Ася

Оглядываясь назад, всё больше убеждаешься, что жизнь человеческая прекрасна именно в своей непредсказуемости. В своей переливчатой изменчивости, регулярной смене картин, декораций и актёров.

Так думает Ася сейчас, наблюдая из автомобиля за мелькающим в окне сочным и ярким пейзажем, тщательно выписанным золотой, совсем ещё юной осенью. Эта дорога, петляющая почти у самых гор, всегда настраивает её на романтический лад. За рулём младший сын. Рядом, на пассажирском сиденье — старший. Они едут домой. Так она всегда называет село, в котором родилась и выросла, несмотря на то, что вот уже двадцать пять лет живёт в городе. С тех пор, как не стало отца, мама всё чаще болеет, и управляться с хозяйством, ей всё тяжелее. Маму, скорее всего, нужно будет забирать в город.

 

 

Хотя и сейчас есть кому помочь, младший брат с женой и детьми живут в родительском доме. Да и из города сёстры с племянниками навещают так часто, как только могут, ведь Ася из многодетной семьи, но мама давно сказала, что жить, после того, как станет слабой и немощной, будет только с Асей. А родительское слово в их доме было и остаётся законом.

Собственно, никого это пожелание не удивило. Это вполне предсказуемо и закономерно. Ася с детства была в их семье кем-то вроде третейского судьи. Справедливым и рассудительным голосом разума и добра. Даже в раннем возрасте к ней прислушивались, прибегали за утешением и советом. Её мягкий и ненавязчивый авторитет признавался даже старшими братьями.

Не явилось неожиданностью и то, что Ася стала учителем. Это решение вполне осознанно она приняла ещё в первом классе. И даже тогда оно мало кому казалось чем-то детски-незрелым и временным. Такая она Ася. Стройная, невысокая, с подчёркнутой широким поясом тонкой талией.

Она смотрит в окно и думает, о том, как быстро летит время. Ей уже сорок два… Такое ощущение, что с каждым годом, время слегка убыстряется. Времена года, радостные и печальные события, ежедневная, шквальная порция новостей, день и ночь, сменяют друг друга быстрее калейдоскопной мозаики, которую выстраивает неумолимая рука времени.

Нет, нет, Ася улыбается своей мягкой, светлой улыбкой. Ей всего лишь сорок два… И она едет домой. Точно так же, как пять, десять и двадцать лет назад. Впереди сидят два её сына. Дочь с мужем и новорожденным ребёнком живут в соседнем городе, а ещё один сын — в Москве. Да, у хрупкой, немногословной Аси с осиной талией — четверо детей. И пока один крошечный внук.

Сейчас она увидит маму, любимого брата, невестку, своих двух племянников и когда обнимет их всех, вдохнёт незабываемый, самый лучший запах родного дома, снова почувствует себя юной, полной радужных надежд девочкой, затаившей дыхание в предвкушении счастья.

Разве тогда, двадцать с лишним лет назад могла она хотя бы отдалённо представить, как сложится её жизнь?! Да и кому это под силу? Хотя теперь она уверена, что всё к лучшему. Сейчас она войдёт в калитку, пока сыновья будут загонять машину, пройдёт по широкому, чисто подметённому, асфальтированному двору к дому, а навстречу уже мама — в вязаной жилетке и новом байковом халате с жёлтыми тюльпанами по тёмно-синему полю, который удивительно ей идёт. Она качает головой, так как ей кажется, что дочь снова похудела, хмурится и улыбается одновременно. Так умеет только её мама. И так тепло станет внутри, так хорошо и уютно, что Ася в сотый раз подумает: «Как же здорово быть дома».

Как мама чувствует, когда Ася подъезжает к воротам, уму непостижимо. Точно так же она встречала её и других своих детей, когда они возвращались из школы… И потом, когда учились или работали, и приезжали домой на каникулы и во время отпуска… Только в этот раз у Аси всего лишь сутки, с неполной субботы на воскресенье, ведь учебный год уже начался.

Вот сейчас она войдёт, а мама хоть и знает, что она должна приехать, но всплеснёт радостно руками, будто не ожидала, засветится глазами и поспешит к ней, приговаривая: «Асюта, дочка, приехала».

 

 

Машина повернула к родительскому дому. Ася смотрит на спины своих мальчиков и обнимает их за плечи. Младший быстро поворачивается вполоборота и целует её руку. Хорошо, что сейчас из всей тройни только он один. А то они непременно устроили бы целовальный марафон, эта троица такая. Без поцелуев жить не могут до сих пор.

Ася улыбается и вспоминает, как маленькими они бегали по квартире, пока она проверяла тетрадки, или писала планы на завтра, и по очереди подбегали, чтобы поцеловать её. Это был ежевечерний, многократный ритуал. Она не всегда даже различала, кто подбежал и чмокнул её только что.

