А все думали, что они счастливы…

Катерина выросла в семье, где было пятеро детей. Мы с ней знакомы с самого детства. Сколько ее помню, столько помню, как ее мама всем рассказывала, как прекрасно быть многодетной мамой. Какая счастливая у них семья. Но она всем врала.

Все соседи и знакомые были уверены, что они живут дружной семьей. И это не удивительно. В их семье были жесткие правила, которые нельзя было нарушать. За это детей сильно наказывали. И одно из них звучало как «Не выносить ссор из избы».

Не дай боже, чтобы хоть кто-то из детей был капризным на людях или попытался высказать что-то родителям или даже старшим сестрам. Катя была как раз старшей. И все обязанности по дому ложились на ее плечи.

Мы дружили с пяти лет. И даже я лет до восьми не знала, что происходит в их семье. Пока у нее не родилась первая сестренка. Тогда моя восьмилетняя подруга резко превратилась в молодую маму. Она постоянно таскала за собой сестренку. Сначала мы вместе гуляли с коляской часами напролет. Причем часто наши прогулки были не самыми безопасными. Просто мы тогда этого не понимали.

Что с нас было взять? Мы были совсем маленькими. Благо, что в итоге все хорошо закончилось.

Как только ее Ляля начала топать, она везде бегала за нами. Даже когда мы хотели побыть вдвоем или с другими ровесниками. Я сначала не понимала, почему Катюха просто не может оставить сестренку дома. Но как-то подслушала случайно ее разговор с мамой в подъезде. Мы жили в соседних. Я как раз поднималась к ней по ступенькам. Услышала, как она говорит маме:

— Пожалуйста, можно я хоть сегодня погуляю без нее. Она мне так надоела. Я даже расслабиться не могу на секунду. Вечно нужно за ней смотреть.

— Это твоя сестра. Ты должна с ней гулять. Это твоя прямая обязанность. Хватит ныть. Мы хотим с папой побыть вдвоем. Мы устаем на работе. Иди гуляй. Чтобы два часа вас не было дома. И не мамкай мне!

Поначалу мне казалось, что Катя сама хотела гулять с сестрой. Ее звали не Ляля, а Аля. Просто мы ее так называли, потому что она была совсем крохой. Мне казалось, что подруге нравится все это. Но в тот день я поняла, что не только меня достало постоянно гулять с коляской.

Я тогда не знала, как у нее это спросить. Долгое время молчала. Но как-то не выдержала. И попыталась аккуратно выспросить.

— Катюш, извини, что сразу не сказала. Я как-то услышала твой разговор с мамой. Ты говорила, что не хочешь гулять с Лялей, но она тебя заставила. Почему ты ей не объяснишь, что тебе это не нравится.

— Ты ничего не слышала. Пожалуйста, никому не говори. Меня сильно накажут. Я не могу не хотеть. Мама будет меня ругать. Если не хочешь с нами гулять, не гуляй. Я не обижусь. Только никому ничего не говори.

 

 

Я ее тогда не бросила. Мы уже успели сильно привязаться друг к другу. Когда Кате стукнуло 10 лет. К Ляле прибавился новый братик. Его назвали Антон. И все началось сначала. Мы снова гуляли с коляской после школы. Забирали ее сестренку с нами на прогулки. Мы были как одна семья. Только очень странная. Будто семья, в которой нет родителей.

Потом была еще сестренка Лера через два года. И еще через полтора года братик Паша. Будто бы родители гнали детей из дома, чтобы плодить новых детей, которые им тоже потом будут не нужны.

Кате было все сложнее справляться с кучей «своих» детей. Я ей помогала с домашними заданиями, чтобы она хоть в школе не скатилась на одни тройки. Но это была мизерная помощь.

Как-то ее родители уехали из дома на три дня. Она позвонила мне и попросила зайти в гости. Тогда младшему Пашке было 2 года. Всех нужно было накормить, искупать, переодеть, да еще и дома убрать. Не дай бог, родители вернутся, а дома бардак. Она ничего не успевала.

Я ей помогала, как могла. Но даже нам двоим девочкам-подросткам сложно было справиться с шумной оравой малолетних детей. Причем старшую сестру они вообще не считали нужным слушаться. Ибо родители ее постоянно унижали и ругали при них. Они с ней обращались хуже, чем с Золушкой из сказки. Хотя по-своему все же любили.

В те дни я поняла, в каком аду она жила все эти года. Я совсем не удивилась, что сразу после школы Катя сбежала в другой город на учебу. И домой она потом почти не возвращалась. Я тоже уехала, но в другой город. Мы редко виделись. Общались по телефону, писали письма, отправляли фотки. А потом появились социальные сети.

В прошлом месяце я ездила в гости к родителям. Видела ее младшего брата. Он с семи лет жил с бабушкой, которая вышла из тюрьмы. На него смотреть было жалко. Другие дети тоже мало чего добились. Ляля вышла замуж и сама стала своей мамой. То есть нарожала кучу детей от разных мужей. Антон сидит. Лера куда-то уехала. Про нее никто ничего не знает. Остается только надеяться, что она в порядке.

Сейчас уже все видят, какой «счастливой» семьей они были. Но тогда, в годы ее детства, даже учителя в школе ей не верили. Когда она засыпала на уроках. Когда не успевала делать уроки. Когда пару раз теряла сознание от обезвоживания. Никто не знал, в каком аду она жила.

Когда они с родителями демонстративно выходили на прогулку или за покупками пару раз в месяц, всем казалось, что они идеальные. Все улыбаются. Держатся за руки. Дети послушные и смирные. Но как только закрывались двери их квартиры, все становилось на свои места. Мама и папа бездушные тираны, которым нравится только делать детей, но не воспитывать их и не заботиться о них.

Старшая Катька тянула на себе всех детей, сколько могла. Но потом поняла, что это не ее обязанность. Как только она уехала, все полетело в тартарары.

Мне жалко Катюшу. Ее так напугали материнские обязанности в раннем детстве, что она до сих пор боится или не хочет заводить собственных детей. И ведь ей уже 35. Лично я больше не могу смотреть на многодетные семьи и верить, что за дверями их дома царит любовь, уют и взаимное уважение.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.56MB | MySQL:47 | 0,086sec