В нем есть тайное отделение, вот тут, сбоку, а в нем лежали бабушкины украшения. Они старинные, очень дорогие. Я забыла их вчера вынуть и переложить куда-нибудь, а сегодня… постеснялась при рабочих… а сейчас все-таки решилась… а их нет! Вот Александр говорит, наверно рабочие их украли и сбежали.

— То есть как сбежали?

— Я не знаю, я была в спальне… выхожу, а их нет. И украшений нет. Вы же знаете их? Они у вас работали? Не знаю, что делать… Наверно, полицию надо вызывать?

Вот так фокус. Неужели правда так глупо прокололись?

— Да, работали. Василиса, — сказал Владимир, —подожди, пока не надо полицию. Посиди, пожалуйста, тут. Санёк, пойдем побеседуем.

Они перешли через лестничную площадку и вошли в Володину квартиру.

— Санёк, что за ****? Объясни. Ты должен был работать вместе с ними и при возможности все простукивать. Как они сбежали?

— Работали! И простукивали! Я им еще утром, блин, денег посулил, велел тайник искать. Они и искали. И я типа тоже. Потом в один момент слышу, тихо как-то стало. Оборачиваюсь, а их нет. Потом эта чика выходит, че-то сбоку шкафа нажимает, и в крик.

— Звонил им?

— Да звонил… Телефоны выключены. Ты ж их знаешь? Где их искать?

— Да что я знаю… телефоны знаю, копии паспортов с регистрацией есть. Но где их искать, если они на лыжи встали… Ладно, побудь тут, пойду с хозяйкой пообщаюсь.

— Погоди… регистрация есть? Давай я смотаюсь, проверю.

— Санёк, ты что, не слышал? Сиди тут, никуда не уходи, жди меня. Я скоро.

Он вернулся в квартиру напротив. Василиса сидела на табуретке посреди столовой, зябко обхватив плечи руками и глядя в пространство. Ему вдруг, совершенно некстати, стало ее очень жалко.

— Василиса, давай успокоимся. — Он уселся напротив и мягко тронул ее за плечо. — Найдем твою пропажу, не переживай. — Он вдруг заметил, что перешел «на ты», даже не заметив этого.

Она подняла на него глаза с надеждой.

— Ты думаешь?

— Да. Расскажи поподробней про все. Что, думаешь, рабочие украли?

— Да, Саша твой говорит, они исчезли так тихо, прямо в рабочей одежде. Вон их куртки так и висят на вешалке.

— А когда ты видела украшения в последний раз? Помнишь?

— Да, помню. Неделю назад, на следующий день после того, как мы с вами… с тобой в театре были. Я бабушкин гарнитур жемчужный достала и в магазин отнесла, чтобы на ремонт деньги были. Они сразу мне заплатили.

Вот так фокус, подумал Владимир, и вспомнил Ильфа и Петрова – «стулья расползаются, как тараканы». Если твоя мама была учителем литературы, волей-неволей начинаешь думать цитатами.

— Там еще много ценностей оставалось?

— Да, да. Там еще несколько колец бабулиных, цепочки, серьги. Она говорила, это все из старых времен, антикварное, дорогое. А теперь… пусто. — Ее голос снова задрожал.

Дальнейшие расспросы показали следующее: в течение недели Василиса тайника не касалась; позавчера в квартире был сантехник из управляющей компании, возился в ванной, а Василиса тем временем пила чай на кухне, и шкаф был вне ее поля зрения; вчера вечером заходил сосед сверху стрельнуть триста рублей, Василиса уходила за деньгами в спальню, шкаф был вне поля зрения, но недолго.

Володя почесал затылок. Все три версии (сантехник, сосед, рабочие) казались ему маловероятными. Однако факт оставался фактом, футляр с украшениями исчез. Многократные попытки дозвониться до рабочих давали один результат — «абонент недоступен». И это было весьма подозрительно — до сегодняшнего дня узбеки исправно отвечали на звонки. Удалось дозвониться до диспетчера управляющей компании, однако оказалось, что сантехник Егор, приходивший к Василисе, взял вчера внеплановые отгулы. Это тоже было подозрительно.

