Когда Золушка с прицепом…

Отношения с отчимом у Артёма не заладились сразу. Катя думала, что дело было в том, что сын слишком хорошо помнил отца и тосковал по нему гораздо больше, чем она сама.

 

 

Катя рано вышла замуж, конечно же, по залету. Встречаться с широкоплечим балагуром Иваном было куда приятнее, чем быть его женой – он был грубоватым и равнодушным, а в последние годы под влиянием алкоголя еще и драчливым. Но отцом он был хорошим, в сыне души не чаял – таскал его с собой в гараж и на рыбалку, мастерил самодельный лук и учил кататься на велосипеде.

Умер Иван внезапно – разрыв аневризмы. Артему тогда было семь, и на протяжении шести лет Катя не встречалась ни с кем: работала, сыном занималась, какие уж тут свидания. Потом в ее жизни стали появляться редкие мужчины, но ничего серьезного долго не случалось, пока она не познакомилась с Борей.

Боря был полной противоположностью ее первого мужа – невысокий, щуплый в свои тридцать четыре, словно мальчишка, в очках и строгом костюме. Знакомство было банальным – Катя работала медсестрой в поликлинике, брала кровь на анализ. К обморокам, особенно у мужчин, Катя привыкла, и вряд ли бы его запомнила, если бы на следующий день он не притащился с букетом цветов и коробкой конфет.

— Вы были так внимательны, – горячо говорил он. – Обычно все так кривятся, отправляют прочь, сунув нашатырь, а вы…

Катя лишь пожала плечами – она со всеми так, это ее работа, что уж тут. А гнать человека, который себя плохо чувствует – это не дело, она всегда укладывала пациентов на кушетку, предлагала воды или даже чая, не отпускала, не удостоверившись, что все в порядке.

В общем, Боря был сражен ее добротой, а она – его щедростью и серьезностью, никогда в жизни она не встречала таких мужчин, как он. Боря ухаживал за ней красиво, как в фильмах, и она, уставшая от одиночества, быстро сдалась.

Но вот Артем ее второго мужа так и не принял, между двумя ее любимыми мужчинами царило холодное напряжение. Первое время Боря как-то пытался наладить отношения с пасынком, но потом бросил это дело – на все его предложения Артем отвечал грубо, высмеивая манеру отчима говорить и всеми силами показывал, что его деньги он презирает.

Боря был богатым мужчиной, и сразу же после свадьбы перевез их в свой огромный дом, устроив Артема в престижную школу.

Сначала сын был против, просился в старую, где у него остались друзья и приятели, но потом вдруг успокоился. Катя радовалась, но недолго – вскоре ей позвонил классный руководитель с жалобой на то, что Артем прогуливает уроки и нахватал кучу двоек.

Она пыталась справиться с этим сама, но сын только грубил и отнекивался. И тогда Боря вдруг вступился, попытался провести воспитательную беседу, на что сын, понятное дело, отреагировал новым взрывом недовольства.

— Катя, ты его совсем избаловала, так нельзя, – говорил Боря, когда она пыталась оправдать Артема – дескать, возраст такой, новая школа и так далее.

Теперь прохлада закралась и в их с Борей отношения – ее расстраивала его строгость к Артему, а Боря – она была уверена – злился, что за два года у них так и не получилось зачать ребенка. И Катя чувствовала себя немного виноватой, потому что ребенка ей сейчас совершенно не хотелось – в ее-то возрасте и опять все заново: пеленки, бессонные ночи, садик, школа, подростковые закидоны…

Боря все чаще стал ездить в командировки, и только в эти дни дома воцарялся относительный мир – Артем где-то шатался до позднего вечера, но всегда отзванивался ей. Вот и в этот раз Боря улетел на неделю, и они с сыном жили вдвоем, как раньше, и Катя не могла понять, нравится ей это или нет.

— Мам, ты не видела мой учебник по химии? – спросил Артем, поставив ее в тупик. Нет, дело было не в том, что она не видела этот учебник, а в том, что рвение сына к учебе выглядело странным.

— Не знаю… А где ты его в последний раз видел?

— Да без понятия. Я посмотрю в кабинете?

Не дожидаясь разрешения, он отправился в кабинет отчима, а Катя ничего такого даже не заподозрила, не до этого ей было – с утра ее что-то мутило, и она срочно пыталась вспомнить, когда в последний раз у нее были критические дни.

Вот из-за этого она ничего и не услышала – рылась в аптечке в поисках теста, обрадовавшись, что Артем крикнул, что все нашел и он пошел к однокласснику, к зачету готовиться.

— Ты чего так быстро? – начала было она, услышав хлопнувшую дверь. – Ой, Боря!

— Сюрприз!

— А я тебя и не ждала так скоро…

— Ага, любовники по шкафам спрятались, – рассмеялся он. – Ты чего такая бледная?

— Не знаю, не выспалась, наверное.

— А где наш мальчик? Шатается опять?

— К зачету пошел готовиться, – вступилась Катя.

— Ну-ну…

Пропажу заметили не сразу – Боря сначала показывал ей подарки, которые всегда привозил из командировок, потом неспешно ужинал, рассказывая Кате про поездку, и только после этого пошел проверять своих любимцев. Это совсем не вязалось с его образом, но Боря страшно любил автомобили, и у него их было три – огромный представительный джип, стильная спортивная машина и, конечно же, одна с откидным верхом, страшно дорогая, чуть ли не коллекционная и абсолютно бессмысленная в их дождливом городе.

