А в колодец плевать все-таки не стоит

Выходя замуж за Бориса, Ангелина знала, что он разведен и что у него от первого брака есть двое детей: семилетняя Кристина и пятилетний Арсений.

 

 

Борис расстался с бывшей женой – Ириной – за год до того, как познакомился с Ангелиной. Поэтому ни Ирина, ни дети, ни другие его родственники к Ангелине претензий иметь не должны были.

Но это только в теории, а на практике оказалось совсем по-другому.

Первой, кто сказал «фи!» в адрес Ангелины, стала мать Бориса.

Когда сын привел Ангелину, чтобы познакомить с родителями, будущая свекровь открыто продемонстрировала девушке свое пренебрежение и была столь негостеприимна, что не предложила сыну и гостье даже чаю.

Конечно, Ангелина расстроилась, но Борис ее успокоил:

– Слушай, мы будем встречаться с матерью от силы два-три раза в год, не хочет общаться нормально – пусть дуется.

Своей квартиры у Бориса не было, он и с Ириной жил в двушке, которая принадлежала ее родителям. Поэтому после регистрации с Ангелиной они стали жить у нее. Девушка, в отличие от Бориса, к двадцати семи годам уже обзавелась своим жильем.

Еще до того, как дать согласие Борису, она решила обсудить с ним вопросы, которые касались его прошлой жизни.

– Я понимаю, Боря, что ты любишь своих детей и продолжишь с ними общаться и поддерживать их материально. Но давай сразу договоримся, что это твое прошлое. Твое, а не наше. Я не хочу быть в курсе того, что происходит в твоей бывшей семье, не хочу знать об их проблемах и тем более принимать участие в решении этих проблем. Не рассказывай мне, пожалуйста, как учится твоя дочка, как классно играет в футбол твой сын. Я этого знать не хочу. И последнее: пожалуйста, никогда не приводи их в квартиру, где мы будем жить.

Сначала Ангелина хотела сказать «в мою квартиру», но потом выбрала более «щадящий» вариант.

Борис с ней согласился. Обычно он встречался с детьми два раза в месяц по выходным. Где это происходило и что они вместе делали, Ангелину не интересовало.

Прошло уже около года, когда молодая женщина поняла, что она беременна. Для Бориса чувство отцовства не было новым, поэтому он отнесся к этому довольно спокойно, чем очень расстроил Ангелину.

– Боря, скажи честно, ты не рад? – спросила она у мужа.

– Конечно, рад. Просто я уже дважды проходил через это, и понимаю, что, кроме радости, нас ждет много забот и хлопот, – ответил он.

– Но это будут счастливые хлопоты, – сказала Ангелина. – Только знаешь, давай пока не будем никому ничего говорить, особенно твоей матери.

– Хорошо, – согласился Борис, – кстати, в субботу у нее день рождения, она звонила, приглашала к трем часам. Надо бы подарок выбрать.

– Это ты сам, я вкусов твоей мамы не знаю. Да к тому же мне кажется, что если она узнает, что подарок выбирала я, то точно раскритикует его. И вообще, может, ты сходишь один? Я не думаю, что она сильно расстроится, если я не приду. А я с большим удовольствием посидела бы дома в тишине и покое.

– Не выдумывай, пойдем вместе. Там будут все наши родственники, с некоторыми ты еще не знакома – хороший повод познакомиться.

Но Ангелина была права – ее там никто не ждал. Как только они вошли в квартиру, в прихожую выбежали дети, бросились к Борису и, схватив его за руки, потащили в комнату.

Ангелина осталась стоять в прихожей.

– Приходи, если пришла, – сказала свекровь. – Вообще-то я только близких приглашала.

В этот момент в прихожую выглянула Ирина.

– Софья Михайловна, может, мясо уже выключить? – спросила она.

Ангелина молча повернулась и ушла.

Когда она села в машину, у нее дрожали руки, и она несколько минут посидела, чтобы успокоиться, и только потом тронулась с места. «Хорошо, что мы поехали на моей машине, а то бы пришлось сейчас такси вызывать», – подумала она.

Борис вернулся домой через полчаса после жены.

– Я не знал, что мать пригласит Ирину, – пытался оправдаться муж.

– И поэтому ты бросил меня в дверях, – сказала Ангелина. – Я ведь, как чувствовала, что мне не стоило туда ходить.

Больше Ангелина с родственниками мужа старалась не встречаться.

Никто из них: ни свекровь, ни сестра Бориса, ни многочисленные двоюродные сестры и братья – даже не поздравили Бориса с рождением сына.

Ангелину это устраивало – ей своей родни было вполне достаточно. Маленькому Егорке надарили подарков, а мама и младшая сестра в первый месяц приходили почти каждый день, чтобы помочь с ребенком, да и потом, если Ангелине надо было в парикмахерскую или к врачу, няньки всегда находились.

А вот единственный раз, когда Борис обратился к своей матери с просьбой, касающейся жены и сына, та отказала ему.

То лето было настолько жарким, что асфальт плавился под ногами прохожих. Ветра почти не было, стояла духота. Борис попросил у матери позволить Ангелине с Егором хотя бы неделю побыть на даче. Так вышло, что у ее родителей дачи не было.