— Зацелованная в пух и прах, — шутит Ася иногда.

Сдержанной, рассудительной Асе, воспитанной в мусульманской семье, подобное проявление чувств вначале казалось чрезмерным, и она даже пыталась каким-то образом этому препятствовать. Но не тут-то было. Противостоять бесконечным поцелуям и объятиям оказалось просто невозможно.

— Силы слишком неравные, — сдавалась она, — трое против одного.

Старший посмеивается над братом, но сам незаметно прижимается колючей щекой к её ладони… Как же она счастлива. Сидела бы так бесконечно. Остановись время…

*********

— Как же ты теперь, дочка!!?? — причитала мама, когда узнала, что Руслан, зять ушёл из семьи.

— Обыкновенно, как все, — в ответ Ася пожимает плечами, вспоминая, кого из троих младенцев покормила, а кого ещё нет. Чтобы понять, кто остался голодным, хватает секунды. В этот раз недовольно морщится, собираясь закричать, и открывает ротик, как птенец — Маратик.

— Четверо детей, — всхлипывает мать, — и ты одна, Асюта, одна… Женщина качает головой, заправляя под платок, выбившиеся седые волосы, — подлец он, негодяй муж твой… Ничего, Аллах он всё видит, не будет счастлив такой человек никогда, — она качает в огромной коляске двоих детей, пока Ася кормит третьего, и жестом показывает старшему сыну Аси — Славику, заглядывающему в щёлку двери, что входить пока нельзя.

— Что ты говоришь, мама, — пугается Ася, — он же отец моих детей… Кто виноват, что человек слаб… Он испугался… Не каждый мужчина способен прокормить такую большую семью. Тем более, врачи о двойне говорили, Дианка всё время пряталась за братьями, а тут раз, и трое. Руслан просто растерялся, он не был готов, понимаешь?

А ещё мать его всё время клевала, мол, что ты делаешь, зачем тебе это ярмо, ты не справишься, ты надорвёшься, ты станешь заложником собственной семьи…

Мама Аси упрямо качает головой и тихим, яростным шёпотом, оглядываясь на дверь, произносит гневную тираду на их родном языке.

*********

Ася вздохнула. Маму, конечно, понять можно. Ей обидно за дочь и внуков. Но она простила Руслана почти сразу. У неё не было злобы, или тем более, ненависти к нему. Ни тогда, ни теперь. Разве что лёгкое разочарование и недоумение, вызванное попыткой ответить самой себе на вопрос: зачем этот человек вообще женился? Ему следовало послушать свою маму, как он, собственно, делал это всегда, которая была категорически против их брака. Хотя с другой стороны, у Аси тогда не было бы её чудесных детей.

Ася не понравилась будущей свекрови с самого первого дня. Маленькая, щуплая, невзрачная. Такой ей показалась невестка. Да как она детей рожать будет?! К тому же — школьная учительница. Станет ещё командовать, не дай Аллах, Русиком. А он — единственный сын… Радость, услада и надежда матери. Рослый, красивый, сильный, умный — да за такого любая пойдёт. И не пойдёт даже, побежит! Какие девушки у него были! И что он нашёл в этой пичужке? Всегда понимая и поддерживая сына, который ни в чём не знал отказа, здесь женщина никак не могла согласиться с его выбором.

 

К её немалому удивлению, парень в данном вопросе проявил неожиданную твёрдость. Молодые поженились. На свадьбу мать Руслана не пришла демонстративно. Родился Славик. Молодой семье приходилось туговато, но они справлялись. Ася устроила сына в ясли и рано вышла на работу. Муж всё чаще обедал у матери, заодно жалуясь ей, что в доме у них — шаром покати. Да и домом никто не занимается, потому что Ася или в школе, или с ребёнком, или проверяет тетрадки, — добавлял он и попутно нахваливал мамину стряпню.

После таких визитов, свекровь иногда звонила и отчитывала невестку. Она говорила о том, что та намеренно морит её сына голодом и интересовалась зачем она выходила замуж, если не собиралась всю себя посвятить мужу и детям. Асе было обидно до слёз. Да, жили они небогато, однако в доме у них никто не голодал. Она не знала, как реагировать, потому что никогда с таким не сталкивалась. Ей даже не приходило в голову спросить у мужа, зачем он так поступает. Наоборот, считала, раз жалуется матери, значит ему плохо. Никто не станет поступать так от хорошей жизни. Она винила во всём себя. И вспоминала слова свекрови, которыми та неизменно оканчивала любой разговор:

— Ты недостойна моего сына, и ты не можешь не видеть этого… Вам не нужно было жениться…

— Но ведь у нас ребёнок, — слабо возражала Ася. Ответом ей чаще всего были короткие гудки.

