Ася, Мася и Брррямс!)

Татьяна обула тапки, по виду, совсем новые и прошла за хозяйкой на кухню. Там, на большом круглом столе, покрытом кружевной белоснежной скатертью были расставлены самые различные яства из Танюшиного детства. Челюсть Татьяны Сергеевны «щелкнула» о столешницу, глаза «разбежались», а губы сами собой произнесли:

-Ваууууу!
Надежна Андреевна улыбнулась, поставила на стол две огромные кружки с ароматным чаем и жестом пригласила гостью к столу.

Татьяна присела на удобный стул и, как в детстве, пододвинула к себе кружку кончиками пальцев.

-Угощайтесь, Танечка. Я вот не знала, что вам понравится, поэтому напекла всякого, но, что мы не съедим, Витюша докушает, сказал, забежит сегодня после секции.
-Внук? – прихлебывая чай и выбирая взглядом угощение, спросила Татьяна.
-Витюша спорррртсмен! Каррратист! – напомнил о себе Павел Сергеевич, схватил хрустящий орешек с кремом и ретировался на верхний кухонный шкаф.
-Эх, Пашка! Я смотрю, ты оклемался? Опять лапочешь.
-Шарррлотку ешь! Бомба!
Перед Татьяной появилась большая тарелка, на которой лежал огромный кусок пирога с румяной корочкой посыпанной сахарной пудрой. У Татьяны потекли слюнки… Попробовав немножко, уже не смогла оторваться, пока не прикончила его весь.

-Павел Сергеевич, а вы хорошо устроились! Летаешь — где хочешь, кормят тебя — всем, что любишь. Ты бы спросил у своей хозяйки, может она и меня удочерит?
-У нас кваррртира маленькая! Нас тут уже 8! – ответила птица, но Татьяна почему-то услышала Зину…
-Спасибо огромное! – сказала Таня хозяйке и протянула ей пустую тарелку. Под тарелкой лежал конверт. Таня сразу все поняла и быстро опустила тарелку на место.
-Ой, а расскажите, как у вас оказался, этот плохо воспитанный птиц? – Таня хитро посмотрела на какаду.
-Павел Серрргеевич, галантный кавалеррр! Танька Стерррва!
Надежда Андреевна положила гостье хворост, пончики, политые вареной сгущенкой и пару огромных эклеров с заварным кремом.
-Павлуша сказал, вы их любите…
-Обожаю! – искренне ответила Таня и принялась за угощение.
Надежда Андреевна, подлила еще чаю и начала свой длинный рассказ. Ничего не утаила. Выложила как на духу. И про соседку, и про документы.

Татьяна Сергеевна молча слушала, иногда улыбалась, иногда хохотала во весь голос. Перебивала, и дополняла бабулькин рассказ, своими воспоминаниями, об этой уникальной, во всех отношениях птице. Со стороны можно было подумать, что на кухне беседуют две родственницы, которые очень давно не виделись.

-Ой! Мне, наверное, муж обзвонился! – женщина метнулась в коридор, за оставленным там рюкзаком.
Проверила мобильный. И положив сумку себе на колени, продолжила внимательно слушать. Пока тетя Надя вела свое повествование, Татьяна незаметно нашла в своей сумке бумажник, отсчитала несколько портретов Франклина, тихонечко вытащила из-под тарелки конверт, тихонечко положила в него деньги и также тихонечко вернула на место…

Хлопнула входная дверь. Татьяна опустила рюкзачек на пол.

-Витенька! – Воскликнула Надежна Андреевна. – Иди, быстро мой руки!
-Бабуся! А где Пашка? Его же не увезли? – кричал с порога подросток. –Тетенька взяла деньги?! Павел Сергеевич дома?
-Дома, Витенька! — Понурив взгляд, ответила пенсионерка и водрузила на стол еще одну тарелку и кружку.
-Дррруг! Дррруг! Витя коррреш! Витя прррринес компьютерррр.
-Нет, Павел Сергеевич, извини! Я ноутбук дома забыл. Торопился очень.
-Ррррраззява! – ответила птица и приземлилась Вите на голову.