– Еще чего! На моей даче мои внуки отдыхают, а всяких приблуд мне здесь не нужно, – ответила свекровь.

Борис с трудом нашел и снял для семьи небольшой домик у реки. Чтобы не оставлять Ангелину с годовалым сыном одну, он жил с ними и каждый день тратил по полтора часа, чтобы добраться до работы.

С матерью после этого он не общался почти год.

Но, как говорится, земля круглая, и ты не знаешь, откуда тебе может прилететь.

Однажды в пятницу, рано утром, около шести часов, Борису позвонила Ирина.

– Меня в больницу забирают, говорят, что аппендицит. Дети дома одни – отвези их к своей матери, – сказала она.

На работу Борису надо было к девяти, поэтому он тут же вскочил и, не позавтракав, отправился на квартиру Ирины. По дороге позвонил матери, чтобы предупредить, что сейчас привезет детей.

Но та сразу отказалась:

– Я почти всю ночь не спала, у меня давление высокое, я сегодня с ними не справлюсь – они очень шумные.

Борису ничего не осталось делать – он привез детей к Ангелине.

– Мы, кажется, с тобой договаривались, – напомнила ему жена.

– Я все помню, но ситуация безвыходная: Ира в больнице, ей уже, наверное, операцию сделали, а мать болеет. Куда мне детей везти? Я тебя очень прошу – первый и последний раз. Пожалуйста! Они еще не завтракали.

Борис уехал на работу.

Ангелина пошла на кухню готовить завтрак. Сварила овсяную кашу, сделала бутерброды с сыром, налила какао и позвала детей к столу.

Попробовав кашу, Кристина скривилась:

– Мы такое не едим! Нам мама на завтрак блинчики или сырники с вареньем делает.

– У меня нет времени на блинчики. Сегодня на завтрак каша, — ответила Ангелина.

Девочка взяла тарелку и перевернула ее. Каша оказалась на столе. После этого она засунула бутерброд в чашку с какао и вышла из-за стола:

– Сама ешь эту гадость.

Младший брат повторил все за сестрой.

– Ну, что, значит, позавтракали, – сказала Ангелина.

Она взяла телефон и сфотографировала перевернутые тарелки и разбухшие в чашках бутерброды. После этого навела на кухне порядок и занялась Егором. Ему вчера сделали прививку, и у малыша поднялась температура, поэтому он капризничал.

Когда подошло время обеда, Ангелина налила в тарелки суп и снова позвала Кристину и Арсения к столу.

Мальчик взял ложку, кусок батона и стал есть.

– А ты почему не ешь? – спросила женщина Кристину.

– А она целую шоколадину съела, а мне не дала, – ответил Арсений.

Кристина улыбнулась и снова перевернула тарелку. Суп разлился по столу.

Тем временем Арсений съел суп, и Ангелина поставила перед ним второе – картофельное пюре с котлетой.

– А мне второе? – спросила Кристина.

–А ты еще первое не доела, – спокойно ответила Ангелина.

Девочка вскочила и вылетела из кухни.

Арсений тем временем выпил чашку клюквенного киселя и тоже ушел в комнату. «Говорить спасибо их, видно, никто не учил», – подумала Ангелина.

Она сфотографировала опрокинутую девочкой тарелку и стала кормить Егора. Сразу после этого ей позвонил Борис:

– Что там у вас происходит? Кристина вся в слезах позвонила бабушке и сказала, что она сидит голодная — с утра ничего не ела.

Ангелина объяснила ему ситуацию и отправила фотографии.

– Но нельзя же ребенка целый день держать голодным! Испекла бы им блинчики! – возмущенно воскликнул муж.

– У Егора температура, он капризничает. Я что, по-твоему, должна бросить своего ребенка и печь блинчики для этой маленькой хамки?! Арсений нормально пообедал. Правда, «спасибо» не сказал.

Борис отпросился с работы на час раньше и приехал домой.

– Что мне с ними делать? – спросил он у жены. – Ирину только во вторник после обеда выпишут и то, если все будет хорошо.

– Я не знаю. Если твоя мать не хочет брать детей к себе, то иди живи с ними в квартире Ирины, пока ее не выпишут. Сейчас каникулы, в школу ходить не надо, как-нибудь справитесь.

– Ну, ты хоть приготовь нам что-нибудь, чтобы я мог только разогреть, – попросил Борис.

– Нет уж! Я уже готовила для них, но Кристина мою стряпню помоями назвала. Так что давай сам. Не можешь – кругом полно кафе, столовых, супермаркетов. Не пропадете.

Выходные Борис провел с детьми, а вечером в воскресенье отвез их своей матери, объяснив, что ему надо на работу, а его жена сидеть с ними не собирается.

– Ишь ты! Не собирается! А почему, интересно? – возмутилась мать.

– А потому, что вы своим поведением сами испортили отношения. Говорили при детях всякие гадости про мою жену. Вот и результат. Как говорится, не плюй в колодец, – сказал Борис и уехал на работу.

А мать сразу принялась звонить бывшей невестке и жаловаться на сына и его вторую жену.

Автор – Татьяна В.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.2MB | MySQL:47 | 0,336sec