А через три года на свет появилась тройня! Два мальчика, однояйцевых близнеца и их сестричка. Долгожданная доченька о появлении на свет которой, никто не имел представления.

— Ну разве это не чудо?! — спрашивает Ася просто так, наверняка превосходно зная ответ.

Забирать Асю из роддома с тремя новорожденными приехала почти вся её большая семья. Мужа среди них не было. Асе сказали, что он заболел. Как ей потом объяснили, мать и сёстры боялись, что узнав о предательстве, у неё тут же пропадёт молоко.

— Ещё чего, — отозвалась Ася, когда всё-таки ей стало это известно, — вон у меня какая команда, — и кивала на три одинаковых свёртка, и стоящего рядом трёхлетнего Славика, — если и я сейчас запаникую… И не окончив мысль, непринуждённо махала рукой.

*********

Дети выросли. У всех высшее образование, мальчики работают, а дочь в прошлом году вышла замуж и недавно родила.

— Внук у меня, — счастливо улыбается Ася, — пока один. В конце сентября женится старший сын. Двое младших пока не планируют обзаводиться семьями, сначала нужно заработать на жильё.

И заработают, — уверена Ася. Они у неё такие. Целеустремлённые и рассудительные. Делают своё дело спокойно, без суеты. Дианка — она другая… Но она ведь девочка, — улыбка снова озаряет лицо.

Ася не может удержаться от улыбки, когда говорит или думает о своих детях. Лицо её в этот момент озаряется и становится одухотворённым и прекрасным. В глазах столько любви и добра, что кажется, их можно прикладывать к душевным ранам. Глядя на неё, становится понятно, почему её так любят ученики.

— Я очень счастливая, — твёрдо говорит она, — у меня самые лучшие дети… Мне вообще очень повезло в жизни, ведь я занимаюсь любимым делом, а это очень важно. Вот сейчас перевезу маму к себе, будем все вместе собираться чаще.

*********

Люди часто удивляются, как же ей удалось одной поднять четверых детей. Иногда она и сама задумывается об этом…. И не может вспомнить, чтобы ей было особенно трудно. Нелегко бывало, разумеется. Часто не успевала, уставала так, что иногда засыпала сидя над тетрадями, и это было. Но жаловаться или считать, что ей выпала тяжёлая доля, до этого никогда не доходило. Даже в самые трудные минуты. Конечно, как сложится жизнь даже и предполагать не могла, но почему-то всегда втайне была уверена, что у неё и у детей всё будет хорошо.

— Так и происходит, — говорит Ася и улыбается одними глазами. Она совсем не шутит, и нисколько не сомневается в этом. Ася принимает жизнь со всем её разнообразием, нежданными сюрпризами, крутыми поворотами, гримасами и улыбками. И кажется, что жизнь, в свою очередь, тоже принимает Асю, как своё удачное и светлое творение. Полностью, и без остатка….

*********

Несколько лет назад Диана время от времени стала встречаться с отцом. Братья, категоричные и гордые, восприняли это в штыки, требуя от девушки немедленно прекратить общение. Единственный человек в семье, который поддержал её в этом, была Ася.

— Я видела его как-то, — рассказывает она, — мы поговорили… Он женился на состоятельной женщине с ребёнком, которую одобрила мать. Общих детей у них нет. Она старше его. Он занимает какую-то незначительную должность в её фирме. Сын этой женщины его не уважает, считает приживальщиком и охотником за деньгами обеспеченных дам. Сам Руслан как-то обмельчал и потускнел. Как будто полинял. Сколько радости в его теперешней жизни? Такая ирония судьбы, ведь узнав о Дианочке, он окончательно принял решение уйти, а пожалела его только она одна… Нет, я не против, что они с Дианой общаются. Всё же он отец, родная кровь… Нужно, мне кажется, в любой ситуации оставаться людьми…

Она показывает фотографию, где совсем недавно кто-то сфотографировал её с детьми. Трое высоких, симпатичных парней рядом со стройной, длинноволосой девушкой. У неё мягкий взгляд и светлая улыбка её матери. А в центре — надёжно защищённая со всех сторон самой чистой и бескорыстной любовью, стоит она, Ася. Маленькая, хрупкая женщина, освещённая нежным, сентябрьским солнцем.

*********

Ася всегда была уверена, что жизнь её сложится хорошо. Может быть, ещё и поэтому, никогда ни о чём не жалела.

Она тихонько открывает калитку и входит в их большой, чистый двор. Ровно через пять секунд распахивается дверь и с крыльца доносится:

— Асюта, дочка, приехала…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.4MB | MySQL:57 | 0,268sec