Лицо у Бориса было такое, что Катя испугалась – что такого могло произойти?

— Катя… Машина. Ее угнали…

Она сразу все поняла. И побежала в туалет, где ее вырвало, только усилив ее недавние подозрения.

— Что с тобой? Ты заболела? – испугался Боря, тут же забыв о машине.

Это было приятно – иногда ей казалось, что машины ему куда дороже, чем она с ее неудобным сыном.

— Нормально все.

— Ладно. Катя, а не мог машину Артем взять?

Догадался…

— Не знаю… Мог, наверное. Но зачем?

— Зачем, – прорычал Боря. – Ну погоди, на этот раз я это так не оставлю! Знаешь, он должен понимать, что это преступление! Я напишу заявление, и пусть его как следует там попугают.

Катя принялась искать слова, которые могли бы отговорить мужа от этого страшного шага, и первое, что пришло ей в голову, это признаться ему в своем подозрении. Но она тут же остановила себя – стоит ли раньше времени обнадеживать? Да и вообще, стоит ли рожать ребенка от такого человека, которому машины важнее судьбы бедного мальчика?

Отговорить Борю она не смогла – он собрался и уехал, а она, бегая от телефона до унитаза, все еще мучаясь непереносимой тошнотой. Сын на звонки так и не отвечал.

Муж позвонил через час.

— Нашли беглеца. Скоро будем, – сухо сообщил он.

Дожидаясь своих мужчин, она, нашла коробочку с тестом, сделала его, после чего долго умывала лицо холодной водой. Мысленно Катя пыталась подготовить обвинительную речь сначала мужу, а потом сыну, а то и для обоих одновременно – ну сколько можно ее мучить!

Первым зашел Артем – сконфуженный и виноватый, совсем не такой, каким она ожидала его увидеть.

— Мам, прости, – пробасил он.

— И это все? – рассердилась она. – Это все, что ты можешь мне сказать?

Артем молча сопел, глядя себе под ноги.

— Я больше не буду.

— Не будет он! Ты чего хочешь, смерти моей?

— Ну я же сказал, что больше не буду…

В этот момент вошел и Боря.

— Катюш, оставь мальчика в покое, пусть идет, химию учит. А то зачет у него завтра самый что ни на есть настоящий.

Артем, воспользовавшись возможностью, шмыгнул к себе. Катя, обескураженная, смотрела на мужа.

— Ты чего? — беспечно спросил он.

— Как все прошло? – напряженно спросила она.

Борис глянул в сторону комнаты Артема, потом с видом заговорщика потащил Катю в кабинет.

— Ты представляешь, – довольным тоном сообщил он. – Этот Ромео девушку катал. Красивую такую девушку, настоящая топ-модель! Губа у нашего мальчика не дура…

В голове у Кати разом принялись раскручиваться несколько мысленных спиралей.

«Девушка? У Артема? Но ему же всего шестнадцать! Интересно, что за девушка, одноклассница? Тёма такой наивный, вдруг она просто шутит над ним?».

«Почему Борис такой веселый? Доволен, что удалось наказать Артема? Но почему меня тогда не вызвали? Или в шестнадцать лет уже не вызывают мать? Что будет с Артемом, его поставят на учет?».

«Говорить Боре про ребенка или нет? Может, он переключится и оставит Артема в покое?»

«Нет, это все же ненормально! Что там еще за девица? Наверняка какая-нибудь профурсетка! Разве приличные девочки катаются на угнанной машине?».

— Да нормально все. Катюш, не переживай! Я не писал заявление. Неужели ты думаешь, я на такое способен? Я припугнуть его хотел, да и только!

— И что, припугнул?

Боря хохотнул.

— Ой, да ладно, что мы – молодыми не были? Я вот что думаю – может мопед ему купить? Пусть катает свою девочку на мопеде…

От этих слов Кате вновь поплохело – она опустилась на кровать и схватилась за голову.

— Ты чего? И все-таки ты бледная какая-то, мне это не нравится. Ты точно нормально себя чувствуешь?

Катя отдышалась и произнесла:

— Так. Во-первых – никаких мопедов! Во-вторых – ты немедленно расскажешь мне, что там за девочка. И нечего его покрывать!

— Ну Катя, – расстроено протянул Боря. – Мопед – это же так круто, я так в его возрасте хотел себе…

— В-третьих, – перебила его Катя. – Я здорова, но, кажется, скоро у тебя будет новый объект для воспитания.

Борис смотрел на нее непонимающим взглядом, а потом вдруг до него дошло, и он издал такой крик, что даже Артем прибежал из своей комнаты.

— Что у вас тут происходит? – с подозрением спросил он.

Борис подхватил Катю на руки и сообщил:

— Во-первых, мама согласилась на мопед, а, во-вторых, скоро она родит тебе сестренку!

Катя хотела было сказать, что ни на какой мопед она не соглашалась, но удивление и радость, появившиеся на лице сына, были такими непривычными, она уже и забыла, когда видела у него подобную счастливую улыбку.

— Мам, правда?

— Ладно, – проворчала Катя. – Но если ты разобьешься, домой можешь не приходить!

— Да я не про это. Я… Про сестренку.

Катя кивнула, и сын, ее внезапно выросший мальчик, расплылся в еще большей улыбке, бросился к ней и тоже обнял.

— Это здорово, мама, – сказал Артем.

А Катя подумала – ладно, пусть покупают свой мопед. Раз уж он им так сильно нужен…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.6MB | MySQL:47 | 0,125sec