— Володя… — вдруг сказала Василиса, — мне кажется, что украшения где-то здесь, недалеко…

— Это почему ты так решила?

— Ты, возможно, сочтешь меня сумасшедшей… но я иногда чувствую вещи… особенно те, которые бывали в моих руках. Бабушка, бывает, потеряет что-нибудь, очки, например, или книжку… а я нахожу, сразу. И на работе у нас такое много раз бывало… я не знаю, откуда это у меня, но так всегда было, с детства.

Хм. Если это правда, то получается, все-таки сосед? Володя знал его, он каждый день гулял с собакой, звали его Савелий Ильич, он уже и у Володи успел занять денег. Ну что ж, придется к нему наведаться.

Он встал, намереваясь подняться этажом выше, но в этот момент чирикнул телефон — смс. Обана! «Абонент, которому вы пытались позвонить, теперь в сети». Ильяс, похоже, включил мобильник.

— Василиса, набери скорее этот номер, не хочу со своего звонить, — он показал номер и, как только пошел вызов, схватил ее телефон.

— Ильяс, это Владимир. Ты где? Куда вы пропали? Так… так… Санёк?? Сотовые велел выключить? Нда… Ладно, молодец, что включил. Понятно. Возвращайтесь. Одежду свою заберёте.

Он вернул телефон Василисе, вышел на площадку и открыл дверь в свою квартиру. Санёк подскочил к нему с вопросительным выражением на физиономии. Нет, разговаривать мы не будем. Хук справа послал Санька в нокдаун, хук слева — в нокаут. Водрузив обмякшее тело на стул, Владимир быстро обшарил его одежду и… о, какой красивый футляр. Черный бархат, кодовый замочек.

Вот и всё. Цель достигнута. Вскрываем футлярчик, берем Санька подмышку, а ноги в руки. Ищи-свищи, Василиса. Будешь там рыдать часами в одиночестве, никому ты не нужна.

Не совсем понимая, что он делает, Владимир достал телефон и набрал номер.

— Здорово, Антиквар. Да. Облом, короче. Все нашли, но малость опоздали. Она всё продала недавно, деньги в банке. Да. Что ж, бывает… Давай.

Он плеснул водой из стакана в физиономию полулежащего на стуле Санька и, дождавшись, когда у того в глазах проявится осмысленность, шепнул ему на ухо:

— Скажешь Антиквару, что в футляре пусто было. Если че-то не то ляпнешь, Антиквар узнает, как ты кидок устроить пытался. Тебя на ремни порежут, сам знаешь. Ты въехал?

Санек молча кивнул, вытаращив глаза.

Владимир вернулся в квартиру напротив. Василиса бегала из угла в угол, не находя себе места. Он молча протянул ей футляр.

— Проверь, всё на месте?

Василиса пискнула что-то неразборчивое и, набрав код дрожащими руками, достала из футляра по очереди: три кольца с камнями, две изящных цепочки с подвесками, две броши и три комплекта сережек с бриллиантами.

— Да, да… вроде всё. Володя! — она кинулась на шею Владимиру, оставив все украшения валяться на грязной табуретке. — Как? Где они были? Как ты нашел?…

— Да неважно… — он осторожно обнял девушку, чувствуя, что боится ее случайно раздавить. — Получается, я свои же ошибки исправляю. Мы тебе другую бригаду подыщем.

— Володя… ты… как мне тебя отблагодарить?

— Ну… например, надеть фамильные украшения и еще раз сходить со мной в театр на выходных.

— Да, да, с удовольствием!

— Василиса… а ты правда вещи как-то чувствуешь?

— Да… Я чувствовала, что украшения недалеко. Правда, не знала, найдутся ли.

Хм, интересно. Такой талант может пригодиться.

Автор рассказа: Игорь Метальский

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.29MB | MySQL:57 | 0,157sec