 

-Таня! – улыбаясь как можно естественнее, сказала Татьяна и протянула мальчику руку.
-Виктор! – ответил мальчишка и крепко сжал ее ладонь, одарив молодую женщину, серьезным взглядом.

-Итак, о главном! – начала Татьяна Сергеевна. – Я, если, честно, вообще не понимаю, зачем приехала. Участковый этот, ваш, ничего толком не объяснил. Поняла только, что птица наша в беде… Приезжаю, а тут… Как в детстве… Пироги и пирожные. Кажется, вот сейчас папа откроет двери из кабинета и скажет:
«- Танюша, опять ничего не ела? Кусочничаешь?»
… А, я отвечу…
«-Что вы, папа´? Я уже отобедала.»
… а сама спрячу за спиной бутерброд и начну пятиться к двери. А Пашка пролетит над головой и как заорет:
«-Вррруша! Вррруша! Серррвелат она жрррет!»
И мама, конечно, выйдет из кухни:
«-Татьяна! Сколько раз говорить, что обязательно нужно есть горячее? Хотя бы раз в день.»
…И упрет руки в бока. И вот я, вздыхая, плетусь на кухню. А на улице Димка, в машине, и билеты в кино… Я — ем. Он – ждет…
Таня всхлипнула.

— Уютно у вас… И не переживайте так, пожалуйста! Не буду я Павла Сергеевича забирать. Вон как ему хорошо! С вами… Только как вы здесь все помещаетесь? Для восьми-то человек, маловаты апартаменты.
Витя рассмеялся.

-Вообще-то бабуля одна живет. Ну, я иногда прихожу. Хотя… если всех посчитать… Да. Восемь получится.
Тут из комнаты, в кухню, вплыли два облака. Серое, в розовую полоску и белоснежное. Кошки. Барон и Плюша.

-Нифига себе! – только и смогла произнести Таня.
Следом за кошками, в кухню вкатились еще три облачка. Два беленьких и одно плюшево – серое.

-Ася! Мася! И Бррррямс! – пафосно объявил Павел Сергеевич.
Последний котенок, в подтверждении своего имени, поскользнулся на полированном полу и, проехав метра два вдоль стены, врезался в кошачьи миски, которые с грохотом разлетелись в разные стороны.

-Брррямс! – констатировал попугай.
Все засмеялись.

-Танюша! Но если вы оставляете нам Павлушу, то возьмите у нас Масика, маме, на дачу! Очень хороший мальчик. Воспитанный.
-Неееет! – продолжая хохотать, ответила Таня. — Я возьму, конечно, но только, вот этого! – женщина встала, взяла на руки мокрого, перемазанного кормом котенка и прижала к себе. –Пусть веселит моих пенсионерок. Брямсик.
Тут ее взгляд упал на часы. Из маленького окошка, крошечного домика, висящего под потолком, «вылетела» кукушка и прокуковала ровно семь раз.

-Странные часы! — удивилась Татьяна. — Почему раньше молчали?
-А они так настроены. Два раза в день кукуют! В семь утра — вставать пора. В семь вечера — сериал начинается.
-Ой! У меня же паровоз через два часа. Есть у вас тут зоомагазин поблизости?
-Зачем? Корм в дорогу я вам дам. И переносочку небольшую. Сергей, в ней, маленькую Плюшу домой принес.
Надежда Андреевна засуетилась. Павел Сергеевич летал под потолком и кричал:

— Карррамба! Свистать всех на веррррх!
Через полчаса подъехало такси, и Витя, вместе с Надеждой Андреевной, отправились провожать Татьяну домой.

***

А следующим летом, Витюша и Тетя Надя, отдыхали под Санкт Петербургом, на даче у Татьяны Сергеевны. А я, целых две недели, ходила кормить обиженную на весь мир птицу, и Плюшу с Бароном. Как и положено – три раза в день. А что бы Павел Сергеевич не скучал, подарила ему маленькое радио, которое работало постоянно…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.25MB | MySQL:57 | 0,160sec